HomeРазноеНематоды у человека что это такое: 18 признаков наличия паразитов в организме человека

Нематоды у человека что это такое: 18 признаков наличия паразитов в организме человека

Содержание

О наиболее часто встречающихся гельминтах, которые передаются с пищевыми продуктами

Роспотребнадзор напоминает, что существует огромное количество разнообразных паразитов, которые могут существовать во внутренних органах человека или населять его кожу и волосы. В том числе такими паразитами могут быть и гельминты.

Гельминты — общее название червей-паразитов, обитающих в организме человека, других животных или растений.

Согласно статистическим данным Всемирной организации здравоохранения, в мире более 4,5 млрд. человек заражены различными паразитами, многие из которых являются гельминтами.

В официальной отчетной статистике Российской Федерации отмечается рост заболеваемости основными гельминтозами на некоторых территориях субъектов Российской Федерации, в частности: эхинококкоз, описторхоз. В ряде территорий остаются на высоком уровне показатели заболеваемости энтеробиозом и аскаридозом.

Способов попадания в организм человека гельминтов довольно много, однако, одним из наиболее часто встречающихся путей заражения является заражение через пищевые продукты.

Плохо промытые овощи, фрукты или зелень, недостаточно прожаренное или сваренное мясо, рыба, птица, неправильно обработанные продукты питания, могут привести к заражению гельминтами.

Заразиться можно и в случае неправильного хранения готового продукта, например, хранение сладкой выпечки, отварных овощей (картофель, свекла, морковь) без защитной упаковки может привести к заражению гельминтами, яйца которых могут попасть в готовой продукт с помощью мух или других насекомых.

Давайте же попробуем разобраться, какие гельминты, передающиеся с пищей и встречаются наиболее часто в нашей стране, и как свести к минимуму риск заражения ими.

Сосальщики

У человека могут паразитировать более 40 видов сосальщиков, при этом локализация гельминтов в организме может быть самой различной – печень, легкие, кровеносные сосуды.

Фасциолез

Печеночный сосальщик является возбудителем фасциолеза и поражает печень и желчный пузырь.

На территории Российской федерации встречается в Амурской, Иркутской, Новосибирской, Томской областях, г. Москва, ХМАО, ЯНАО. Завоз этого гельминтоза туристами возможен из бассейна стран Карибсого моря ( Куба, Ямайка, Доминиканская республика, Багамы), стран Африки к югу от Сахары, Китая и Южный Кореи.

Человек заражается при употреблении овощных огородных культур, для полива которых использовалась вода из открытых водоемов.

У больных появляются общие симптомы интоксикации – слабость, снижение аппетита, тошнота, головные боли. Могут возникнуть аллергические реакции в виде кожного зуда или крапивницы, астматические приступы.

Увеличение размеров паразита может привести к нарушению поступления желчи в двенадцатиперстную кишку и возникновению признаков механической желтухи. У больных появляются боли в правом подреберье. Далее может наблюдаться желтушность кожных покровов и наблюдается обесцвечивание кала.

Описторхоз

Возбудителем описторхоза является описторх – «кошачья или сибирская» двуустка.

Заболевание характеризуется преимущественным поражением желчных путей, желчного пузыря и поджелудочной железы. В России основные очаги гельминтоза это Обь-Иртышский бассейн, Волго-Вятский и Днепровский бассейны.

Заражение человека происходит при употреблении сырой, недостаточно термически обработанной или плохо просоленной и непровяленной рыбы семейства карповых ( язь, лещ, чебак ( плотва сибирская), елец, пескарь, тарань и другие).

Клинические проявления описторхоза характеризуются значительным разнообразием. Это зависит от индивидуальных особенностей организма, а также от интенсивности и продолжительности заражения. Количество паразитирующих червей может колебаться в большом диапазоне: от единичных паразитов до нескольких десятков, и даже сотен 

и тысяч. Повторное употребление зараженной рыбы приводит к нарастанию инвазии и утяжелению клинических проявлений. Клинически заболевание может сопровождаться повышением температуры у больных, появлением крапивницы, кожного зуда, болями в мышцах и суставах. У больных могут быть боли в правом подреберье, чувство тяжести в желудке, тошнота, рвота, желтуха, приступы удушья, кашель. В отдельных случаях имеет место симптомы поражения сердечно-сосудистой системы, легких, опорно-двигательного аппарата.

Парагонимоз

Основным возбудителем парагонимоза у человека является «легочный» сосальщик.

«Легочный сосальщик» на территории РФ обитает в Приморском и Хабаровском краях, Амурской области.

Возбудитель заболевания попадает в кишечник человека при употреблении в пищу ракообразных, обитающих в местностях, где имеется очаг заболевания, и совершает миграцию по организму человека: проникают через стенку кишечника в брюшную полость, а затем через диафрагму попадают в плевральную полость, далее – в ткань легких. Личинки сосальщика могут также проникнуть в другие органы и ткани. Особенно опасна локализация паразита в головном мозге. Внелегочная локализация паразита бывает у трети зараженных людей и часто является причиной летального исхода.

На ранней стадии заболевания, когда легочный сосальщик только мигрирует по организму, болезнь протекает практически бессимптомно. Иногда возможны небольшие аллергические реакции, кожный зуд, реже — боль в животе, желтуха. Как только паразит достигает места конечной локализации, у больных появляются ярко выраженные симптомы поражения легких: постоянный кашель с обильной мокротой, сильные боли в области грудной клетки. Во время болезни могут возникнуть различные осложнения, например, пневмоторакс – попадание воздуха в плевральную полость. Очень часто у больных развиваются пневмония или плеврит (воспаление в плевральной полости).

Ленточные черви

Ленточные черви (цестоды) – группа паразитических червей, имеющих лентовидную форму и состоящих из различного количества анатомически изолированных члеников – проглоттид. Размеры червей варьируют от нескольких миллиметров до 10-15 метров и более. На переднем конце червя располагается головка, которая является органом фиксации паразита к слизистой кишечника человека. Фиксируется гельминт к стенке кишечника с помощью разных приспособлений – округлых или щелевидных присосок, крючьев.

Дифиллоботриоз

Возбудителем дифиллоботриоза является лентец широкий, который обитает в кишечнике человека.

Очаги заболевания географически связаны с пресноводными водоемами и сосредоточены в бассейнах восточных и северных рек – Обь, Иртыш, Лена, Енисей, Амур, Свирь, Печора, Нева, Волжско — Камский бассейн.

Лентец широкий – достигают в длину 5-10 метров и более, а число члеников – нескольких тысяч.

Заражение человека происходит при употреблении недостаточно термически обработанной, свежемороженой, слабопросоленной, плохо провяленной и прокопченной рыбы, сырого рыбного фарша, а также при употреблении свежепосоленной икры рыб семейства лососевых ( семга, форель, кета, горбуша, кижуч, кунжа, голец и другие) и хищных рыб (щука, окунь). Клиническая картина обусловлена механическим воздействием гельминта на слизистую кишечника и поглощением им питательных веществ. Больные дифиллоботриозом жалуются на боли и урчание в животе, тошноту, рвоту. Часто имеет место расстройство стула.

При одновременном паразитировании нескольких экземпляров гельминтов может возникнуть кишечная непроходимость.

Лентец адсорбирует на своей поверхности витамин В12, а это приводит к нарушению образования эритроцитов в организме больных и возникновению анемии. У больных отмечается бледность кожных покровов, слабость, недомогание, изменения языка- глоссит.

Тениаринхоз

Возбудителем тениаринхоза является бычий цепень, который локализуется тонком отделе кишечника человека и может достигать в длину 10 метров.

Заболевание регистрируется во многих областях России, особенно часто встречается в Дагестане.

Люди заражаются тениаринхозом при употреблении в пищу зараженного мяса крупного рогатого скота (слабо прожаренного или проваренного, строганины, фарша).

Тениаринхоз часто протекает бессимптомно и обнаруживается случайно, когда больной видит в своих фекалиях членики паразита, либо обнаруживает их в постели или на одежде. При расспросе больной может жаловаться на то, что в последнее время ощущает слабость, повышенную утомляемость, нарушение сна, кожный зуд урчания в животе, боли в правой подвздошной области, позывы к рвоте, нарушение стула.

Как осложнение тениаринхоза у больных может возникнуть приступ острого аппендицита или кишечная непроходимость.

Тениоз

Возбудителем тениоза является свиной цепень, который локализуется в тонком отделе кишечника человека и может достигать в длину 3-5 метров.

На территории РФ случаи тениоза регистрируются в тех местностях, где развито свиноводство. Это южные регионы страны, граничащие с Украиной и Белоруссией. В большинстве случаев протекает бессимптомно, иногда беспокоят боли и «чувство шевеления» в животе, диспепсические симптомы.

Личинки свиного цепня могут локализоваться в различных органах и тканях.

Относительно благоприятно протекает цистицеркоз с локализацией в подкожной клетчатке или скелетных мышцах.

При цистицеркозе глаз пациенты жалуются на искажение формы предметов, слезотечение, постепенное понижение остроты зрения.

Цистицеркоз головного мозга протекает тяжело и часто заканчивается смертельным исходом для заболевшего человека.

Эхинококкоз

Возбудителем эхинококкоза – является эхинококк. Человек не является окончательным хозяином эхинококка. Половозрелая особь паразитирует у животных семейства псовых. У человека личинка может локализоваться в печени и легких, и других органах с образованием кист. Кисты могут достигать огромных размеров до 50 см и более.

На территории России наиболее часто эхинококкоз регистрируется в Якутии, Бурятии, 

ЯНАО, Новосибирской, Томской и Омской областях, в Закавказье.

Для человека заражение эхинококком возможно при заглатывании яиц с шерстью животных (собаки, овцы), а также при употребление немытых огородных культур, овощей или фруктов, на которых могли оказаться яйца паразита.

Клинические проявления заболевания зависят от размеров, количества и локализации пузырей эхинококка в организме больного. При локализации эхинококка в печени больные жалуются на тяжесть и боль в правом подреберье, а также желтушности кожных покровов в результате нарушения оттока желчи. Большие кисты, сдавливающие воротную вену, приводят к нарушению оттока венозной крови от кишечника и появлению асцита — накоплению жидкости в брюшной полости.

При локализации в легких больных беспокоят сухой кашель и боли при дыхании.

Это заболевание у человека диагностируется как правило на стадии кисты с осложнениями ( асцит, желтуха, перитонит).

Альвеококкоз

Возбудителем альвеококкоза является альвеококк. У человека личинка альвеококка, образует многокамерные кисты в печени с возможными последующими «метастазами» в различные другие органы. Альвеококкоз называют «паразитарным раком».

Очаги заболевания на территории России встречаются на Дальнем Востоке, в Челябинской, Пермской, Самарской и Ростовской областях. Заболевание характеризуется длительным и тяжелым течением и высоким процентом смертности.

Для человека заражение эхинококком возможно при заглатывании яиц с шерстью животных (собаки, овцы), а также при употреблении в пищу немытых дикорастущих трав и лесных ягод, а также при употреблении продуктов, мытье которых осуществляюсь в открытом водоеме.

На ранней стадии заболевания больных беспокоит слабость, недомогание, головная боль, кожный зуд. В дальнейшем могут появиться жалобы на чувство тяжести в правом подреберье; рвота, понос, вздутие живота, особенно после употребления жирной пищи.

Состояние больного значительно ухудшается при попадании возбудителя этого заболевания в другие органы. Наиболее опасны метастазы в головной мозг, почки, легкие. На фоне угнетения иммунной системы больного, очень часто происходит нагноение пузырей, возникают абсцессы с прорывами во внутренних органах, что еще в большей степени отягощает состояние больного и могут быть причиной летального исхода.

Круглые черви (нематоды)

Круглые черви — один из самых многочисленных типов червей. Заболевания, вызываемые круглыми червями, называются нематодозами.

Тело нематод имеет веретеновидную или нитевидную форму, на концах сужается, в поперечном сечении округлое, размеры круглы червей могут быть различные, но чаще не превышает 0,5 метра.

Аскаридоз

Возбудителем аскаридоза является аскарида, паразитирующая в тонком отделе кишечника человека. Размер зрелых червей может достигать 40 см.

Основной и единственно возможный механизм заражения человека возбудителем аскаридозом – фекально-оральный. Немытые овощи или фрукты, вода, предметы обихода, грязные руки – основные факторы передачи. А если вспомнить механических переносчиков яиц – насекомых, то перечень продуктов, на которых могут оказаться яйца аскарид, будет чрезвычайно большим.

Клинические проявления аскаридоза зависят от количества паразитов в тонком кишечнике. Чаще всего в кишечнике человека обитает одна особь – тогда заболевание протекает чаще всего бессимптомно.

При наличии нескольких особей в организме у больных возникают признаки интоксикации организма продуктами жизнедеятельности червей. Больные жалуются на головокружение, головную боль, нарушение сна. Появляется чувство тяжести в животе, неустойчивый стул. При паразитировании большого количества аскарид могут появиться симптомы непроходимости кишечника.  У детей возникают эпилептиформные припадки, снижение умственной и физической активности. При локализации аскариды в бронхах может наступит асфиксия. В острую фазу аскаридоза возможно развитие тяжелой аллергической пневмонии.

Энтеробиоз

Возбудителем энтеробиоза является острицы, которые локализуются в кишечнике, и могут достигать размера до 1 см.

Единственный путь заражение острицами – фекально-оральный. Немытые овощи и фрукты, бытовые предметы, грязные руки – основные факторы передачи. Насекомые тоже могут быть разносчиками яиц остриц на продукты питания.

При паразитировании небольшого количества паразитов возможно бессимптомное течение заболевания, в то время как при наличии большого числа паразитов, наблюдается зуд в области ануса, у больных возможны боли в животе, тошнота, расстройство стула. У детей возникают различные невротические расстройства, снижается память и внимание.

При миграции самки остриц могут проникнуть в половые органы с последующим возникновение воспалительного процесса в них.

Трихинеллез

Возбудителем трихинеллеза является трихинелла, которая локализуется в мышечной ткани языка, сердечной мышцы, диафрагмы, мышцы верхних и нижних конечностей и туловища. Трихинелла – одна из самых маленьких нематод. Размеры паразитов едва достигают 4 мм. Человек заражается, употребляя зараженных животных — кабанов, свиней, медведей, тюленей. Для заражения достаточно употребить 30-50 г трихинеллезного мяса. Чаще всего человек заражается при употреблении мяса, сала с прожилками мяса, окорока, бекона, грудинки, а также колбас, изготовленных из туш зараженных животных при нарушении технологии термической обработки.

Клинически трихинеллез проявляется общими симптомами недомогания, головной болью, повышением температуры тела до 38-39 °С.

Несколько позже появляется выраженный отек век или всего лица («одутловатка»), иногда возникают отеки конечностей. К этим симптомам добавляются боли в мышцах – икроножных, жевательных, поясничных. Постепенно боли в мышцах усиливаются, распространяются на новые группы мышц. Движения больного становятся все более ограниченными, иногда до полного обездвиживания.

Интоксикация организма больного продуктами жизнедеятельности паразита приводит к поражению сердца, легких, головного мозга и могут быть причиной смерти больного.

Профилактика гельминтозов

Чтобы не допустить заражения гельминтами, нужно соблюдать несколько правил, а именно:

Соблюдать простейшие правила личной гигиены, в том числе мытье рук после улицы, перед едой, после контакта с деньгами и животными.

Стараться избегать контакта с бродячими животными, а при наличии у вас питомца регулярно посещать ветеринарную клинику. Обязательно проводить курсы дегельминтизации животных с периодичностью, рекомендуемой ветеринаром.

Тщательно мыть фрукты, овощи, ягоды, даже если они с вашего приусадебного участка.

Не пить воду и не мыть посуду и продукты питания водой, в безопасности которой вы не уверены.

Употреблять в пищу только продукты, которые прошли необходимую термическую обработку.

Обеспечить защиту от насекомых на кухне. Например, засетчивать оконные проемы, накрывать готовые блюда.

Соблюдать правила приготовления рыбных и мясных блюд.

При появлении симптомов заболевания – обратиться к врачу.

 

АСКАРИДОЗ у взрослых – симптомы и лечение, профилактика

Аскаридоз представляет собой возбуждаемое паразитами заболевание, которым страдают люди, в чьих организмах оказываются аскариды (глистные паразиты из группы нематодов).

Болезнь распространена повсеместно на земном шаре, исключая пустыни и районы вечной мерзлоты. Источником заражения является земля, загрязненная продуктами жизнедеятельности человеческого организма.

Возбудителем аскаридоза является аскарида ascaris lumbricoides, крупный, длинный желто-белый червь, относящийся к семейству круглых червей. Типичный паразит живет только за счет своего хозяина. В организме человека аскариды живут парами, их всегда четное количество, самки достигают 20-30 см и более, самцы достигают 15-22 см. Механизм передачи аскарид как и большинства кишечных паразитов является фекально- оральным.

Болезнь возникает из-за попадания в организм зрелых яиц паразитов, а такое бывает лишь после того, как они попадут в почву. Далее оральным путем яйца попадают в тонкую кишку, где вылупляются личинки, переносимые затем с кровотоком по всему организму.

Некоторые люди ошибочно считают, что можно заразиться аскаридозом от домашних животных (кошек, собак, свиней) и рекомендуют 1 раз в год проходить профилактическое лечение. Это утверждение в корне неправильное. Причиной аскаридоза у детей и взрослых является только аскарида человеческая. В организме домашних животных она может паразитировать, но не достигает половой зрелости и не выделяет яйца, а значит, животное не может стать источником заражения. А вот бесконтрольный прием антигельминтных препаратов, особенно в завышенной дозировке, оказывает губительное действие на печень.

Но при некоторых обстоятельствах общение с домашними животными может привести к заражению:

На шерсти животного могут быть яйца гельминтов, попавшие с грунта. С шерсти они попадают на руки и пищевые продукты, а оттуда в рот.
Инвазионные личинки паразитов могут быть в пасти животного, после того как оно поело корм с земли. Поэтому не стоит целовать животное и позволять ему лизать человеку лицо.
Животное может занести яйца гельминтов на лапах, и они окажутся на предметах быта.

Учитывая эти факторы, хозяева животных больше рискуют заразиться аскаридозом, но при выполнении правил личной гигиены эта опасность сводится к нулю.

Человек, заглатывая зрелые яйца, заражается аскаридозом. Спустя 2 недели после инфицирования начинается их миграция в организме. Попадая в организм человека, они проходят в развитии несколько этапов, и оказываются в кишечнике, где происходит их превращение в личинок.

После чего они проникают в кровь через стенки кишечника, и мигрируют с кровотоком. Основой питания личинкам в это время служат эритроциты и плазма крови. Затем они попадают в прочие органы — сердце, печень и другие, где аскаридоз у человека образует инфильтраты с большим числом эозинофилов.

Личинки попадают в легкие, бронхи и глотку, куда они разносятся с мокротой и оттуда возвращаются в тонкий кишечник, где из личинок происходит формирование взрослых особей, выделяющие токсины и огромное количество яиц, выделяющихся с калом. Это тот этап, при котором проявляются явные симптомы заболевания. Яйца попадают в почву, заражая все вокруг, и человек вновь получает их через еду, не прошедшую термическую обработку.

Попав в организм человека, аскариды вызывают ряд характерных симптомов. Ранние признаки аскаридоза у взрослых начинают наблюдаться только на этапе миграции личинок:
субфебрильная температура тела;
недомогание;
сухой кашель, иногда – со скудным количеством слизистой или гнойной мокроты;
аллергический дерматоз;
крапивница на кистях и стопах.

Находясь в тонком кишечнике, гельминты становятся причиной таких симптомов аскаридоза как затруднение продвижения пищи, нарушение всасывания питательных веществ. У больного наблюдаются боли в области живота, его беспокоят поносы или запоры, появляется тошнота, снижается или пропадает аппетит, возникает общая слабость, может усилиться восприимчивость к простудным заболеваниям, уменьшиться масса тела. Токсины, выделяемые паразитами, могут стать причиной аллергических высыпаний на коже.

В ряде случаев аскариды вызывают закупорку просвета кишечника или протоков, через которые выделяется желчь, вызывая кишечную непроходимость, колики, аппендицит, воспаление желчного пузыря и протоков.

В зависимости от общего состояния здоровья, перечисленные симптомы могут быть выражены или более интенсивно, напоминая интоксикацию организма, или проявляться слабо, практически отсутствовать.

ДИАГНОСТИКА
В связи с тем, что на ранних стадиях развития аскаридоза клиническая картина характеризуется множественностью разнообразных симптомов, поставить правильный и точный диагноз зачастую бывает сложно. Диагностику данного паразитоза осуществляют, прибегая как, к помощи клинических и лабораторных данных, так и принимая во внимание данные эпидемиологического исследования.

Основные способы диагностики паразита:

• Кал на яйца гельминтов – в условиях лаборатории проводится микроскопическое исследование кала, в котором при паразитировании взрослой особи аскариды в организме можно увидеть яйца – округлые (бочкообразные) образования. Для получения достоверного результата рекомендуется проводить это исследование несколько раз (обычно 3 раза) с интервалом в несколько дней.
• Лабораторное микроскопическое исследование мокроты – проводится для выявления личинок в ней во время их миграции из альвеол в верхние дыхательные пути.
• Клинический анализ крови – позволяет определить наличие аллергической реакции по увеличению количества эозинофилов. Также определяется степень анемии по уровню снижения гемоглобина и эритроцитов.
• Рентгеноскопия кишечника с контрастным веществом помогает визуализировать взрослые аскариды в нем во время кишечной стадии патологии.
• Иммунологическое исследование плазмы крови с целью определения специфических антител к личинкам аскариды.
• Рентгенография легких – дополнительный метод инструментального исследования, который позволяет выявить характерные инфильтраты (область затемнения) в области выхода личинок аскариды из кровеносного русла в альвеолы.

ЛЕЧЕНИЕ АСКАРИДОЗА
Приняв во внимание результаты всех анализов, и учитывая имеющиеся симптомы аскаридоза, врач назначает соответствующее лечение. Процесс изгнания из организма глистов данного вида включает в себя употребление современных антигистаминных медикаментов. Лечение аскаридоза сопровождается приемом железосодержащих препаратов и поливитаминов. Также рекомендуется придерживаться диеты, содержащей повышенное количество белковой пищи.

При этом врачами запрещается самостоятельное лечение аскаридоза дома, так как неправильно рассчитанная доза медикамента может обернуться серьезной интоксикацией организма. Кратковременные побочные эффекты от применения препаратов настолько разнообразны, что могут привести к негативным последствиям для пациента.

В неосложненных случаях прогноз благоприятный, лечение эффективно в течение 2 недель, без лечения и самозаражения глисты выводятся максимум через год.

Однако запрещено применять противогельминтные препараты для профилактики самостоятельно. Препараты токсичны, дозировки для детей подбирают индивидуально по весу, в процессе могут развиваться негативные реакции со стороны печени и нервной системы.
#нацпроектдемография89

Какие симптомы говорят о заражении гельминтами?

Какие симптомы говорят о заражении гельминтами?
  • Б

    • Балашиха
    • Быково
  • Ж

    • Железнодорожный
    • Жуковский
  • К

    • Королёв
    • Красково
    • Красногорск
    • Курск
  • Л

    • Лобня
    • Лыткарино
    • Люберцы
  • М

    • Москва
    • Московский
    • Мытищи
  • Р

    • Раменское
    • Реутов
    • Ростов-на-Дону
  • С

    • Санкт-Петербург

Анкилостомидоз:Причины,Симптомы,Лечение | doc.

ua

Причины

Очагами инфекций являются паразиты, которые попадают в организм при контакте с больными животными, иногда переносят болезнь люди. Места, где наиболее вероятно может образоваться эпидемия анкилостомидоза, имеют повышенную влажность и температуру воздуха, им присуща антисанитария. К зонам, подверженным опасности инфицирования, относят угольные и горнорудные шахты. Возможные способы заражения – контактный и оральный. Как правило, это случается, если недостаточно хорошо мыть руки перед едой после работ с землей, к примеру, в огороде или клумбе. Личинки, которые, собственно, и заражают организм таким недугом, как анкилостомоз, могут вживаться в человеческое тело путем проникновения в эпидермальный слой кожи. Если употреблять грязные овощи и фрукты, то таким образом тоже можно подвергнуть себя заражению анкилостомидозом.

Спустя неделю после поражения организма личинками человек может заразить людей, находящихся в близком окружении. В этот период паразитирующие организмы начинают активно размножаться и их яйца выводятся из организма во время акта дефекации. Антропонозы – так называют подобные инфекционные паразитические заболевания, возбудители которых способны распространятся и жить только в человеческом организме.

После того, как яйца паразита с калом попадают в грунт, начинает активно развиваться анкилостомидоз. Оптимальная температура для него — около тридцати градусов. В разных направлениях движутся в земле личинки, пока не произойдет контакт с человеческой кожей. Тогда они начинают интенсивно вторгаться в кожные слои. Таким образом, личинки пробираются к кровеносным сосудам и дальше по ним направляются в правое предсердие. Через легочную артерию попадают в капилляры легочных альвеол, вследствие чего те лопаются и нематоды поникают в альвеолы, а затем через дыхательные пути попадают в глотку. В кишечник личинки попадают во время заглатывания вместе с секрецией ротовой полости. В желудочно-кишечный тракт личинки проникают вместе с пищей. Там они вырастают и могут прожить около шести лет. Их личинки же выйдут наружу вместе с калом. Такая миграция паразитов в человеческом организме имеет название некатороз.

Симптомы

У многих пациентов, у которых имеется анкилостомидоз, симптомы могут не проявляться на протяжении первых двух месяцев (в это время проходит инкубационный период). Не так много личинок может проникнуть в организм, оттого человек может не заметить симптомы заболевания. Первые признаки заражения чаще всего проявляются на коже – зуд и высыпания. Они могут присутствовать несколько месяцев.

Отек конечностей наблюдается при массовой инвазии. Когда паразиты проходят дыхательными путями, у больного может развиться воспаление легких или бронхит, а может обойтись банальным кашлем и одышкой. Когда заражение приобретает более позднюю форму и личинки проникли уже в кишечник, у человека могут наблюдаться неприятные ощущения в животе, боли, жжение, рвота и понос. Если анкилостомоз перешел в хроническую стадию, у больного наблюдается постоянная ослабленность организма, боли в эпигастральной зоне, головокружение, опухлость конечностей и потеря веса.

Важно знать, что у анкилостомы есть зубы и она цепляется ими к слизистой кишечника. В результате в тех местах появляются язвы, которые могут достигать двух сантиметров в окружности. В связи с хронической потерей крови у больного может развиться гипохромная железодефицитная анемия и постоянный пониженный белок крови. У человека наблюдается вялость, так как поражена нервная система, и он может начать отставать в умственном развитии. Если патология достигнет крайней степени тяжелого состояния, болезнь может привести к летальному исходу.

Диагностика

В связи с тем, что яйца анкилостом и некатора различить невозможно, когда их обнаруживают, то ставят обобщенный диагноз – анкилостомидоз. Что бы определить наличие паразитов в организме, проводят лабораторные исследования кала, которые продолжают повторять и после окончания лечения на протяжении двух недель.

Лечение

При заболевании анкилостомитоз, лечение проводится такими медикаментами: комбантрин, нафтамон или левамизолол. Эти препараты могут вызвать побочные эффекты – интоксикацию, рвоту, понос, боли в животе, нарушения кровяного состава, аллергию и неврологические расстройства. В связи с такими осложнениями во время лечения больной находится в стационаре.

Энтербиоз: пути заражения, симптомы, диагностика и лечение

Энтеробиоз – это болезнь, вызываемая паразитами (гельминтами), круглыми червями нематодами мелкого размера – острицами.

Невооруженным глазом можно рассмотреть в основном только самок остриц, длина которых составляет чуть более одного сантиметра. Самцы остриц примерно в 5 раз меньше размером, и без определенной сноровки их трудно заметить.

Почему мы решили обратить Ваше внимание именно на этот, наверное, самый мелкий вид червей-паразитов?

Вообще в природе, к сожалению, обитает довольно большое количество разных паразитов, которыми человек может заразиться, например, от собак – токсокарами, либо употребляя в пищу немытые, загрязненные фрукты и овощи – аскариды, либо плохо прожаренную или проваренную говядину или рыбу, а таким образом можно подхватить ленточных цепней или описторхоз.

Но к счастью, благодаря качественной работе санитарных служб многие из перечисленных паразитов стали редкостью, а вот обыкновенные, и почти не заметные острицы редкостью не стали.

В советские времена, люди старшего поколения помнят, детям в детских садах два раза в год в обязательном порядке давали препарат против гельминтов, поскольку регулярно проводимые исследования показывали, что не менее 2 – 3х процентов детей, посещающих детский сад, перманентно были заражены острицами.

Энтеробиоз, путь заражения

Острицы попадают в организм человека фекально-оральным путем, то есть через невымытые после туалета руки, или через загрязненные продукты и бытовые предметы. Чаще заражаются дети, склонные пробовать все новые предметы «на зуб». В организованных детских коллективах многое зависит от внимательности воспитателей, заставляющих своих подопечных мыть руки перед едой, но нельзя и снимать ответственность с родителей, ибо, как известно, лучшее воспитание – это собственный пример для подрастающего поколения.

Энтеробиоз, клиника, симптомы

Первые симптомы энтеробиоза появляются через две недели после заражения. За это время из попавших в кишечник глистных яиц «вылупляются» маленькие острицы и растут до половозрелой особи. А дальше у них начинается размножение. Тяжесть заболевания, кроме всего прочего, зависит еще от количества проглоченных паразитов. В случае развития очень большого количества паразитов в кишечнике заболевание может протекать в тяжелой форме. Такое же влияние оказывает продолжительность глистной инвазии. У большинства взрослых пациентов, владеющих с детства гигиеническими навыками, случайное заражение, как правило, через 2 – 3 месяца заканчивается самовыздоровлением. С детьми ситуация обстоит по-иному.

Наиболее частые жалобы при инвазии остриц – это жжение и зуд в области заднего прохода, которые больше всего беспокоят ночью, под утро, становятся нестерпимыми, распространяются на промежность, половые органы, бедра, живот. Дети, страдающие энтеробиозом, становятся нервные, у них значительно ухудшается аппетит, наблюдается потеря массы тела, ночью ребенок может непроизвольно вскрикивать.

У взрослых и детей при выраженной глистной инвазии может наблюдаться понос, иногда с примесью слизи и крови, тошнота, рвота, вздутие живота, а иногда наоборот – запор, вплоть до развития непроходимости кишечника, требующей оперативного лечения.

Энтеробиоз, диагностика

Диагноз энтеробиоза можно предположить по наличию зуда в области заднего прохода и выделению остриц в кале. Правда, перианальный зуд иногда может быть вызван пищевой аллергией или раздражением кожи вокруг заднего прохода при кишечных расстройствах. Решающую роль при постановке диагноза энтеробиоза играют результаты лабораторных исследований соскоба со складок, расположенных вокруг заднего прохода. Яйца остриц можно снять с перианальных складок при помощи липкой полиэтиленовой ленты, или ватным тампоном, смоченным в глицерине. Исследование на энтеробиоз должно быть трехкратным, так как при однократном исследовании выявляемость энтеробиоза не превышает 50%.

В любом случае совершенно не помешает для собственного спокойствия сдавать этот анализ хотя-бы два раза в год, особенно, если в семье несколько детей. Помните, что энтеробиоз при всей своей простоте может представлять очень серьезную проблему, быть причиной многих расстройств как со стороны органов пищеварения, так и в ряде случаев быть причиной обострения аллергических заболеваний, а в длительно запущенных случаях – даже причиной для хирургического вмешательства. Учите своих детей навыкам гигиены, и регулярно сдавайте анализы!

КАК ПРОЯВЛЯЕТСЯ ДИРОФИЛЯРИОЗ У ЧЕЛОВЕКА?

Дирофиляриоз — это природно-очаговое паразитарное заболевание собак, кошек, диких животных семейств Canidae и Felidae, которое способно передаваться человеку. Считается, что болезнь характерна для территорий с влажным и теплым климатом: это страны Азии, Африки, южной Европы. В Италии, Франции, Греции, на Шри-Ланке заболеваемость остается практически на постоянном уровне. А в Испании, Израиле, Японии и Венгрии ежегодно регистрируются спорадические случаи. Но в последние годы наблюдается увеличение заболеваемости дирофиляриозом в странах, для которых это заболевание не совсем характерно. Так, на территории постсоветских стран с каждым годов регистрируется все больше новых случаев болезни.

ВОЗБУДИТЕЛЬ ДИРОФИЛЯРИОЗА

Дирофиляриоз с латинского переводится как «злая нитка», такая аналогия вызвана внешним видом паразита. Дирофилярии — это нитевидные гельминты белого цвета, относящиеся к классу нематод. Различают около двадцати видов дирофилярий, но для человека представляют опасность Dirofilaria repens и Dirofilaria immitis. Половозрелая самка Dirofilaria repens может достигать в длину 13-15 см, а Dirofilaria immitis 25-30 см. Ширина гельминта колеблется в пределах 0,03-1,2 мм.

Человек заражается дирофиляриозом при укусе инфицированным комаром рода Culex, Aedes, Anopheles. Конечные хозяева дирофилярий — животные семейства псовых, кошачьих, а также виверровых. У инфицированного животного в крови циркулируют микрофилярии, которые не заразны для человека или для другого животного. Во время укуса комаром больного животного, происходит заражения насекомого. И уже в организме комара микрофилярии превращаются в инвазионную личинку. Затем инфицированное насекомое кусает человека и тем самым заражает его дирофиляриями. Личинка в тканях организма человека растет, но не превращается в половозрелую особь. Поэтому она остается не способной размножаться в человеческом организме.

Зачастую при инфицировании в организм человека попадает одна личинка, реже две, еще реже две-четыре.

СИМПТОМЫ ЗАБОЛЕВАНИЯ

Dirofilaria repens и Dirofilaria immitis вызывают разные формы заболевания. Первая — является причиной подкожного дирофиляриоза, вторая — висцерального. На территории постсоветских стран встречается именно подкожный дирофиляриоз. А висцеральная форма характерна для таких стран, как Япония, США, Канада, Австралия, Южная Европа.

СИМПТОМЫ ПОДКОЖНОГО ДИРОФИЛЯРИОЗА

Инкубационный период длится от месяца до года. Первым симптомом болезни можно считать появление под кожей или же слизистой оболочкой опухолевидного образования, которое сопровождается покраснением, зудом на этом участке тела. Само образование может быть болезненным или же не приносить никаких неприятных ощущений. Характерный признак заболевания — это миграция гельминта, которая отмечается внешне как перемещение образования по телу. За двое суток личинка способна преодолеть дистанцию в тридцать сантиметров.

Зачастую обнаружив на теле опухолевидное образование, люди направляются к хирургу, который предполагает диагноз липомы, фибромы, атеромы и т.д. Но во время операции врач обнаруживает неожиданную находку в виде гельминта.

У дирофилярий есть свои «излюбленные» места в теле человека. Это такие участки тела (по мере убывания частоты поражения):

Нейробиологи опробовали на оголодавшей нематоде «генный» метод картирования мозга. Они решили понаблюдать за тем, как меняются электрические соединения между нейронами по тому, как меняется экспрессия генов в них — Наука

Чтобы понять работу нервной системы, ученые часто работают с максимально простыми организмами. Круглый червь, нематода C. elegans является очень популярным объектом изучения из-за своей нервной системы со всего 302 нейронами. Коннектом этого червя давно построен: известно и количество клеток, и то, как они физически связаны друг с другом, и какие подтипы нейронов можно выделить. Но в некоторых условиях электрические связи между нейронами у нематод меняются.

Схема физических связей (коннектома) между нервными клетками нематоды. Mentatseb / Wikimedia

Ученые из Университета Колумбии в США опубликовали на страницах Cell статью, в которой сравнили электрические связи в нервной системе нематод в обычном состоянии и в фазе так называемой дауэровской личинки. Часто поводом для перехода в эту фазу служит недостаток пищи, а поведение червей заметно меняется, поэтому исследователи поставили целью проследить и за тем, как при этом меняется взаимодействие нервных клеток, и как изменяется активность экспрессии их генов.

Обычно клетка не использует весь доступный ей набор генов, а ограничивается теми, которые нужны в той или иной ситуации. Нервным клеткам, например, ни при каких обстоятельствах не нужно отращивать сократительный аппарат, свойственный мышечной ткани, или синтезировать специфические для клеток печени ферменты, хотя ДНК нейрона не отличается от ДНК клеток всех остальных тканей. Паттерны экспрессии позволяют понять, чем именно клетки отличаются и между собой, и в разных ситуациях; современные методы позволяют просканировать активность генома и связать ее, например, с упомянутыми выше типами нейронов у нематоды.

В результате выяснилось, что коннектом, то есть набор физических контактов между нейронами, у нематоды при переходе в дауэровскую фазу не поменялся.

Электрические же связи между нейронами стали иными, и установить это удалось не непосредственной регистрацией электрической активности клеток, а наблюдением за экспрессией генов.

Так как для формирования электрического контакта необходимы особые белки, а эти белки, в свою очередь, кодируются определенными генами, анализ паттернов экспрессии позволил впервые увидеть общую картину электрических связей между нейронами на уровне всего организма.

Ученые подчеркивают, что синапсы бывают двух типов — химические и электрические. Первые передают «классические нервные импульсы», вторые  же составляют отдельную систему связей в нервной системе, и пока что изучать такие связи весьма затруднительно даже у крошечных (1 мм в длину) нематод. Использование для картирования не электродов, а анализа паттерна экспрессии является, по словам авторов новой работы, перспективным методом нейробиологического исследования.

Вопреки расхожему заблуждению, нервные импульсы не являются импульсами тока: нервный импульс — это волна открывания и закрывания каналов на клеточной мембране. Когда каналы, настроенные на пропускание определенных ионов, открываются, то ионы начинают проходить через мембрану и клетка в этом месте утрачивает свой электрический заряд относительно межклеточной среды, а затем ненадолго даже приобретает противоположный исходному заряд. Это скорее химико-биоэлектрический и довольно медленный процесс, нежели распространение электромагнитного импульса.

Конечно, нематода представляет собой очень маленький организм, но есть основания считать, что и более сложные животные могут использовать схожие принципы организации нервных клеток в единые системы.

 Алексей Тимошенко

нужны ли новые методы контроля?

Int J Exp Pathol. 2006 Oct; 87 (5): 325–341.

Джиллиан Степек

* Школа биологии, Ноттингемский университет, Ноттингем, Великобритания

Дэвид Дж. Баттл

Отдел геномной медицины, Университет Шеффилда, Шеффилд, Великобритания

Ян Р. Дуче

* Школа биологии, Университет Ноттингема, Ноттингем, Великобритания

Jerzy M Behnke

* Школа биологии, Университет Ноттингема, Ноттингем, Великобритания

* Школа биологии, Университет Ноттингема, Ноттингем, Великобритания

Отделение геномной медицины, Университет Шеффилда, Шеффилд, Великобритания

1 Текущий адрес: Отдел ветеринарной паразитологии, Факультет ветеринарной медицины, Университет Глазго, Глазго, Великобритания

Переписка : Jerzy Behnke School Биологический университет Ноттингемского университета Парк Ноттингем NG7 2RD, Великобритания Тел.: 44 115 951 3208; Факс: 44 115 951 3251; Электронная почта: [email protected]

Поступила в редакцию 9 февраля 2006 г .; Принята к печати 22 июня 2006 г.

Эта статья цитировалась в других статьях в PMC.

Abstract

Инфекции желудочно-кишечных нематод (ЖКТ) поражают 50% населения мира и вызывают огромную заболеваемость, а также сотни тысяч смертей. Несмотря на современную медицинскую практику, доля населения, инфицированного нематодами желудочно-кишечного тракта, не снижается. Это связано с рядом факторов, наиболее важным из которых является отсутствие хорошего здравоохранения, санитарии и санитарного просвещения во многих развивающихся странах.Относительно новой проблемой является развитие устойчивости к небольшому количеству лекарств, доступных для лечения нематодных инфекций ЖКТ. Здесь мы рассмотрим наиболее важных паразитических нематод ЖКТ и доступные методы борьбы с ними. Кроме того, мы обсуждаем текущее состояние новых противогельминтных средств, особенно цистеиновых протеиназ растений из различных источников растений и фруктов, содержащих латекс.

Ключевые слова: глистогонное средство, контроль, желудочно-кишечные нематоды, человек, цистеиновые протеиназы растений, устойчивость

Паразитарные инфекции являются серьезной медицинской проблемой во всем мире, особенно в развивающихся странах, где они вызывают большую заболеваемость и смертность, чем другие инфекционные заболевания, и являются основная причина смерти.Существует две основные группы паразитов: (а) простейшие, которые являются одноклеточными организмами и включают паразита малярии, Plasmodium ; и (b) гельминты, которые являются организмами многоклеточных животных и включают цестод, трематод и нематод. Простейшие несут ответственность за большую часть смертности, связанной с паразитарными инфекциями, в то время как гельминты обычно вызывают долгосрочные (или хронические) изнурительные заболевания: одна из причин, почему общественность больше осведомлена о паразитарных простейших инфекциях, чем о заражениях гельминтами. .В этой статье мы рассматриваем основные желудочно-кишечные нематоды человека, проблемы, связанные с контролем над этими паразитами, и потенциальный новый терапевтический подход.

Желудочно-кишечные нематодные инфекции человека

Желудочно-кишечные нематодные (ЖКТ) инфекции (гельминты, передающиеся через почву) являются одними из самых распространенных во всем мире, хотя это в значительной степени признано только теми, кто работает в этой области. По оценкам, во всем мире зарегистрировано 3,5 миллиарда случаев, из которых 450 миллионов человек серьезно заболели в результате этого заболевания, большинство из которых — дети, а 44 миллиона — беременные женщины, инфицированные анкилостомами.Приблизительно 125 000 случаев смерти происходят в год, в основном из-за инфекций, вызванных анкилостомой, Ancylostoma duodenale и Necator americanus , или круглым червем, Ascaris lumbricoides . Ежегодно регистрируется 300–500 миллионов случаев малярии, и, хотя это число намного меньше, чем число случаев заражения нематодами желудочно-кишечного тракта, число смертей, связанных с малярией, намного больше, достигая 3 миллионов в год (http: //www.who .int / wormcontrol / en /; http: //www.library.csi.cuny.edu/~davis/faculty_page/Parasitlinks/parasitology_links.html). Согласно Chan (1997), распространенность нематодных инфекций желудочно-кишечного тракта оставалась неизменной в течение более чем 50 лет: 39 миллионов лет жизни с поправкой на инвалидность (DALY), потерянных из-за этих паразитов, по сравнению с 35,7 миллионами, потерянными из-за малярии или 34,1 миллиона лет, потерянными из-за этих паразитов. корь. Как это может быть в современной медицинской практике? Большинство инфекций, вызванных нематодами желудочно-кишечного тракта, остаются бессимптомными, а те случаи, которые действительно вызывают заболеваемость, не являются прямым смертельным исходом, в отличие от малярии.Это может быть одной из причин, почему инфекции нематод ЖКТ не получают должного внимания с точки зрения общественного признания и финансирования исследований.

Из 342 видов гельминтов, инфицирующих людей (Crompton 1999), наибольшее медицинское значение имеют виды: Ascaris lumbricoides (круглые черви), Ancylostoma duodenale и Necator americanus (анкилостомы), Trichuris trichiura (whipworm). , Enterobius vermicularis (острица) и Strongyloides stercoralis (острица) ().За более чем 50 лет количество случаев инфекций желудочно-кишечных нематод увеличивалось вместе с глобальной популяцией, так что более 50% населения мира поражено шестью основными видами нематод желудочно-кишечного тракта (Chan 1997; Horton 2003). Большинство этих людей живут в развивающихся странах, причем наибольшему риску подвержены те, кто живет в сельских и городских трущобах. Вероятно, это связано с плохими жилищными условиями, перенаселенными условиями жизни, отсутствием надлежащей санитарии и гигиены, а также плохим образованием и медико-санитарным обслуживанием в этих районах, все из которых связаны с бедностью.В случае S. stercoralis в городских трущобах одним из факторов риска передачи инфекции считается тесный контакт между людьми, связанный с плохой личной гигиеной (Conway et al. 1995). Кроме того, теплые и влажные климатические условия, по-видимому, способствуют выживанию свободноживущих личиночных стадий таких видов, как N. americanus , A. duodenale и S. stercoralis (Kappus et al. 1994), причем последний паразит является эндемичным для тропических и субтропических стран, включая Юго-Восточную Америку, Дальний Восток, Западную Африку, Италию и Австралию.Хотя нематоды GI в основном обитают в тропиках и субтропиках, инфекции могут возникать в северном полушарии при благоприятных условиях окружающей среды. Например, анкилостомы вызвали анемию у добытчиков олова в Корнуолле в начале 20-го века, а также вызвали проблемы среди инженеров в Альпах (Boycott & Haldane 1903; Boycott 1911; Foster 1965). В обоих случаях плохие гигиенические стандарты рабочих в теплых влажных условиях способствовали передаче инфекции. Однако в целом инфекции, вызванные нематодами ЖКТ, за исключением E.vermicularis , реже встречаются в умеренном климате и в технологически развитых странах, таких как США и Западная Европа; тем не менее, часть этих групп населения все еще инфицируется, несмотря на более высокие стандарты гигиены и санитарии (Kappus et al. 1994). В частности, инфекции E. vermicularis , присутствующие в тропиках, также широко распространены в Северном полушарии, например, в Великобритании, в отличие от инфекций, вызванных другими основными нематодами ЖКТ; Возможно, это связано с низкой температурой и высокой влажностью, которые способствуют развитию яиц.Инфекции этой нематодой наименее опасны и считаются скорее неприятностью, чем серьезным заболеванием. Тем не менее, они наиболее распространены в многолюдных местах проживания, особенно среди школьников 5–10 лет, и легко передаются между всеми членами семьи с частым повторным заражением (Gonzalez & Javier de la Cabada 1987; Cook 1994; Kucik et al. ). 2004 г.).

Таблица 1

Основные паразиты желудочно-кишечных нематод человека

Передача trich время от времени вдыхал
нематода GI (название вида) нематода GI (название группы) Число инфицированных Распространение
Ancylostoma duodenale / Necator americanus Анкилостома 1.3 миллиарда Во всем мире, особенно в тропических регионах Контакт кожи с загрязненной почвой
Ascaris lumbricoides Круглый червь 1,3 миллиарда Во всем мире, особенно в тропических регионах Проглатывание яиц 26
Власоглав 1,05 миллиарда Во всем мире, особенно в тропических регионах Проглатывание яиц
Enterobius vermicularis Острица 209 миллионов Яиц в мире
Strongyloides stercoralis Threadworm 30 миллионов Во всем мире, особенно в тропических регионах Контакт кожи с зараженной почвой; аутоинфекция

Передача и жизненный цикл нематод GI человека

Шесть основных видов нематод GI, A.duodenale , N. americanus , A. lumbricoides , T. trichiura , E. vermicularis и S. stercoralis , имеют прямые жизненные циклы, т.е. вовлечен только один хозяин. Все эти шесть видов нематод очень специфичны для человека и не содержат животных-резервуаров инфекции для каких-либо видов. Хотя некоторые виды животных, например свиньи, могут инфицироваться нематодами из ЖКТ человека, жизненный цикл этих чужеродных хозяев не может достигнуть своего завершения.Яйцам или личинкам всех основных нематод, за исключением E. vermicularis , требуется период развития в почве, чтобы стать заразными, прежде чем они будут переданы человеку-хозяину. Это требование в сочетании со сходным географическим распределением порождает высокую частоту одновременных инфекций нескольких видов (обычно A. lumbricoides и T. trichiura ; Booth & Bundy 1992), особенно в районах, где несколько видов являются симпатрическими. В этих эндемичных регионах множественные глистные инфекции более распространены, чем инфекции, вызванные одним видом, но все еще в значительной степени протекают бессимптомно, когда количество глистов невелико.Однако множественные инфекции могут усугубить патологию (Booth et al. 1998). Инфекции, вызванные A. lumbricoides и T. trichiura , с большей вероятностью передаются в домашних условиях, где яйца могут сохраняться в домашней пыли, тогда как анкилостомические инфекции чаще передаются в полевых условиях, где обувь носит нечасто. В то время как Ascaris и Trichuris могут инфицировать только через рот, анкилостомы также могут заразить хозяина через кожу (см. Ниже).Вот почему ношение обуви является основным фактором предотвращения передачи анкилостомы (Killewo et al. 1991).

Жизненные циклы основных нематод ЖКТ человека в основном схожи (), но у них есть определенные различия. В целом, взрослые черви размножаются половым путем, а зрелые самки черви производят и выделяют яйца в окружающую среду кишечника человека. У большинства видов эти яйца попадают во внешнюю среду с фекалиями хозяина, а затем внутри яиц развивается L1 (первая личиночная стадия).Виды нематод различаются в отношении последующего развития, хотя во всех случаях L1 развивается через четыре следующих стадии (L2, L3, L4 и предварительные взрослые особи), причем каждой стадии предшествует кутикулярная линька, и каждая линька вызывает увеличение размер паразита. Однако между видами существуют важные различия в том, где и когда происходят эти линьки. Наконец, недовзрослые черви становятся зрелыми взрослыми червями, но как место внутри хозяина, так и время созревания довозрастной стадии до полностью плодовитых (откладывающих яйца) самок различаются у разных видов нематод.

Жизненный цикл нематод желудочно-кишечного тракта (ЖКТ) человека, за исключением Enterobius vermicularis .

Яйцам A. lumbricoides и T. trichiura требуется период внешнего развития, чтобы стать заразными, даже если яйца не вылупляются во внешней среде. L1 из T. trichiura развивается в яйцах, и именно эта стадия является инфекционной для человека. Для дальнейшего развития L1 необходимо проглотить, и это обычно происходит с зараженной пищей или водой.При проглатывании яйца (содержащие инфекционный L1) вылупляются в тонкой кишке, откуда L1 мигрируют в толстую кишку и через четыре линьки развиваются до зрелых взрослых червей. Для A. lumbricoides L1 развивается и претерпевает две линьки в инфекционный L3 внутри яиц, находясь во внешней среде. Что касается T. trichiura , яйца, содержащие инфекционный L3, попадают в организм человека-хозяина путем проглатывания, где они вылупляются и высвобождают L3 в двенадцатиперстную кишку.За этим следует миграция ткани в легкие через печень, где происходит третья линька в L4. L4 попадают в трахею, затем проглатываются и попадают в кишечник, где происходит окончательное созревание до взрослых червей (Whitfield 1993; Wakelin 1996a, b).

Напротив, яйца анкилостомы ( A. duodenale и N. americanus ) выводятся наружу и высвобождают L1, которые развиваются как свободноживущие стадии через две линьки до инфекционного L3. Заражение людей этими L3 происходит в основном при активном проникновении через кожу.L3 мигрируют в легкие и трахею, откуда они проглатываются, и попадают в тонкий кишечник, чтобы завершить свое развитие через две оставшиеся линьки и окончательное созревание до взрослых червей. В то время как N. americanus может инфицировать людей только через кожу, A. duodenale может инфицировать как через кожу, так и при проглатывании инфекционного L3. После приема внутрь эти L3 мигрируют непосредственно в тонкий кишечник, где через две линьки развиваются до зрелых взрослых червей (Whitfield 1993; Wakelin 1996a, b).

Strongyloides stercoralis является исключением, поскольку паразитические стадии представляют собой партеногенные самки червей, которые выделяют яйца, которые вылупляются внутри кишечника хозяина, высвобождая L1. L1 обычно выводится из организма-хозяина с фекалиями, но в некоторых случаях их развитие может быть ускорено, пока он еще находится в организме-хозяине. В таких случаях L1 дважды линяется в инфекционный L3, который проникает в кишечник или перианальную поверхность кожи и мигрирует в легкие (аутоинфекция). Чаще L1 выделяются с фекалиями хозяина, а затем следуют либо свободноживущему, либо паразитическому циклу развития.В паразитарном цикле L1 развивается через две линьки до инфекционного L3, где дальнейшее развитие не может происходить до тех пор, пока не будет установлен контакт с соответствующим хозяином. Напротив, L1 претерпевает две линьки до L3, а затем продолжает свое развитие до L4 и, наконец, до свободноживущих взрослых червей во время свободно-живущего цикла, что является единственной ситуацией, когда взрослые особи мужского пола S. stercoralis существуют. На этом последнем пути развития нематода может пройти несколько поколений как свободноживущие организмы, прежде чем вернуться в паразитическую форму.Однако этот полный цикл свободной жизни может происходить только при благоприятных условиях окружающей среды. В неблагоприятных условиях L1 превращается в инфекционный L3, который может подвергаться дальнейшему развитию только в рамках паразитарного жизненного цикла человека-хозяина. Возникает ли в свободноживущем или паразитарном циклах, инфекционный L3 проникает через кожу и мигрирует в легкие, где они дважды линяют, превращаясь в молодых партеногенных женских червей. Эти молодые взрослые черви мигрируют в тонкий кишечник через трахею и выпускают свои яйца.Следовательно, S. stercoralis не только заражает людей через кожу, но и является единственной нематодой ЖКТ, которая может подвергнуться аутоинфекции человеческого хозяина, вызывая хронические инфекции, длящиеся до 40 лет (Whitfield 1993; Wakelin 1996a, b). .

Жизненный цикл E. vermicularis отличается от жизненного цикла других основных нематод GI человека тем, что L1 развивается в яйцах на перианальной коже или под ногтями. Большинство инфекционных яиц проглатываются или вдыхаются и проглатываются после кашля и выводятся в тонком кишечнике, где они высвобождают L1.Эти L1 претерпевают четыре линьки до взрослой стадии, обычно в толстой кишке и аппендиксе. Затем беременные самки мигрируют в задний проход и откладывают яйца на перианальной коже (Whitfield 1993; Wakelin 1996a, b).

Выживанию нематод в желудочно-кишечном тракте способствует высокая доступность пищи, а легкий выход во внешнюю среду обеспечивает продолжение жизненного цикла. В то время как большинство основных нематод ЖКТ получают свои питательные вещества, прикрепляясь к слизистой оболочке кишечного тракта и питаясь ею, аскарида также питается содержимым просвета кишечника.Анкилостомы прикрепляются к ворсинкам кишечника, истирая поверхность слизистой оболочки и питаясь слизистой оболочкой кишечника, усваивая комочки ткани и всасывая кровь из нижележащих капилляров, что делает анемию ярким симптомом заболевания, вызываемого этими паразитами (Wakelin 1996b).

Зоонозы

Зоонозы имеют всемирное значение и затрагивают широкий круг животных, потребляемых людьми или связанных с ними. Однако невозможно охватить их все в этом обзоре, поэтому мы сосредоточились на нематодах, приобретенных от домашних животных, преимущественно собак.Зоонозы особенно распространены в сельских районах развивающихся стран, таких как Индия. Здесь животные часто живут бок о бок с людьми в условиях перенаселенности, плохой социально-экономической ситуации, плохой санитарии и гигиены, а также зачастую недостаточное медицинское обслуживание и ветеринарные услуги, а также отсутствие осведомленности о зоонозных заболеваниях.

Одной из наиболее серьезных зоонозных инфекций, вызываемых нематодами желудочно-кишечного тракта, является токсокароз, вызываемый паразитом собак Toxocara canis , который тесно связан с A.lumbricoides и имеет аналогичный жизненный цикл. Эта нематода имеет мировое распространение и является одной из наиболее распространенных зоонозных нематодных инфекций ЖКТ у детей. Из-за загрязнения окружающей среды яйцами Toxocara в местах, часто посещаемых детьми, таких как песочницы, частая передача нематод происходит из почвы, загрязненной фекалиями собак, людям (Шанц 1991; Трауб и др. 2005). Большинство людей, инфицированных Toxocara , остаются бессимптомными, в то время как у меньшинства развиваются тяжелые или смертельные заболевания висцеральной мигрирующей личинки, глазной мигрирующей личинки и скрытого токсокароза.При этих заболеваниях яйца вылупляются в тонком кишечнике, а личинки мигрируют в печень, легкие, глаза и другие органы тела, где вызывают некроз тканей, хронические заболевания печени, отеки, кровотечения и эозинофилию. Большинство случаев можно предотвратить путем улучшения гигиены, устранения паразитов у собак (особенно щенков, из-за трансплацентарной передачи) и предотвращения игр детей в местах, часто посещаемых инфицированными животными (Hartleb & Januszewski 2001; Baboolal & Rawlins 2002; Traub et al. al. 2005).

Заражение человека анкилостомозом собак, Ancylostoma ceylanicum , происходит в регионах с низкими социально-экономическими условиями, таких как Филиппины и Южная Америка, где надлежащая обувь недоступна, а инфицированные собаки живут в той же среде, что и люди (Веласкес И Кабрера 1968). Однако не только в беднейших регионах мира анкилостомы могут инфицировать людей: Ancylostoma caninum часто поражает людей в странах с тропическим и умеренным климатом, включая Австралию и США.В основном это связано с большим количеством собак, которых содержат в качестве домашних животных, а также с поведением как людей, так и собак, например люди, как правило, ходят босиком по влажной траве или на пляже, где они могут подвергаться воздействию инфекционных личинок, проникающих через кожу, поскольку эти места также часто посещаются инфицированными собаками. Инфекция, вызванная A. caninum , может привести к эозинофильному энтериту, поражающему в основном тонкий кишечник. Хотя эозинофильный энтерит поддается лечению, он может быть рецидивирующим, возможно, по сезонной схеме, как у собак, и считается, что это связано с реактивацией спящего L3.Присутствие инфекционного L3 анкилостомы у людей также может приводить к развитию кожных мигрирующих личинок у этих аномальных хозяев (Prociv & Croese 1996; Traub et al. 2005).

Последствия инфекций, вызванных нематодами желудочно-кишечного тракта

В случае тяжелых инфекций, вызванных нематодами желудочно-кишечного тракта, наиболее частыми жалобами являются кишечные, такие как диарея, боль в животе и, в случае A. lumbricoides , непроходимость кишечника ( Gilles 1968; Gonzalez & Javier de la Cabada 1987; Clinch & Stephens 2000; Kucik et al. 2004). Однако эти паразитарные инфекции имеют более серьезные последствия, как описано ниже.

Анемия

Анемия является основным последствием заражения нематодами ЖКТ, в частности нематодами, но также было обнаружено, что тяжелые инфекции T. trichiura вызывают железодефицитную анемию (Gilgen et al. 2001). Большинство случаев анемии, вызванной анкилостомами, происходит у людей, которые живут в сельской местности в развивающихся странах и полагаются на сельскохозяйственный труд в качестве основного дохода семьи.Анемия снижает физическую способность выполнять работу, связанную с этим образом жизни, что приводит к плохому питанию и увеличению инфицирования анкилостомами, создавая тем самым порочный круг (Crompton 1986). Степень анемии зависит от интенсивности инфекции, вида инфицирующих нематод ( A. duodenale вызывает гораздо большую кровопотерю, чем N. americanus ), а также от уровня потребления железа и статуса питания хозяина (Albonico et al. 1998).

Тяжесть железодефицитной анемии выше у беременных женщин, инфицированных анкилостомами, по сравнению с небеременными инфицированными женщинами из-за естественного увеличения потребности в железе во время беременности.Усиление анемии может привести к смерти женщины и увеличению риска для будущего плода, например, к преждевременным родам. Таким образом, анкилостомы являются основным фактором, способствующим распространению анемии во всем мире, особенно среди недоедающих беременных женщин в развивающихся странах (Bundy et al. 1995; Dreyfuss et al. 2000).

Недоедание

Домашний скот, инфицированный нематодами GI, различается по своей способности справляться с этими инфекциями, и эта способность, вместе с серьезностью инфекции, зависит от статуса питания хозяина (Coop & Kyriazakis 2001).Считается, что то же самое можно сказать и о нематодных инфекциях желудочно-кишечного тракта человека. Недоедание встречается у людей, живущих в условиях эндемических инфекций, вызванных нематодами желудочно-кишечного тракта, т. Е. С высоким уровнем бедности, плохой санитарией и отсутствием надлежащих гигиенических стандартов, и приводит к дефициту железа, что приводит к анемии (см. Выше). Инфекции нематодами желудочно-кишечного тракта более проблематичны у детей, страдающих от недоедания (Stephenson et al. 2000). У молодых кишечных нематод не только пагубно влияют на пищевой статус хозяина, но они также вызывают потерю аппетита и влияют на его физическое, когнитивное и социальное развитие (Crompton 1986; Dossa et al. 2001). Эти последние эффекты в значительной степени связаны с недоеданием у детей, инфицированных гельминтами (Levav et al. 1995). Недоедание усугубляется после заражения нематодами желудочно-кишечного тракта, поскольку нематоды повреждают эпителиальные клетки слизистой оболочки кишечника во время кормления, что препятствует усвоению питательных веществ хозяином и приводит к задержке роста (Stephensen 1999). Это, в свою очередь, сказывается на производительности труда взрослых в развивающихся странах (Guyatt 2000).Однократная доза альбендазола для зараженных гельминтами детей в Кении значительно улучшила их скорость роста, вес, физическую форму, активность и аппетит (Stephenson et al. 1993). Таким образом, лечение инфекций желудочно-кишечных нематод восстанавливает нормальную скорость роста и аппетит, а также повышает производительность, особенно в развивающихся странах, где работа требует больших физических усилий.

Посещаемость школы и когнитивные функции

От умеренного до тяжелого бремени T. trichiura или нематоды у школьников приводят к плохой посещаемости школы и снижению когнитивной функции по сравнению с успеваемостью неинфицированных детей.Влияние на когнитивные функции связано с недоеданием (см. Выше), с анемией или без нее, а у детей с недостаточным питанием связано с интенсивностью нематодной инфекции ЖКТ. Однако плохая когнитивная деятельность обратима после лечения глистогонными препаратами. Следовательно, улучшение питания и снижение заболеваемости, вероятно, приведет к улучшению успеваемости в школе (Nokes et al. 1992a, b; Simeon et al. 1995).

Вторичные инфекции

Существуют две формы тяжелой инфекции S.stercoralis : гиперинфекционный стронгилоидоз и диссеминированный стронгилоидоз, оба из которых могут быть опасными для жизни у более восприимчивых пациентов с ослабленным иммунитетом. Обе тяжелые формы предполагают наличие большого количества глистов. Эти черви концентрируются в кишечнике и дыхательных путях в гиперинфекционной форме, но при диссеминированном стронгилоидозе распространяются по многим органам, включая центральную нервную систему. Обе тяжелые формы вызывают желудочно-кишечные, кожные и респираторные проблемы, а в случае диссеминированного заболевания они часто приводят к летальному исходу из-за повышенного риска менингита и других вторичных бактериальных инфекций, возникающих в результате заражения этой нематодой (Gilles 1968; Bwibo 1971; Milder et al. 1981; Гонсалес и Хавьер де ла Кабада 1987; Stürchler 1987; Fisher et al. 1993; Jain et al. 1994; Шнайдер и Роджерс 1997; Tsai et al. 2002; Кейзер и Натман 2004).

Инфекции, вызванные основными нематодами желудочно-кишечного тракта человека, нарушают иммунный ответ на другие серьезные инфекции, такие как туберкулез (ТБ) и вирус иммунодефицита человека (ВИЧ), каждая из которых контролируется иммунным ответом Th2. Этот тип иммунного ответа подавляется гельминтозами; следовательно, это потенциальный вклад в рост числа случаев туберкулеза и ВИЧ-инфекции в развивающихся странах.Гельминтные инфекции также индуцируют выработку Т-регуляторных цитокинов, интерлейкина (IL) -10 и трансформирующего фактора роста (TGF) — β , которые являются иммунодепрессивными и, как полагают, подавляют иммунные ответы, защищающие от туберкулеза. Считается, что это подавление иммунного ответа хозяина отвечает за более быстрое прогрессирование ВИЧ-инфекции в СПИД в развивающихся странах (Bentwich et al. 1999; Othieno et al. 1999; Elliott et al. 2003). Люди с гельминтозными инфекциями демонстрируют выраженный иммунный ответ Th3 и имеют хроническую иммуноактивацию, что увеличивает их восприимчивость к ВИЧ и туберкулезу. Вакцины против ВИЧ и ТБ, разрабатываемые в настоящее время, могут не иметь эффекта в регионах, где гельминтные инфекции являются эндемичными, то есть в районах с наиболее высокой заболеваемостью ВИЧ и ТБ. Это связано с ранее существовавшими иммунными ответами Th3 инфицированных людей, которые могут быть не в состоянии развить защитный ответ Th2 после вакцинации (Bentwich et al. 1995; Borkow & Bentwich 2000). Однако одна потенциальная вакцина-кандидат против ВИЧ включает использование адъюванта, который изменяет иммунный ответ пораженных людей с Th3 на Th2. Адъюванты, которые не вызывают изменения ответа Th2, не влияют на защиту от этих инфекций (Ayash-Rashkovsky et al. 2002). Таким образом, наличие гельминтозов увеличивает восприимчивость людей к вторичным инфекциям, требующим иммунного ответа Th2 для защиты.

Борьба с нематодами желудочно-кишечного тракта человека

Антигельминтные средства

В настоящее время основным средством борьбы с инфекциями желудочно-кишечных нематод человека является введение одного из четырех химиотерапевтических антигельминтных препаратов, рекомендованных ВОЗ для лечения этих инфекций. Эти препараты представляют собой альбендазол, мебендазол, левамизол и пирантел, и существует по крайней мере одно антигельминтное средство, которое можно использовать для лечения каждой из основных нематод желудочно-кишечного тракта человека (). Эти препараты принадлежат к двум различным классам: группа 1, бензимидазолы (альбендазол и мебендазол), и группа 2, имидазотиазолы / тетрагидропиримидины (левамизол и пирантел).Существует третий класс глистогонных средств, макроциклические лактоны (группа 3; например, ивермектин), которые используются для лечения нематодных инфекций желудочно-кишечного тракта домашнего скота, но только недавно были зарегистрированы для применения у людей против стронгилоидоза во Франции, Австралии и США. США, хотя ивермектин был доступен для применения против филяриатных нематод в течение нескольких лет (Albonico et al. 1999).

Таблица 2

Процент излечиваемости противогельминтных средств, используемых в настоящее время для борьбы с инфекциями, вызванными нематодами желудочно-кишечного тракта (ЖКТ) человека

901 Анкилостомы 44 * 18
нематоды ЖКТ (%)
A.lumbricoides T. trichiura E. vermicularis S. stercoralis
Мебендазол 95–100 2 95–100

2 95–100
Альбендазол 33–95 67–100 10–77 40–100 17–95
Тиабендазол
Pyrantel 37–88 81–100 0–56 > 90
Левамизол 66–100 66–100
Ивермектин 0–20 50–75 11–80 61–94 83–100
Pip эразин 74–94 c .90

Бензимидазолы представляют собой препараты широкого спектра действия, которые связываются со свободным β -тубулином, ингибируя его полимеризацию и таким образом препятствуя зависимому от микротрубочек захвату глюкозы паразитом. Имидазотиазолы / тетрагидропиримидины стимулируют никотиновые рецепторы ацетилхолина, что приводит к чрезмерной стимуляции, блокаде нервно-мышечных соединений и ригидному параличу червей. В этом случае паразиты не могут перемещаться в кишечном тракте и уносятся перистальтическим действием в кишечнике.Макроциклические лактоны действуют, открывая глутаматные хлоридные каналы, увеличивая проводимость хлорид-ионов, что приводит к дефектам нейротрансмиссии и вялому параличу. Существует четвертый класс глистогонных средств, гетероциклические этиленамины, самый известный из которых, пиперазин, используется только против A. lumbricoides и E. vermicularis . Этот препарат действует путем обратимого ингибирования нервно-мышечной передачи путем стимуляции рецепторов гамма-аминомасляной кислоты (ГАМК) в мышцах нематод, вызывая вялый паралич червей, которые затем удаляются с помощью нормальной перистальтики кишечника (Rang et al. 2003).

Эти глистогонные средства относительно безопасны и имеют очень мало незначительных побочных эффектов со стороны желудочно-кишечного тракта. Однако ни один из них не рекомендуется беременным женщинам, особенно в первом триместре. Хотя их можно вводить в виде однократных доз, эти препараты более эффективны при лечении несколькими дозами и, как правило, демонстрируют различную эффективность против различных видов нематод GI человека, при этом ни одно лекарство не является эффективным на 100% против всех видов нематод (). Например, альбендазол может уменьшить количество инфекций, вызываемых Ascaris , анкилостомами и Trichuris у школьников, так что улучшение роста, веса, физической подготовки, познавательных способностей и питания этих детей становится очевидным (Stephenson et al. 1993). Однако его эффективность варьируется в зависимости от вида: показатели излечения Ascaris , анкилостомы и Trichuris составили 95%, 78% и 48% соответственно (Horton 2000). Strongyloides stercoralis — наименее подходящая для лечения нематода ЖКТ человека, поскольку эффективность наиболее часто используемых антигельминтных средств, таких как мебендазол и пирантел, невысока, и наиболее эффективным антигельминтным средством в данном случае является тиабендазол. Однако побочные эффекты этого препарата являются обычными, наблюдаются в 50% случаев и включают тошноту, головокружение, слабость, анорексию, рвоту и / или головную боль.Хотя альбендазол и ивермектин более эффективны с меньшим количеством побочных эффектов, а ивермектин недавно был зарегистрирован для использования во Франции, Австралии и США, тиабендазол по-прежнему остается стандартным лекарством для лечения (Cook 1986; Stürchler 1987; Schneider & Rogers 1997). .

Санитария, гигиена и образование

Передача всех нематод ЖКТ человека, за исключением E. vermicularis , прекращается, когда все человеческие фекалии надлежащим образом и тщательно удаляются в уборных, поскольку люди являются единственным хозяином для этих видов и, как объяснялось ранее, единственный путь выхода на стадиях передачи — через человеческие фекалии.Для всех видов, но особенно для E. vermicularis , хорошая личная гигиена и высокий уровень чистоты очень важны для предотвращения инфекции. Одновременное лечение всех членов семьи также очень важно для предотвращения заражения E. vermicularis , потому что самки этого вида заражают постельное белье инфекционными яйцами, пока инфицированные люди спят (Gonzalez & Javier de la Cabada 1987; Cook 1994 ; Kucik et al. 2004).Поскольку люди — стадные животные и в основном спят семейными группами, эта стратегия передачи чрезвычайно эффективна, отсюда и космополитическое распространение остриц независимо от климата или географического положения.

Как упоминалось ранее, собаки могут действовать как резервуары важных зоонозных паразитов во всем мире, и эта роль имеет еще большее значение в областях беспорядочной дефекации. В одном районе на северо-востоке Индии яйца T. trichiura и A. lumbricoides , которые, как считается, являются специфическими для человека, были обнаружены в фекалиях собак, особенно тех, которые содержатся в качестве домашних животных.Было обнаружено, что эти яйца являются жизнеспособными, что позволяет предположить, что собаки могут действовать как переносчики инфекции Ascaris или Trichuris между людьми в этих условиях, вероятно, за счет проглатывания инфицированных человеческих фекалий, из которых яйца проходят через кишечник без вылупления и затем выводятся. потерял сознание с фекалиями собак. Повышение осведомленности и осведомленности населения о паразитарных зоонозах, особенно от собак, и просвещение сообществ о важности уборных значительно снизило бы распространенность нематод GI (Traub et al. 2002, 2005). Однако прямой контакт с собаками, инфицированными T. canis , также важен для передачи паразита человеку, поскольку яйца также могут быть обнаружены на шерсти инфицированных собак (Wolfe & Wright 2003). Таким образом, улучшение общей гигиены имеет решающее значение для снижения передачи этих паразитов.

Наряду с улучшением санитарного просвещения и общей гигиены и санитарии, для устойчивой борьбы с гельминтами необходимы более качественные жилищные условия, отвод сточных вод, водоснабжение и здравоохранение.В этих обстоятельствах стратегическое применение химиотерапевтических препаратов будет способствовать сокращению бремени гельминтов, заболеваемости и передачи, особенно в эндемичных районах (Roos 1997). Улучшения санитарии и гигиены важны для снижения риска повторного заражения и, в сочетании с глистогонными препаратами, могут улучшить рост и развитие миллионов детей (Albonico et al. 1999; Stephensen 1999). Эффективное удаление сточных вод также предотвратит повторные инфекции желудочно-кишечных нематод, а использование обуви является важным профилактическим методом против анкилостомозов (Gilles 1968; Gonzalez & Javier de la Cabada 1987; Kucik et al. 2004). Санитарное просвещение также играет важную роль в этих комплексных программах контроля, чтобы препятствовать геофагии, которая связана с интенсивностью и распространенностью инфекции A. lumbricoides , T. trichiura и T. canis (Geissler et al. 1998 ; Glickman et al. 1999). Поскольку школьники подвергаются наибольшему риску заражения этими паразитами и имеют самую высокую степень инфицирования, программы контроля с участием школьников должны иметь наибольшее влияние на передачу паразитов (Bundy et al. 1987, 1988). Однако наибольшая интенсивность заражения анкилостомами происходит у пожилых членов сообщества, поэтому программы борьбы с анкилостомами должны вовлекать этот сектор сообщества для достижения оптимального эффекта.

Хотя лечение текущими глистогонными средствами может значительно снизить количество паразитов, одна химиотерапия вряд ли предотвратит повторные инфекции, вызванные нематодами желудочно-кишечного тракта. С инфекциями лучше всего бороться с помощью комплексных стратегий, включающих обеспечение чистой водой, улучшение жилищных условий, улучшение санитарии и гигиены, санитарное просвещение и общий статус питания, а также стратегическое использование комбинаций химиотерапевтических противогельминтных средств.Используя такие комплексные программы контроля, стратегическое использование текущих противогельминтных препаратов продлит их эффективность и отсрочит возникновение резистентности (Schantz 1991; Coles 1995; Reynoldson et al. 1998; Albonico et al. 1999; Dossa et al. 2001).

Проблемы, связанные с существующими стратегиями борьбы с нематодными инфекциями ЖКТ человека

Борьба с паразитарными нематодными инфекциями затрудняется экологическими, социальными и экономическими факторами.Полное искоренение гельминтов невозможно без серьезных изменений социально-экономических условий во всем мире и без соответствующих финансовых вложений, необходимых для их обеспечения (Albonico et al. 1999). Следовательно, альтернативная стратегия состоит в том, чтобы признать, что глистные инфекции не могут быть искоренены, и затем попытаться снизить количество инфекций за счет снижения передачи паразита, тем самым ограничивая как количество людей, подверженных риску заражения, так и связанную с этим заболеваемость (Crompton 1999).

Основной проблемой в борьбе с нематодными инфекциями ЖКТ является развитие устойчивости к доступным в настоящее время глистогонным средствам. Устойчивость к препаратам всех трех основных классов глистогонных средств, используемых в животноводстве, широко распространена, особенно в Африке, Австралии, Новой Зеландии, Азии и Южной Америке (Waller 1997), и в настоящее время существует потенциальная опасность возникновения устойчивости у гельминтов. людей. Однако лечение людей глистогонными средствами реже, чем лечение домашнего скота, и происходит в рамках более эффективных программ контроля, которые должны замедлить появление резистентности у гельминтов человека (Geerts et al. 1997; Roos 1997; Geerts & Gryseels 2001; Хортон 2003). К сожалению, это тот случай, когда сопротивление возникает, а не тогда. В настоящее время бензимидазолы являются препаратами, которые наиболее часто используются для лечения инфекций желудочно-кишечных нематод человека, но именно к этим препаратам нематоды домашнего скота выработали наибольшую устойчивость (Coles 1995). Таким образом, распространение устойчивости среди желудочно-кишечных нематод домашнего скота к доступным глистогонным средствам является важным предупреждением о широком использовании глистогонных средств для борьбы с нематодами желудочно-кишечного тракта человека (Coles 1995; Geerts & Gryseels 2000).Действительно, в последнее время появились сообщения, указывающие на снижение эффективности и возможное развитие устойчивости к глистогонным средствам в человеческой популяции. Например, на юго-востоке Мали мебендазол и пирантел недавно показали вызывающую тревогу низкую эффективность против инфицирования человека N. americanus (de Clercq et al. 1997; Sacko et al. 1999). Аналогичным образом, в регионе Кимберли на северо-западе Австралии пирантел неэффективен против A. duodenale , возможно, из-за развития устойчивости в результате частого использования этого препарата (Reynoldson et al. 1997). На острове Пемба, Занзибар, эффективность мебендазола против анкилостомы у школьников, по-видимому, снизилась в течение 5 лет, в течение которых детей регулярно лечили мебендазолом (уровень снижения яиц снизился с 82,4% до 52,1%). Это указывает на возможность появления устойчивых к мебендазолу нематод на острове Пемба и является важным предупреждением о постоянном использовании глистогонных средств в качестве единственного средства борьбы с нематодными инфекциями желудочно-кишечного тракта человека (Albonico et al. 1994, 2003).

Проблема развития резистентности вызывает особую тревогу, поскольку на стадии клинических испытаний находится немного новых лекарств. Однако недавние исследования выявили некоторых потенциальных кандидатов. В Перу и Мексике нитазоксанид, который в настоящее время доступен только для лечения простейших инфекций, успешно применялся против аскаридоза, трихоцефалеза и стронгилоидоза с небольшими побочными эффектами (Davila-Gutierrez et al. 2002; Ortiz et al. 2002). К сожалению, также нет вакцин для лечения нематодных инфекций желудочно-кишечного тракта человека, и вряд ли они появятся в обозримом будущем.

Стратегии отсрочки появления резистентности и максимального использования имеющихся глистогонных средств включают выборочную обработку популяций. Лечением только части затронутого сообщества, обычно тех, кто наиболее склонен к тяжелым инфекциям, или лечением в то время года, когда значительная часть червей находится во внешней среде хозяина, давление отбора на червей с устойчивыми аллелями не так интенсивно, как могло бы быть в противном случае.Черви, которые избегают лечения (либо у лиц, не подвергавшихся лечению, либо в окружающей среде в виде яиц или личинок), представляют собой «червей в убежищах» с неустойчивыми генотипами. Таким образом, на уровне популяции паразитов неустойчивые черви выживают после эпизодов лечения и, таким образом, помогают ослабить резистентные аллели в популяции и замедлить рост устойчивости, который в противном случае произошел бы, если бы все черви подверглись действию глистогонного средства. рассматриваемый (Smith 1990; Smith et al. 1999; Coles 2002, 2005).

Другие стратегии замедления появления резистентности включают применение комбинаций различных антигельминтных препаратов. Например, пирантел сам по себе имеет очень низкую эффективность против T. trichiura , но в комбинации пирантел-оксантел (оксантел является еще одним препаратом группы 2) скорость снижения яиц составила более 80% (Albonico et al. ). 2002). Было обнаружено, что совместное введение левамизола и мебендазола значительно увеличивает эффективность против A.lumbricoides , T. trichiura и анкилостомы по сравнению с одним из этих препаратов (Albonico et al. 2003). Вероятно, что усиление комбинированной терапии замедлит развитие резистентности, особенно когда используются комбинации, включающие разные препараты с разными способами действия (Smith 1990; Coles 2006). Комбинированная терапия, таким образом, является предпочтительной и должна использоваться в качестве лечения выбора против гельминтов, передаваемых через почву.

Другой формой комбинированной терапии, которая может использоваться для борьбы с кишечными нематодными инфекциями, является сочетание программ лечения различных заболеваний, таких как малярия, шистосомоз, кишечные гельминтозы и филяриатоз (Molyneux & Nantulya 2004), где комбинации лекарственных препаратов, такие как ивермектин и альбендазол , или празиквантел и альбендазол, используются для увеличения спектра эффективности.В двух ранних исследованиях изучали действие комбинации ивермектина и альбендазола против филяриальной нематоды, Wuchereria bancrofti , и кишечных гельминтов, A. lumbricoides , T. trichiura и нематод. Оба исследования продемонстрировали, что комбинированное лечение привело к значительно большему снижению распространенности и интенсивности инфекции всех трех кишечных гельминтов и W. bancrofti . Следовательно, комплексные программы борьбы с различными заболеваниями, вероятно, существенно улучшат здоровье инфицированных групп населения, особенно детей (Addiss et al. 1997; Beach et al. 1999). Однако эти комплексные программы контроля находятся только на начальной стадии.

В развивающихся странах одной из основных проблем в борьбе с инфекциями желудочно-кишечных нематод является стоимость глистогонных средств по сравнению с семейным бюджетом, хотя в некоторых частях мира в последние годы цены упали, а глистогонные препараты могут стоить дорого. только часть цены, взимаемой в развитых странах. Даже в этом случае могут использоваться более дешевые и менее эффективные лекарства, такие как тетрахлорэтилен, или лечение может проводиться совместно между членами семьи, так что каждый член получает меньше рекомендованной дозы (Cook 1986).Использование субоптимальных доз способствует распространению генотипов паразитов, имеющих аллели устойчивости к глистогонным средствам (Smith 1990). Гораздо большие затраты на борьбу с нематодными инфекциями желудочно-кишечного тракта человека, особенно в развивающихся странах, связаны с обеспечением чистой водой, улучшенными санитарными условиями и хорошей первичной медико-санитарной помощью (Guyatt & Evans 1992).

Таким образом, очевидно, что существует множество проблем, связанных с борьбой с нематодными инфекциями ЖКТ, и что необходимы новые методы.

Поиск новых глистогонных средств

Альтернативной стратегией может быть использование натуральных продуктов, обладающих глистогонными свойствами. В последнее время наблюдается возрождение исследований встречающихся в природе веществ на предмет их антигельминтных свойств (например, см. Guarrera 1999; Waller et al. 2001; Githiori et al. 2003; Hördegen et al. 2003; Hounzangbe- Adote et al., 2005a, b), и это во многом связано с наличием устойчивости к современным химиотерапевтическим глистогонным средствам.Исследуемый материал часто имеет растительное происхождение, и это направление исследований поощряется тем фактом, что такие растительные экстракты традиционно использовались коренными народами, в основном в тропиках, против нематод GI как человека, так и домашнего скота. На сегодняшний день очень немногие из этих предполагаемых природных глистогонных средств прошли всестороннюю научную оценку (например, Raj 1974; Desta 1995; Tandon et al. 1997; McGaw et al. 2000; Giday et al. 2003; Beloin et al. al. 2005). Возможно, наиболее обнадеживающие данные были получены от группы экстрактов растений, богатых активностью цистеиновых протеиназ (; Stepek et al. 2004). К ним относятся латексы, вызванные ранами, из видов инжира, папайи и молочая, а также экстракты фруктов, стеблей и листьев ананаса. Например, латекс Ficus glabrata является хорошо известным глистогонным средством в Центральной и Южной Америке. С начала прошлого века несколько других видов инжира, такие как Ficus laurifolia , также использовались против Trichuris , Taenia , Ascaris и Enterobius .Кроме того, папайя ( Carica papaya ) и ананас ( Ananas comosus ) использовались для лечения цыплят, собак, свиней и людей, инфицированных кишечными паразитами. Однако использование этих традиционных методов лечения происходило только в тех районах, где были обнаружены растения, и их использование быстро сократилось, когда были введены современные синтетические лекарства (Gaughran, 1976).

Таблица 3

Известные растительные источники цистеиновых протеиназ

С появлением резистентности к синтетическим глистогонным средствам интерес к этой области исследований в настоящее время возродился, хотя удовлетворительные испытания на людях, которые соответствуют современным стандартам, по-прежнему отсутствуют.В одном редком примере в бассейне Амазонки неочищенный латекс F. glabrata вводили перорально в течение трех дней подряд в дозе 1 мл / кг. После лечения наблюдалось снижение яйценоскости Ascaris (85%), Strongyloides (72%), Ancylostoma / Necator (55%) и Trichuris (67%), что почти соответствовало эффективности современных синтетических глистогонных средств, используемых в качестве положительного контроля. Не было отмечено никаких побочных эффектов, связанных с использованием латекса из инжира (Hansson et al. 1986). Исследования в области животноводства почти столь же редки, хотя отдельные истории предполагают успешное использование неочищенного латекса C. papaya уже в 19 веке против аскарид, ленточных червей, власоглавов и нематод (Berger & Asenjo 1940). В двух хорошо задокументированных испытаниях однократная доза неочищенного латекса C. papaya обеспечивала сравнимую антигельминтную эффективность с доступными в настоящее время синтетическими антигельминтными средствами в отношении снижения выхода яиц и количества глистов у свиней, инфицированных круглыми червями, Ascaris suum (Satrija et al. 1994) и мышей, инфицированных Heligmosomoides polygyrus , одной из наиболее распространенных лабораторных моделей для рутинного скрининга потенциальных кандидатов в лекарства (Satrija et al. 1995).

Хотя вышеупомянутые исследования описывают антигельминтную эффективность экстрактов папайи и инжира, механизм действия, посредством которого эти экстракты оказывали свое действие, не оценивался. Это важно, поскольку действующее законодательство о лекарственных средствах требует понимания механизма действия лекарственных препаратов-кандидатов до регистрации для использования в качестве альтернативных методов лечения нематодных инфекций ЖКТ у людей. In vitro. прежде, чем образовались маленькие волдыри, которые позже перфорировались, высвобождая внутренние структуры и вызывая гибель нематоды (Роббинс, 1930). Очищенный папаин из латекса папайи (Berger & Asenjo 1940) и бромелайн из свежего ананасового сока (Berger & Asenjo 1939) также вызывают быстрое изъязвление A.suum с последующим перевариванием червя in vitro . Эти исследования, вместе взятые, показали, что антигельминтные свойства ананасового сока и латекса видов Ficus и C. papaya имели аналогичный механизм действия, который отличался от имеющихся в настоящее время антигельминтных средств. Большинство этих растений широко доступны и недороги в тропических и субтропических странах, регионах с наибольшей интенсивностью заражения.

Доказательство того, что действующими веществами в этих растительных экстрактах являются цистеиновые протеиназы, было предоставлено Stepek et al. (2005), используя H. polygyrus in vitro . Растительные экстракты или очищенные из них цистеиновые протеиназы обладали глистогонной активностью только в том случае, если присутствовал восстанавливающий агент (цистеин). Эти ферменты, как хорошо известно, активны только в восстанавливающей среде. Кроме того, специфический инактиватор цистеиновых протеиназ семейства папаина, l- транс, -эпоксисукцинил-лейциламидо-4-гуанидинобутан (E-64), полностью подавлял антигельминтную активность. Также было продемонстрировано, что этот механизм специфичен для цистеиновых протеиназ в том смысле, что он не встречается с аспарагиновой или сериновой протеиназами, обнаруженными в пищеварительном канале млекопитающих.Переваривание кутикулы также происходило при инкубации тех же ферментов in vitro с нематодами GI грызунов, Trichuris muris (Stepek et al. 2006), Protospirura muricola (G. Stepek et al. , личное сообщение) и A. ceylanicum (Г. Степек и др. , личное сообщение). Такой же механизм действия наблюдался также у in vivo против H. polygyrus , что привело к изгнанию только пораженных червей из желудочно-кишечного тракта мыши (G.Степек и др. , личное сообщение). Кроме того, свежий латекс из растений инжира Ficus carica и Ficus insipida также частично переваривал цестоду Rodentolepis ( Vampirolepis ) nana и оксиурид, Syphacia obvelata и Aspiculuris tetraptera. (де Аморин и др. 1999). Таким образом, механизм действия не ограничен одним видом нематод, а оказывает такое же пагубное воздействие на ряд нематод и цестод ЖКТ.

Потенциальные проблемы цистеиновых протеиназ растений как глистогонных средств

Цистеиновые протеиназы растений могут показаться жизнеспособной альтернативой существующим антигельминтным средствам, но с этими ферментами связаны некоторые потенциальные проблемы. Хорошо известно, что папаин и его гомологи неактивны при низком pH. Это происходит по двум причинам, первая из которых связана с p Ka основного тиолат-аниона, который обычно составляет около 4 pH. Это означает, что при значениях pH ниже 4 (например, в желудке) ферменты будут в значительной степени неактивными. .Вторая причина заключается в том, что эти ферменты претерпевают необратимую денатурацию при низком pH, так что после прохождения через желудок ферменты могут быть необратимо инактивированы, даже если pH затем повышается до значения, близкого к их оптимуму pH 7-8. Недавно было высказано предположение, что эти свойства, а также переваривание желудочной протеиназой пепсином могут означать, что антигельминтные протеиназы должны быть защищены от низкого pH, чтобы быть эффективными в качестве антигельминтных средств (Huet et al. 2006). Все успешные исследования in vivo , опубликованные на сегодняшний день, использовали неочищенные ферментные препараты, такие как неочищенный латекс папайи.Наши недавние данные продемонстрировали, что при пероральном введении в виде неочищенного латекса достаточная ферментативная активность выдерживает прохождение через весь желудочно-кишечный тракт мышей, чтобы опосредовать мощный антигельминтный эффект против видов нематод, обитающих в нижних отделах пищеварительного тракта (Stepek et al. 2006 г.). Возможно, присутствие белкового латексного материала является достаточным для локальной буферизации содержимого желудка от кислотности (которая также инактивирует пепсин), таким образом позволяя ферментам проходить через эту враждебную среду.Мы обнаружили, что введение чистого папаина мышам, инфицированным H. polygyrus , привело к гораздо более низкой эффективности, чем введение такого же количества цистеиновой протеиназы в форме неочищенного латекса (G. Stepek et al. , неопубликованные данные). . Следует ожидать, что улучшенные составы и способы доставки повысят эффективность чистых ферментов в будущем, особенно как Hale (2004) недавно показал, что когда бромелайн (из ананаса, Ananas comosus ) вводился с антацидом, он сохранял свою активность во всем кишечном тракте мышей.

Хотя токсичность очищенных ферментов, по-видимому, довольно низкая (химопапаин уже является лицензированным препаратом для лечения заболеваний межпозвонковых дисков, и многие цистеиновые протеиназы растений используются в качестве смягчителей мяса и в других аспектах приготовления пищи) , могут возникнуть проблемы, связанные с аллергией. Однако они обычно возникают после попадания в дыхательные пути, как это обычно бывает при аллергии, опосредованной иммуноглобулином E (IgE) (Soto-Mera et al. 2000; Nelde et al. 2001), и ожидается, что серьезные аллергические реакции после перорального приема будут крайне редкими. Однако Hale (2004) обнаружил антитела против бромелаина в сыворотке мышей после продолжительного (18 недель) ежедневного перорального введения фермента. Известно, что бромелайн разрушает некоторые маркеры клеточной поверхности, необходимые для воспалительных реакций, влияет на выработку секреции цитокинов и обычно проявляет противовоспалительную активность при введении in vivo (Hale & Haynes 1992; Hale et al. 2002). Однако у грызунов слизистая оболочка кишечника обновляется быстро (2–3 дня), и нормальная функция быстро восстанавливается либо после однократного перорального лечения, либо после недели ежедневного лечения. Другие причины токсичности могут быть связаны с пероральным приемом некоторых неочищенных препаратов латекса. Например, дозы 10 мл / кг / день в течение 3 дней для латекса F. carica или F. insipida вызывали смертельно высокие уровни токсичности у мышей (de Amorin et al. 1999).

Как и в случае с другими стратегиями борьбы, повторное инфицирование обязательно произойдет, если не будут улучшены стандарты гигиены и санитарии, и поэтому требуется сочетание противогельминтного лечения и лучшей гигиены.Таким образом, если улучшения в области санитарии и гигиены не будут приняты и поддержаны, использование цистеиновых протеиназ растений в качестве антигельминтных средств может не принести особой пользы. С другой стороны, цистеиновые протеиназы растений в качестве новых антигельминтных средств только добавят к ряду инструментов и связанных с ними стратегий, направленных на поддержание низкой распространенности инфекции и низкой заболеваемости, а не на искоренение. В этом контексте, поскольку эти ферменты естественным образом встречаются в тропических растениях, они открывают возможности для местного производства и могут породить новые сельскохозяйственные предприятия для развивающихся стран.Этому, в свою очередь, может способствовать создание новых сортов исходных растений, которые содержат более активные ферменты в более высоких концентрациях, с помощью классических программ селекции или трансгенеза после того, как были идентифицированы ответственные гены. На индивидуальном уровне они предлагают дешевые и регулярные поставки лекарств для лечения нематодных инфекций бедных людей в развивающихся странах.

Выводы

В настоящее время борьба с нематодными инфекциями желудочно-кишечного тракта человека не является полностью адекватной, несмотря на существование химических глистогонных средств различной эффективности.Неизбежность развития устойчивости к текущим антигельминтным средствам усложнит будущий контроль за инфекциями желудочно-кишечных нематод у людей, если не будут открыты новые лекарства или если существующие антигельминтики не будут использоваться стратегически, чтобы избежать возникновения резистентности. Для борьбы с нематодами ЖКТ крайне необходимы новые противогельминтные препараты, механизмы действия которых отличаются от тех, которые доступны в настоящее время. В отсутствие каких-либо новых кандидатов в разработке химических препаратов цистеиновые протеиназы, встречающиеся в природе в растениях, таких как папайя, ананас и инжир, представляют собой жизнеспособный вариант.Эти методы лечения будут относительно недорогими, не будут вызывать серьезных побочных реакций и веками используются коренными народами тропических стран. Ожидается, что улучшенные методы доставки принесут дальнейший прогресс с точки зрения эффективности и безопасности, и совершенно необходимо, чтобы цистеиновые протеиназы растений были протестированы на соответствие современным фармацевтическим стандартам и чтобы их потенциальные преимущества оценивались в контролируемых исследованиях. Такую работу следует проводить со всей возможной поспешностью, поскольку защита, обеспечиваемая текущими химическими глистогонными средствами, может скоро быть ограничена.

Благодарности

Наша работа по антигельминтному действию цистеиновых протеиназ растений была профинансирована Leverhulme Trust при гранте DJB, IRD и JMB.

Ссылки

  • Абрахам К.И., Джоши П.Н. Исследования протеиназ из латекса Calotropis gigantea . I: Очистка и некоторые свойства двух протеиназ, содержащих углевод. Биохим. Биофиз. Acta. 1979; 568: 111–119. [PubMed] [Google Scholar]
  • Аддисс Д.Г., Бич М.Дж., Страйт Т.Г. и др.Рандомизированное плацебо-контролируемое сравнение ивермектина и альбендазола отдельно и в комбинации с микрофиларемией Wuchereria bancrofti у гаитянских детей. Ланцет. 1997; 350: 480–484. [PubMed] [Google Scholar]
  • Albonico M, Smith PG, Hall A, Chwaya HM, Alawi KS, Savioli L. Рандомизированное контролируемое испытание, сравнивающее мебендазол и альбендазол против Ascaris , Trichuris и анкилостомозов. Пер. R. Soc. Троп. Med. Hyg. 1994; 88: 585–589. [PubMed] [Google Scholar]
  • Альбонико М., Штольцфус Р.Дж., Савиоли Л. и др.Эпидемиологические данные о различном влиянии анкилостомы Ancylostoma duodenale или Necator americanus на уровень железа у детей. Int. J. Epidem. 1998. 27: 530–537. [PubMed] [Google Scholar]
  • Альбонико М., Кромптон DWT, Савиоли Л. Стратегии борьбы с кишечными нематодными инфекциями человека. Adv. Паразитол. 1999; 42: 277–341. [PubMed] [Google Scholar]
  • Альбонико М., Бикл К., Хаджи Х. Дж. И др. Оценка эффективности пирантела-оксантела для лечения нематодных инфекций, передающихся через почву.Пер. R. Soc. Троп. Med. Hyg. 2002. 96: 685–690. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Albonico M, Bickle Q, Ramsan M, Montresor A, Savioli L, Taylor M. Эффективность мебендазола и левамизола по отдельности или в комбинации против кишечных нематодных инфекций после многократного целенаправленного лечения мебендазолом на Занзибаре. Бык. КТО. 2003. 81: 343–352. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • de Amorin A, Borba HR, Carauta JPP, Lopes D, Kaplan MAC. Антигельминтная активность латекса видов фикусов .J. Этнофарм. 1999. 64: 255–258. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ayash-Rashkovsky M, Weisman Z, Diveley J, Moss RB, Bentwich Z, Borkow G. Генерация иммунных ответов Th2 на инактивированный, обедненный gp120 ВИЧ-1 у мышей с доминантным смещением Th3 иммунный профиль с помощью иммуностимулирующих олигонуклеотидов — актуальность для вакцин против СПИДа в развивающихся странах. Вакцина. 2002; 20: 2684–2692. [PubMed] [Google Scholar]
  • Baboolal S, Rawlins SC. Распространенность токсокароза среди школьников в Тринидаде.Пер. R. Soc. Троп. Med. Hyg. 2002. 96: 139–143. [PubMed] [Google Scholar]
  • Balls AK. Кристаллический папаин. Наука. 1937; 86: 379. [PubMed] [Google Scholar]
  • Beach MJ, Streit TG, Addiss DG, Prospere R, Roberts JM, Lammie PJ. Оценка сочетания ивермектина и альбендазола для лечения кишечных гельминтов и инфекций Wuchereria bancrofti у гаитянских школьников. Являюсь. J. Trop. Med. Hyg. 1999. 60: 479–486. [PubMed] [Google Scholar]
  • Белойн Н., Гбеассор М., Акпагана К. и др.Этномедицинское использование Momordica charantia (Cucurbitaceae) в Того и связь с его фитохимией и биологической активностью. J. Этнофарм. 2005; 96: 49–55. [PubMed] [Google Scholar]
  • Бентвич З., Калинкович А., Вейсман З. Активация иммунной системы является доминирующим фактором в патогенезе африканского СПИДа. Иммунол. Сегодня. 1995; 16: 187–191. [PubMed] [Google Scholar]
  • Бентвич З., Калинкович А., Вейсман З., Боркоу Г., Бейерс Н., Бейерс А.Д. Может ли ликвидация глистных инфекций изменить лицо больных СПИДом и туберкулезом.Иммунол. Сегодня. 1999. 20: 485–487. [PubMed] [Google Scholar]
  • Berger J, Asenjo CF. Антигельминтное действие свежего ананасового сока. Наука. 1939; 90: 299–300. [PubMed] [Google Scholar]
  • Berger J, Asenjo CF. Антигельминтная активность кристаллического папаина. Наука. 1940; 91: 387–388. [PubMed] [Google Scholar]
  • Booth M, Bundy DAP. Сравнительная распространенность инфекций Ascaris lumbricoides , Trichuris trichiura и анкилостомы и перспективы комбинированной борьбы.Паразитология. 1992; 105: 151–157. [PubMed] [Google Scholar]
  • Booth M, Bundy DAP, Albonico M, Chwaya HM, Alawi KS, Savioli L. Связи между инфекциями нескольких видов геогельминтов у школьников с острова Пемба. Паразитология. 1998. 116: 85–93. [PubMed] [Google Scholar]
  • Borkow G, Bentwich Z. Искоренение глистных инфекций может иметь важное значение для успешной вакцинации против ВИЧ и туберкулеза. Бык. КТО. 2000. 78: 1368–1369. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Бойкот AE.Анкилостомная инфекция. Ланцет. 1911; 1: 717–721. [Google Scholar]
  • Boycott AE, Haldane JS. Вспышка анкилостомоза в Англии. J. Hyg. 1903; 3: 95–136. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Brockbank WJ, Lynn KR. Очистка и предварительная характеристика двух асклепаинов из латекса Asclepias syriaca L. (молочая) Biochim. Biophys Acta. 1979; 578: 13–22. [PubMed] [Google Scholar]
  • Броклхерст К., Бейнс Б.С., Malthouse JPG. Различия во взаимодействии каталитических групп активных центров актинидина и папаина.Быстрая очистка полностью активного актинидина ковалентной хроматографией и определение характеристик его активного центра с помощью зондов реактивности с двумя протонами. Biochem. J. 1981; 197: 739–746. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Банди DAP, Купер ES, Томпсон Д.М., Дидье Дж. М., Симмонс И. Эпидемиология и динамика популяций Ascaris lumbricoides и Trichuris trichiura в одном сообществе. Пер. R. Soc. Троп. Med. Hyg. 1987. 81: 987–993.[PubMed] [Google Scholar]
  • Банди Д.А.П., Кан С.П., Роуз Р. Распространенность, интенсивность и частотное распределение желудочно-кишечных гельминтов среди детей городских трущоб из Куала-Лумпура, Малайзия. Пер. R. Soc. Троп. Med. Hyg. 1988. 82: 289–294. [PubMed] [Google Scholar]
  • Банди Д.А.П., Чан М.С., Савиоли Л. Инфекция анкилостомы во время беременности. Пер. R. Soc. Троп. Med. Hyg. 1995; 89: 521–522. [PubMed] [Google Scholar]
  • Burkhart CN, Burkhart CG. Оценка частоты передачи и мочеполовых осложнений энтеробиоза (острицы) Int.J. Dermatol. 2005; 44: 837–840. [PubMed] [Google Scholar]
  • Баттл Д.Д., Кембхави А.А., Sharp SL, Shute RE, Rich DH, Barrett AJ. Аффинная очистка новой цистеиновой протеиназы папайи, протеиназы IV и папаина из латекса папайи. Biochem. J. 1989; 261: 469–476. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Bwibo NO. Клиническое значение стронгилоидов у детей Африки. J. Trop. Med. Hyg. 1971; 74: 79–81. [PubMed] [Google Scholar]
  • Chan M-S. Глобальное бремя кишечных нематодных инфекций — пятьдесят лет спустя.Паразитол. Сегодня. 1997. 13: 438–443. [PubMed] [Google Scholar]
  • Chittenden RH. О протеолитическом действии бромелина, закваски ананасового сока. J. Physiol. 1894; 15: 249–310. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • de Clercq D, Sacko M, Behnke J, Gilbert F, Dorny P, Vercruysse J. Неудача мебендазола в лечении анкилостомозов человека в южном регионе Мали. Являюсь. J. Trop. Med. Hyg. 1997; 57: 25–30. [PubMed] [Google Scholar]
  • Clinch CR, Стивенс МБ.Описание случая аскаридоза. Arch. Fam. Med. 2000; 9: 1193–1194. [PubMed] [Google Scholar]
  • Coles GC. Химиотерапия нематод человека: извлечение уроков из проблем овец. Дж. Рой. Soc. Med. 1995; 88: 649P – 651P. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Coles GC. Нематоды крупного рогатого скота, устойчивые к глистогонным средствам: почему так мало случаев. Вет. Res. 2002. 33: 481–489. [PubMed] [Google Scholar]
  • Coles GC. Устойчивость к глистогонам — взгляд в будущее: перспектива Великобритании. Res.Вет. Sci. 2005. 78: 99–108. [PubMed] [Google Scholar]
  • Coles GC. Противогельминтная устойчивость и противогельминтные комбинации. Вет. Рек. 2006 в печати. [Google Scholar]
  • Conway DJ, Hall A, Anwar KS, Rahman ML, Bundy DAP. Семейная агрегация Strongyloides stercoralis инфекции в Бангладеш. Пер. R. Soc. Троп. Med. Hyg. 1995; 89: 258–261. [PubMed] [Google Scholar]
  • Cook GC. Клиническое значение гельминтов желудочно-кишечного тракта — обзор. Пер. R. Soc.Троп. Med. Hyg. 1986; 80: 675–685. [PubMed] [Google Scholar]
  • Cook GC. Enterobius vermicularis инфекции. Кишечник. 1994; 35: 1159–1162. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Coop RL, Kyriazakis I. Влияние питания хозяина на развитие и последствия нематодного паразитизма у жвачных животных. Тенденции. Паразитол. 2001; 17: 325–330. [PubMed] [Google Scholar]
  • Crompton DWT. Пищевые аспекты инфекции. Пер. R. Soc. Троп. Med. Hyg. 1986; 80: 697–705.[PubMed] [Google Scholar]
  • Crompton DWT. Сколько в мире людей гельминтозов. J. Parasitol. 1999; 85: 397–403. [PubMed] [Google Scholar]
  • Davila-Gutierrez CE, Vasquez C, Trujillo-Hernandez B, Huerta M. Сравнение нитазоксанида с хинфамидом и мебендазолом при лечении глистных инфекций и кишечных простейших у детей. Являюсь. J. Trop. Med. Hyg. 2002; 66: 251–254. [PubMed] [Google Scholar]
  • Деста Б. Традиционные эфиопские травяные препараты. Часть I: исследования токсичности и терапевтической активности местных теницидных препаратов.J. Этнофарм. 1995; 45: 27–33. [PubMed] [Google Scholar]
  • Dossa RAM, Ategbo EAD, de Koning FLHA, Van Raaij JMA, Hautvast JGAJ. Влияние добавок железа и дегельминтизации на показатели роста у детей дошкольного возраста Бенина. Евро. J. Clin. Nutr. 2001; 55: 223–228. [PubMed] [Google Scholar]
  • Дрейфус М.Л., Штольцфус Р.Дж., Шреста Дж. Б. и др. Анкилостомы, малярия и дефицит витамина А способствуют развитию анемии и дефицита железа у беременных женщин на равнинах Непала. J. Nutr.2000; 130: 2527–2536. [PubMed] [Google Scholar]
  • Дубей В.К., Джаганнадхам М.В. Procerain, стабильная цистеиновая протеаза из латекса Calotropis procra . Фитохимия. 2003. 62: 1057–1071. [PubMed] [Google Scholar]
  • Эллиотт AM, Kyosiimire J, Quigley MA, et al. Эозинофилия и развитие активного туберкулеза у ВИЧ-1-инфицированных угандийцев. Пер. R. Soc. Троп. Med. Hyg. 2003. 97: 477–480. [PubMed] [Google Scholar]
  • Englund PT, King TP, Craig LC, Walti A.Исследования фицина I: его выделение и характеристика. Биохимия. 1968; 7: 163–175. [PubMed] [Google Scholar]
  • Фишер Д., МакКарри Ф., Карри Б. Стронгилоидоз на северной территории: недооценка и недостаточное лечение? Med. J. Aust. 1993; 159: 88–90. [PubMed] [Google Scholar]
  • Фостер В.Д. История паразитологии. Лондон: E. & S. Livingstone Ltd; 1965. [Google Scholar]
  • Freedman DO, Zierdt WS, Lujan A, Nutman TB. Эффективность ивермектина в химиотерапии гельминтозов желудочно-кишечного тракта у человека.J. Infect. Дис. 1989; 159: 1151–1153. [PubMed] [Google Scholar]
  • Gaughran ERL. Фицин: история и современное состояние. Кварта. J. Crude Drug Res. 1976; 14: 1–21. [Google Scholar]
  • Гертс С., Грайсилс Б. Лекарственная устойчивость гельминтов человека: текущая ситуация и уроки животноводства. Clin. Microbiol. Ред. 2000; 13: 207–222. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Гертс С., Грайсилс Б. Устойчивость к глистогонам у гельминтов человека: обзор. Троп. Med. Int. Здоровье. 2001; 6: 915–921.[PubMed] [Google Scholar]
  • Гертс С., Коулс Г.К., Грайсилс Б. Устойчивость к глистогонам у гельминтов человека: извлечение уроков из проблем борьбы с гельминтами у домашнего скота. Паразитол. Сегодня. 1997; 13: 149–151. [PubMed] [Google Scholar]
  • Гейсслер П.В., Мваники Д., Тионго Ф., Фриис Х. Геофагия как фактор риска геогельминтных инфекций: долгосрочное исследование кенийских школьников начальных классов. Пер. R. Soc. Троп. Med. Hyg. 1998. 92: 7–11. [PubMed] [Google Scholar]
  • Гидай М., Асфау З., Элмквист Т., Вольду З.Этноботаническое исследование лекарственных растений, используемых народом зай в Эфиопии. J. Этнофарм. 2003. 85: 43–52. [PubMed] [Google Scholar]
  • Гилген Д., Mascie-Taylor CGN, Розетта Л. Кишечные гельминтозы, анемия и производительность труда сборщиц чая в Бангладеш. Троп. Med. Int. Здоровье. 2001. 6: 449–457. [PubMed] [Google Scholar]
  • Gilles HM. Желудочно-кишечные гельминтозы. BMJ. 1968; 2: 475–477. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Githiori JB, Höglund J, Waller PJ, Baker RL.Оценка антигельминтных свойств экстрактов некоторых растений, используемых скотоводами и мелкими фермерами в качестве средств для удаления глистов домашнего скота в Кении, против инфекций Heligmosomoides polygyrus у мышей. Вет. Паразитол. 2003. 118: 215–226. [PubMed] [Google Scholar]
  • Гликман Л.Т., Камара А.О., Гликман Н.В., Маккейб Г.П. Кишечные паразиты нематод у детей в сельских районах Гвинеи, Африка: распространенность и связь с геофагией. Int. J. Epidem. 1999. 28: 169–174. [PubMed] [Google Scholar]
  • Гонсалес С., Хавьер де ла Кабада Ф.Паразитарные инфекции толстой и прямой кишки. Клиника Байера. Гастроэнтерол. 1987; 1: 447–467. [PubMed] [Google Scholar]
  • Гуаррера П.М. Традиционное противоглистное, противопаразитарное и репеллентное использование растений в Центральной Италии. J. Ethnopharmacol. 1999; 68: 183–192. [PubMed] [Google Scholar]
  • Гайятт Х. Могут ли кишечные нематоды влиять на продуктивность во взрослом возрасте? Паразитол. Сегодня. 2000. 16: 153–158. [PubMed] [Google Scholar]
  • Гайатт Х.Л., Эванс Д. Экономические соображения по борьбе с гельминтами.Паразитол. Сегодня. 1992; 8: 397–402. [PubMed] [Google Scholar]
  • Hale LP. Протеолитическая активность и иммуногенность перорального бромелаина в желудочно-кишечном тракте мышей. Int. Иммунофармакол. 2004. 4: 255–264. [PubMed] [Google Scholar]
  • Hale LP, Haynes BF. Обработка человеческих Т-клеток бромелайном удаляет CD44, CD45RA, E2 / MIC2, CD6, CD7, CD8 и поверхностные молекулы Lue 8 / LAM1 и заметно усиливает опосредованную CD2 активацию Т-клеток. J. Immunol. 1992; 149: 3809–3816. [PubMed] [Google Scholar]
  • Хейл Л.П., Грир П.К., Семповски Г.Д.Лечение бромелайном изменяет лейкоцитарную экспрессию молекул клеточной поверхности, участвующих в клеточной адгезии и активации. Clin. Иммунол. 2002; 104: 183–190. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ханссон А., Велиз Дж., Накира С., Амрен М., Арройо М., Аревало Г. Доклинические и клинические исследования с латексом из Ficus glabrata HBK, традиционного кишечного глистогонного средства в регионе Амазонки. J. Этнофарм. 1986; 17: 105–138. [PubMed] [Google Scholar]
  • Хартлеб М., Янушевски К. Тяжелое поражение печени при мигрирующих висцеральных личинках.Евро. J. Gastroenterol. Гепатол. 2001; 13: 1245–1249. [PubMed] [Google Scholar]
  • Heinicke RM, Gortner WA. Стеблевой бромелайн — новый препарат протеазы из растений ананаса. Экон. Бот. 1957; 11: 225–234. [Google Scholar]
  • Hördegen P, Hertzberg H, Heilmann J, Langhans W., Maurer V. Глистогонная эффективность пяти растительных продуктов против желудочно-кишечных трихостронгилидов у искусственно инфицированных ягнят. Вет. Паразитол. 2003. 117: 51–60. [PubMed] [Google Scholar]
  • Хортон Дж.Альбендазол: обзор антигельминтной эффективности и безопасности у людей. Паразитология. 2000; 121: S113 – S132. [PubMed] [Google Scholar]
  • Хортон Дж. Глистные инфекции желудочно-кишечного тракта человека: сейчас ими пренебрегают. Trends Parasitol. 2003. 19: 527–531. [PubMed] [Google Scholar]
  • Hounzangbe-Adote S, Fouraste I., Moutairou K, Hoste H. Влияние четырех тропических растений in vitro на активность и развитие паразитической нематоды, Trichostrongylus colubriformis , in vitro.J. Helminthol. 2005a; 79: 29–33. [PubMed] [Google Scholar]
  • Hounzangbe-Adote MS, Paolini V, Fouraste I, Moutairou K, Hoste H. Влияние in vitro четырех тропических растений на три стадии жизненного цикла паразитической нематоды, Haemonchus contortus . Res. Вет. Sci. 2005b; 78: 155–160. [PubMed] [Google Scholar]
  • Huet J, Looze Y, Bartik K, Raussens V, Wintjens R, Boussard P. Структурная характеристика цистеиновых протеиназ папайи при низком pH. Biochem. Биофиз.Res. Commun. 2006; 341: 620–626. [PubMed] [Google Scholar]
  • Джайн А.К., Агарвал С.К., Эль-Садр В. Streptococcus bovis бактериемия и менингит, связанные с колитом Strongyloides stercoralis у пациента, инфицированного вирусом иммунодефицита человека. Clin. Заразить. Дис. 1994; 18: 253–254. [PubMed] [Google Scholar]
  • Янсен Э. Ф., Боллз А. К.. Химопапаин: новая кристаллическая протеиназа из латекса папайи. J. Biol. Chem. 1941; 137: 459–460. [Google Scholar]
  • Каппус К.Д., Лундгрен Р.Г., Джуранек Д.Д., Робертс Дж. М., Спенсер Х.С.Кишечный паразитизм в Соединенных Штатах: обновленная информация о продолжающейся проблеме. Являюсь. J. Trop. Med. Hyg. 1994; 50: 705–713. [PubMed] [Google Scholar]
  • Кейзер ПБ, Натман ТБ. Strongyloides stercoralis в популяции с ослабленным иммунитетом. Clin. Microbiol. Ред. 2004; 17: 208–217. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Killewo JZJ, Cairncross S, Smet JEM, Maikwano LF, Van Asten H. Образцы анкилостомоза и инфекции Ascaris в Дар-эс-Саламе. Acta Trop. 1991; 48: 247–249.[PubMed] [Google Scholar]
  • Kramer DE, Whitaker JR. Фикус Ферменты II: свойства протеолитических ферментов из латекса Фикус карика сорта Кадота. J. Biol. Chem. 1964; 239: 2178–2183. [PubMed] [Google Scholar]
  • Кучик С.Дж., Мартин Г.Л., Sortor BV. Общие кишечные паразиты. Являюсь. Fam. Phys. 2004. 69: 1161–1168. [PubMed] [Google Scholar]
  • Левав М., Мирский А.Ф., Шанц П.М., Кастро С., Круз М.Э. Паразитарная инфекция у детей школьного возраста с недостаточным питанием: влияние на поведение и ЭЭГ.Паразитология. 1995; 110: 103–111. [PubMed] [Google Scholar]
  • McGaw LJ, Jäger AK, Van Staden J. Антибактериальная, глистогонная и антиамебная активность лекарственных растений Южной Африки. J. Этнофарм. 2000. 72: 247–263. [PubMed] [Google Scholar]
  • Милдер Дж. Э., Уолцер П. Д., Килгор Дж., Резерфорд И., Кляйн М. Клинические особенности инфекции Strongyloides stercoralis в эндемичной зоне США. Гастроэнтерология. 1981; 80: 1481–1488. [PubMed] [Google Scholar]
  • Молинье Д.Х., Нантуля В.М.Увязка программ борьбы с болезнями в сельских районах Африки: стратегия в интересах бедноты для достижения целей Абуджи и целей развития тысячелетия. BMJ. 2004. 328: 1129–1132. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Нэппер А.Д., Беннетт С.П., Боровски М. и др. Очистка и характеристика множества форм цистеиновых протеиназ ананаина и комозаина, полученных из стеблей ананаса. Biochem. J. 1994; 301: 727–735. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Naquira C, Jimenez G, Guerra JG, et al.Ивермектин от стронгилоидоза человека и других кишечных гельминтов. Являюсь. J. Trop. Med. Hyg. 1989. 40: 304–309. [PubMed] [Google Scholar]
  • Nelde A, Teufel M, Hahn C, et al. Влияние пути и частоты воздействия антигена на реакцию IgE при аллергии. Int. Arch. Allergy Immunol. 2001; 124: 461–469. [PubMed] [Google Scholar]
  • Нокс С., Грантам-МакГрегор С.М., Сойер А.В., Купер Е.С., Робинсон Б.А., Банди Д.А. Умеренные и тяжелые инфекции Trichuris trichiura влияют на когнитивные функции у ямайских школьников.Паразитология. 1992a; 104: 539–547. [PubMed] [Google Scholar]
  • Нокс С., Грантам-МакГрегор С.М., Сойер А.В., Купер Е.С., Банди Д.А. Паразитарные гельминтозы и когнитивные функции школьников. Proc. R. Soc. Лондон. B. 1992b; 247: 77–81. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ортис Дж. Дж., Чегне Н. Л., Гаргала Дж., Фавеннек Л. Сравнительные клинические исследования нитазоксанида, альбендазола и празиквантела в лечении аскаридоза, трихуриоза и гименолепидоза у детей из Перу. Пер. Р.Soc. Троп. Med. Hyg. 2002; 96: 193–196. [PubMed] [Google Scholar]
  • Othieno C, Hirsch CS, Hamilton BD, Wilkinson K, Ellner JJ, Toossi Z. Взаимодействие Mycobacterium tuberculosis, индуцированного -индуцированным трансформирующим фактором роста β 1 и интерлейкином-10. Заразить. Иммун. 1999. 67: 5730–5735. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Prociv P, Croese J. Кишечная инфекция человека, вызванная Ancylostoma caninum : анкилостома, переоцененная в свете «нового» зооноза.Acta Trop. 1996; 62: 23–44. [PubMed] [Google Scholar]
  • Радж Р.К. Скрининг некоторых местных растений на антигельминтное действие против человека Ascaris lumbricoides . Indian J. Phys. Pharmacol. 1974. 18: 129–131. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ранг HP, Дейл М.М., Риттер Дж. М., Мур П. К.. Глава 49: Противогельминтные препараты. В: Ранг HP, Дейл М.М., Риттер Дж. М., Мур П.К., редакторы. Фармакология. 5. Лондон: Черчилль Ливингстон; 2003. С. 687–692. [Google Scholar]
  • Reynoldson JA, Behnke JM, Pallant LJ, et al.Неэффективность пирантела в лечении анкилостомозов человека ( Ancylostoma duodenale ) в регионе Кимберли на северо-западе Австралии. Acta Trop. 1997. 68: 301–312. [PubMed] [Google Scholar]
  • Рейнольдсон Дж. А., Бенке Дж. М., Грейси М. и др. Эффективность альбендазола против Giardia и анкилостомы в отдаленной общине аборигенов на севере Западной Австралии. Acta Trop. 1998. 71: 27–44. [PubMed] [Google Scholar]
  • Роббинс Б.Х. Протеолитический фермент фицина, антигельминтного свойства leche deigsigueron.J. Biol. Chem. 1930; 87: 251–257. [Google Scholar]
  • Робинсон GW. Выделение и характеристика пептидазы папайи А из коммерческого химопапаина. Биохимия. 1975. 14: 3695–3700. [PubMed] [Google Scholar]
  • Роос MH. Роль лекарств в борьбе с паразитарными нематодными инфекциями: нужно ли обходиться без них? Паразитология. 1997; 114: S137 – S144. [PubMed] [Google Scholar]
  • Роуэн А.Д., Баттл Д.Дж., Барретт А.Дж. Ананаин: новая цистеиновая протеиназа, обнаруженная в стебле ананаса. Arch. Biochem.Биофиз. 1988. 267: 262–270. [PubMed] [Google Scholar]
  • Sacko M, de Clercq D, Behnke JM, Gilbert FS, Dorny P, Vercruysse J. Сравнение эффективности мебендазола, альбендазола и пирантела в лечении анкилостомозов человека в южном регионе Мали , Западная Африка. Пер. R. Soc. Троп. Med. Hyg. 1999; 93: 195–203. [PubMed] [Google Scholar]
  • Сатрия Ф., Нансен П., Бьёрн Х., Муртини С., Хе С. Эффект латекса папайи против Ascaris suum у естественно инфицированных свиней.J. Helminthol. 1994; 68: 343–346. [PubMed] [Google Scholar]
  • Сатрия Ф., Нансен П., Муртини С., Хе С. Антигельминтная активность латекса папайи против патентованных Heligmosomoides polygyrus инфекций у мышей. J. Этнофарм. 1995; 48: 161–164. [PubMed] [Google Scholar]
  • Шанц П.М. Паразитарные зоонозы в перспективе. Int. J. Parasitol. 1991; 21: 161–170. [PubMed] [Google Scholar]
  • Шнайдер Дж. Х., Роджерс А. И.. Стронгилоидоз: многобомная паразитарная инфекция. Аспирантура.Med. 1997. 102: 177–184. [PubMed] [Google Scholar]
  • Симеон Д. Т., Грэнтхэм-МакГрегор С. М., Каллендер Дж. Э., Вонг М. С.. Лечение инфекции Trichuris trichiura улучшает рост, оценку орфографии и посещаемость школы у некоторых детей. J. Nutr. 1995; 125: 1875–1883. [PubMed] [Google Scholar]
  • Смит Г. Математическая модель эволюции устойчивости к глистогонам у нематодных паразитов прямого жизненного цикла. Int. J. Parasitol. 1990; 20: 913–921. [PubMed] [Google Scholar]
  • Smith G, Grenfell BT, Isham V, Cornell S.Еще раз о резистентности к глистам: недостаточная дозировка, химиопрофилактические стратегии и вероятность спаривания. Int. J. Parasitol. 1999; 29: 77–91. [PubMed] [Google Scholar]
  • Soto-Mera MT, López-Rico MR, Filgueira JF, Villamil E, Cidrás R. Профессиональная аллергия на папаин. Аллергия. 2000; 55: 983–984. [PubMed] [Google Scholar]
  • Степек Г., Бенке Дж. М., Баттл Д. Д., Дуче И. Р.. Природные цистеиновые протеиназы растений как противоглистные средства. Trends Parasitol. 2004. 20: 322–327. [PubMed] [Google Scholar]
  • Степек Г., Баттл Д. Д., Дуче И. Р., Лоу А., Бенке Дж. М..Оценка антигельминтного действия природных цистеиновых протеиназ растений против желудочно-кишечной нематоды, Heligmosomoides polygyrus , in vitro . Паразитология. 2005; 130: 203–211. [PubMed] [Google Scholar]
  • Степек Г., Лоу А. Е., Баттл Д. Д., Дуче И. Р., Бенке Дж. М.. In vitro и in vivo Антигельминтная эффективность цистеиновых протеиназ растений против нематод желудочно-кишечного тракта грызунов, Trichuris muris . Паразитология. 2006. 132: 681–689.[PubMed] [Google Scholar]
  • Стивенсен CB. Бремя инфекции из-за нарушения роста. J. Nutr. 1999; 129: 534S – 538S. [PubMed] [Google Scholar]
  • Stephenson LS, Latham MC, Adams EJ, Kinoti SN, Pertet A. Физическая подготовка, рост и аппетит кенийских школьников, больных анкилостомозом, Trichuris trichiura и Ascaris lumbricoides , улучшились четыре месяцев после однократного приема альбендазола. J. Nutr. 1993; 123: 1036–1046. [PubMed] [Google Scholar]
  • Стивенсон Л.С., Латам М.С., Оттесен Э.А.Недоедание и паразитарные гельминтозы. Паразитология. 2000; 121: S23 – S38. [PubMed] [Google Scholar]
  • Штюрхлер Д. Паразитарные заболевания тонкого кишечника. Клиника Байера. Гастроэнтерол. 1987; 1: 397–424. [PubMed] [Google Scholar]
  • Тандон В., Пал П., Рой Б., Рао Х.С.П., Редди К.С. In vitro Антигельминтная активность экстракта корневых клубней Flemingia vestita , местного растения в Шиллонге, Индия. Паразитол. Res. 1997. 83: 492–498. [PubMed] [Google Scholar]
  • Трауб Р.Дж., Робертсон И.Д., Ирвин П., Менке Н., Томпсон RCA.Роль собак в передаче желудочно-кишечных паразитов в отдаленном сообществе производителей чая на северо-востоке Индии. Являюсь. J. Trop. Med. Hyg. 2002. 67: 539–545. [PubMed] [Google Scholar]
  • Трауб Р.Дж., Робертсон И.Д., Ирвин П.Дж., Менке Н., Томпсон RCAA. Паразитарные зоонозы желудочно-кишечного тракта собак в Индии. Trends Parasitol. 2005; 21: 42–48. [PubMed] [Google Scholar]
  • Цай Х.С., Ли С.С.-Дж., Лю И-Ц и др. Клинические проявления стронгилоидоза на юге Тайваня. J. Microbiol. Иммунол.Заразить. 2002; 35: 29–36. [PubMed] [Google Scholar]
  • Веласкес СС, Кабрера, Британская Колумбия. Ancylostoma ceylanicum (Looss, 1911) у филиппинской женщины. J. Parasitol. 1968; 54: 430–431. [PubMed] [Google Scholar]
  • Вакелин Д. Глава 1: Паразиты и паразитизм. В: Вакелин Д., редактор. Иммунитет к паразитам: как бороться с паразитарными инфекциями. 2. Кембридж: Издательство Кембриджского университета; 1996a. С. 4–8. [Google Scholar]
  • Вакелин Д. Глава 7: Желудочно-кишечные нематоды.В: Вакелин Д., редактор. В «Иммунитет к паразитам: как бороться с паразитарными инфекциями». 2. Кембридж: Издательство Кембриджского университета; 1996b. С. 122–126. [Google Scholar]
  • Уоллер П.Дж. Противогельминтная устойчивость. Вет. Паразитол. 1997. 72: 391–412. [PubMed] [Google Scholar]
  • Уоллер П.Дж., Бернес Дж., Тамсборг С.М. и др. Растения как средства дегельминтизации домашнего скота в странах Северной Европы: историческая перспектива, распространенные убеждения и перспективы на будущее. Acta Vet. Сканд. 2001; 42: 31–44.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Whitfield PJ. Глава 2: Паразитарные гельминты. В: Cox FEG, редактор. Современная паразитология. 2. Оксфорд: Научные публикации Блэквелла; 1993. С. 24–52. [Google Scholar]
  • Вулф А., Райт И.П. Токсокароз человека и прямой контакт с собаками. Вет. Рек. 2003. 152: 419–422. [PubMed] [Google Scholar]

Паразитарная инфекция, симптомы острицы, лечение

Обзор

Что такое круглые черви?

Круглые черви — это небольшие организмы, которые могут жить в вашем кишечнике, являясь частью вашей пищеварительной системы, в течение длительного времени.Они могут быть вредными и вызывать множество проблем, включая боль в животе, лихорадку и диарею.

Круглые черви имеют длинные круглые тела и могут быть разных размеров в зависимости от вида. Яйца или личинки (только что вылупившиеся круглые черви) часто живут в инфицированной почве или стуле (фекалиях).

Что такое паразит?

Круглые черви — паразиты — организмы, которым необходимо жить на или в другом существе (хозяине), чтобы выжить. Часто паразит создает проблемы для своего хозяина. Что касается круглых червей, им нужно тело человека или другого животного, чтобы превратиться в яйцекладку.

Насколько распространены круглые черви?

Сотни миллионов людей во всем мире заражены круглыми червями в любой момент времени. Но многие из этих паразитов необычны в Соединенных Штатах. Американцы могут контактировать с ними во время поездок в определенные страны.

Острицы являются наиболее распространенной инфекцией аскариды в Соединенных Штатах, от 20 до 42 миллионов человек, многие из которых — дети.

Как человек заражается круглыми червями?

Путь в организм зависит от типа аскариды.Многие из этих паразитов попадают в организм через рот. Заражение часто происходит от прикосновения к корме или почве, зараженной яйцами, и не мытье рук (фекально-оральный путь). Инфекции острицы возникают в результате прикосновения к яйцам, отложенным возле отверстия ягодиц (ануса).

Люди могут случайно проглотить яйца аскариды, приготовив пищу или прикоснувшись к зараженной почве. Затем яйца вылупляются внутри тела.

Что касается других круглых червей, то яйца могут скрываться в еде, которую едят люди. А в некоторых случаях личинки могут попадать в организм прямо через кожу.Независимо от того, как они попадают, большинство круглых червей попадают в кишечник, вызывая инфекцию или заболевание.

Кто подвержен риску заражения аскаридами?

Аскариды может заразиться любой человек. Инфекции аскариды чаще встречаются у детей и людей:

  • Живут в бедности, особенно в слаборазвитых регионах мира.
  • Жить в теплом климате.
  • Проживание в учреждении, таком как тюрьма или психиатрическое учреждение.
  • Несоблюдение правил гигиены.

Аскариды заразны?

Да. При контакте с инфицированными фекалиями людей или животных можно заразиться круглыми червями. Вы также можете заразиться ими, прикоснувшись к инфицированным поверхностям, например к земле.

Могу ли я заразиться круглыми червями от моих домашних животных?

Да. Если у вашего питомца есть круглые черви, вы можете подвергнуться воздействию яиц или личинок в их фекалиях. Домашнее животное с круглыми червями может передать болезнь многим людям. Поговорите со своим ветеринаром о защите вас и вашего питомца от круглых червей.

Симптомы и причины

Что вызывает аскариды?

У каждого типа аскариды есть разные причины и разные симптомы.

Каковы причины и симптомы аскаридоза кишечника?

Этот вид аскариды передается из-за несоблюдения правил гигиены. Часто обитает в человеческих фекалиях (фекалиях). Люди заражаются этим при контакте рук в рот.

Если у вас инфекция кишечника аскаридозом, симптомы могут отсутствовать.Однако вы можете увидеть живых червей в своих фекалиях. Если у вас есть симптомы, они могут включать:

Каковы причины и симптомы анкилостомоза?

Люди заражаются анкилостомозом при ходьбе босиком по грязи, смешанной с инфицированными фекалиями.

Если у вас анкилостомоз, вы можете не заметить симптомов, если в остальном ваше здоровье хорошее. Если у вас есть симптомы, они могут включать:

  • Анемия, когда у вас недостаточно эритроцитов, из-за чего вы чувствуете усталость и слабость.
  • Колики, постоянный плач и суетливость у здорового ребенка.
  • Диарея.
  • Слабые боли в животе и спазмы кишечника.
  • Тошнота.

Каковы причины и симптомы острицы?

Острица — наиболее распространенная инфекция аскариды в Соединенных Штатах. Чаще всего встречается у детей и может легко передаваться в школе или детском саду. Инфекция начинается, когда яйца попадают в рот и попадают в кишечник. Из яиц вылупляются взрослые острицы.

Затем самка остриц откладывает яйца в анус и вокруг него (отверстие ягодиц).Не осознавая этого, люди касаются яиц пальцами. Например, маленький ребенок может дотронуться до ягодиц, почесать их или не вымыть руки после посещения туалета. Родители могут неправильно мыть руки после смены подгузника у ребенка, у которого есть острицы.

Прикоснувшись к инфицированной области, люди могут засовывать пальцы в рот или рядом с ним или касаться поверхностей. Яйца остриц могут прикрепляться к постельному белью, одежде, игрушкам, дверным ручкам, мебели и смесителям на срок до двух недель.

У больных острицами симптомы могут быть легкими или отсутствовать совсем.Самый частый симптом — зуд вокруг ануса или влагалища. Зуд может усилиться после того, как острица откладывает яйца.

Каковы причины и симптомы стронгилоидоза?

Этот вид круглых червей в основном обитает в тропических и субтропических регионах, где тепло круглый год. Но он также может жить в других регионах в более теплое время года. Люди заражаются при прикосновении к зараженной почве. Стронгилоидоз проникает через кожу и попадает в кишечник.

У некоторых людей симптомы могут быть легкими или отсутствовать совсем.Если у вас инфекция средней степени тяжести, вы можете почувствовать:

Тяжелые инфекции, вызываемые стронгилоидозом, могут вызывать:

  • Анемия.
  • Хроническая (продолжительная) диарея.
  • Похудание.

Каковы причины и симптомы трихинеллеза?

Трихинеллез отличается от других инфекций аскариды. Это не кишечная инфекция. Это влияет на ваши мышцы. Вы получаете его, употребляя в пищу недоваренное мясо, особенно колбасу, свинину, конину, морж и мясо медведя.

У некоторых людей симптомы могут быть легкими или отсутствовать совсем. Но вы можете почувствовать усталость или почувствовать симптомы желудка, в том числе:

  • Диарея.
  • Спазмы желудка.

Когда трихинеллез проникает в мышцы, вы можете получить:

  • Глазная инфекция и сыпь.
  • Высокая температура.
  • Мышечные боли и ломота.
  • Отек глаз и лица.

Каковы причины и симптомы влаги?

Вы получаете хлыста от:

  • Прикасаясь к нему руками.
  • Есть пищу, на которой есть власоглавы.
  • Поедание пищи, выращенной на почве с власоглавами.

Симптомы у власоглавов обычно отсутствуют. Однако, если у вас серьезная инфекция, вы можете испытать:

  • Кровь в корме.
  • Диарея.
  • Боли в желудке, которые приходят и уходят.
  • Похудание.
  • Анемия.

Диагностика и тесты

Следует ли мне звонить своему врачу, если у меня могут быть круглые черви?

Да.Важно правильно диагностировать аскариды. Сообщите своему провайдеру, если у вас есть:

  • Контакт с дикими животными или зараженными домашними животными.
  • Есть сырое или недоваренное мясо.
  • Вы видели червяка или его часть в ваших фекалиях.
  • За последние два года ездил в район с плохими санитарно-гигиеническими условиями.

Как диагностировать аскариды?

Ваш лечащий врач спросит вас о вашей истории болезни и симптомах.Тогда вам, вероятно, понадобится анализ крови. Ваш врач также может попросить образец стула, чтобы проверить его на наличие яиц. Чтобы получить образец стула, ваш поставщик медицинских услуг дает вам стерильный (стерильный) контейнер. Вы помещаете образец фекалий в контейнер и приносите его врачу или в лабораторию.

Ведение и лечение

Как лечат аскариды?

Хотя существуют разные виды круглых червей, обычно все они лечатся одинаково. Ваш врач пропишет вам лекарство под названием альбендазол.Это лекарство предотвращает увеличение или размножение личинок. Затем черви в вашем теле проходят через фекалии. Вы можете даже не заметить этого.

В зависимости от типа аскариды вам может потребоваться повторить лечение через несколько недель. Это гарантирует, что паразиты полностью исчезнут.

Вам также может понадобиться рецепт на добавку железа для лечения анемии. А рецептурный крем может помочь остановить зуд.

Профилактика

Можно ли предотвратить появление круглых червей?

Принять меры по предотвращению заражения аскаридами:

Безопасность домашних животных:

  • Убирайте собачий или животный помет во дворе.
  • Проведите дегельминтизацию вашего питомца. Поговорите со своим ветеринаром о графике дегельминтизации, который подходит вашему питомцу.

Хорошая гигиена:

  • Следите за тем, чтобы дети не играли рядом с фекалиями животных.
  • Учите детей не есть грязь или землю.
  • Тщательно мойте руки горячей водой с мылом, особенно после игр с домашними животными или занятий активным отдыхом.

Безопасность продуктов питания и напитков:

  • Не ешьте сырые фрукты и овощи в районах с плохими санитарными условиями.
  • Не ешьте сырое или недоваренное мясо, включая мясо диких животных и свинину, птицу, говядину или рыбу.
  • Если вы путешествуете в район без современных санитарных условий, пейте только воду в бутылках.
  • Хорошо мойте выращенные в саду фрукты и овощи.

Перспективы / Прогноз

Как долго длится лечение аскариды?

Лекарство уничтожает аскариды примерно за три дня.

Каковы перспективы для людей с инфекцией аскариды?

Большинство инфекций аскариды не вызывают долгосрочных проблем.Следуйте инструкциям врача по приему лекарства. Примите меры, чтобы предотвратить повторное заражение.

Жить с

Как мне позаботиться о себе?

Принимайте лекарство в соответствии с предписаниями. Постельное белье и полотенца стирать в горячей воде. Если вы планируете поехать в зону повышенного риска, поговорите со своим врачом о профилактических лекарствах.

Когда мне следует позвонить своему врачу?

Обратитесь к своему провайдеру, если вы:

  • На коже красная зудящая сыпь.
  • Проблемы с желудком длятся более двух недель, например диарея или боль в животе.
  • У вас необъяснимая потеря веса.
  • Вы видите червяка или кусок червя в своих фекалиях.

О чем еще мне следует спросить у поставщика медицинских услуг?

Если у вас инфекция аскариды, обратитесь к своему врачу:

  • Потребуются ли мне лекарства?
  • Как долго мне следует принимать лекарства?
  • Инфекция вернется?
  • Будут ли из-за инфекции аскариды возникать долгосрочные проблемы со здоровьем?
  • Что я могу сделать, чтобы защитить себя от круглых червей?

Записка из клиники Кливленда

Круглые черви — это группа паразитов, в которую входят острицы и аскаридоз.Эти крошечные организмы попадают в ваше тело, где они часто живут в пищеварительной системе и вызывают проблемы. Заразиться аскаридами можно при контакте с яйцами или личинками аскариды. Обратитесь к своему врачу, если у вас есть симптомы острицы или других круглых червей. Обычно от инфекции лечатся приемом лекарств. Обычно аскариды не вызывают долгосрочных последствий для здоровья.

хороших, плохих и уродливых.

Фрэнк С. Хэй
Университет Тасмании

Хотели бы вы что-нибудь похожее на червяка, длиной восемь метров и толщиной, как садовый шланг, извивающееся у вас в животе (рис. 1)? Хорошо подумайте о кашалоте, потому что это именно то, с чем ему приходится мириться! Вид гигантской нематоды ( Placentonema gigantissimum ) поселяется в плаценте кашалота.Этого бы хватило, чтобы у вас перевернулось живот! Люди также могут быть заражены нематодами. Хорошая новость в том, что они намного меньше, чем Placentonema ! Плохая новость в том, что эти захватчики могут вызывать серьезные заболевания. Например, нематода Wuchereria bancrofti поражает более 100 миллионов человек в тропических регионах мира. Он может вырасти до 10 см, распространяется при укусе комара, повреждает лимфатическую систему и вызывает большие изнуряющие опухоли в различных частях тела, называемые «слоновостью».Другие паразиты человека нематоды передаются при употреблении в пищу недостаточно обработанного мяса или при контакте с фекалиями или водой, загрязненной фекалиями, от людей или животных. Так что мойте руки и смотрите, что вы едите и пьете! Некоторые виды нематод живут в желудке животных и не позволяют им усваивать достаточное количество питательных веществ для нормального роста. Фермеры обычно обрабатывают свой скот химическими веществами, называемыми «смывками» или «глистогонными средствами», для уничтожения таких нематодных инвазий. Точно так же владельцы домашних животных часто лечат своих питомцев таблетками от глистов.

Рис. 1. Caenorhabditis elegans не такой большой, как нематода гигантского кашалота, но это нематода, имеющая огромное значение для науки. В статье дается краткий обзор нематод в целом и объясняется важность нематод, паразитирующих на растениях. Как вы думаете, эта нематода — паразит растений? Как вы можете сказать? (читайте статью, ответ в самом низу)
Ролик от лаборатории Гольдштейна. Щелкните фильм по адресу http: // www, чтобы увидеть его в увеличенном виде.bio.unc.edu/faculty/goldstein/lab/movies.html, используется с разрешения. Информация об авторских правах на: уменьшенную версию и большую версию

Некоторые нематоды питаются растениями и обычно называются «угрями» в британоязычном мире. Большинство нематод растений имеют длину менее 1 мм и почти не видны глазу. Они могут не впечатлить вас так, как нематода кашалотов, но они несут ответственность за около 15% потерь урожая в год во всем мире, что составляет около 78 миллиардов долларов США! У нематод, питающихся растениями, во рту есть острая игольчатая структура, называемая «стилетом» (рис. 2A, 2B).Стилет действует как очень маленькая игла для подкожных инъекций и используется для прокалывания клеточных стенок и высасывания их содержимого. Примером потерь, вызванных угрями, является нематода соснового увядания ( Bursaphelenchus xylophilus ), которая была связана с гибелью десятков миллионов сосен в Японии. Как может что-то длиной менее 1 мм вызвать такое разрушение? Ответ заключается в воспроизводстве, когда нематоды достигают миллиардов популяций на дереве. Сколько голодных ртов!

Рисунок 2а (щелкните, чтобы увеличить) Рисунок 2b (щелкните, чтобы увеличить)

Большинство нематод, питающихся растениями, живут в почве и питаются корнями растений, тем самым снижая потребление растениями воды и питательных веществ и снижая устойчивость к другим стрессам, таким как засуха.Некоторые передают растениям другие болезнетворные агенты (например, вирусы) во время кормления. Когда количество угрей в почве становится слишком большим, фермеры иногда применяют в почву химические вещества, называемые фумигантами или нематицидами, для борьбы с ними. Однако эти химические вещества обычно очень токсичны и опасны для здоровья человека и окружающей среды. Некоторые нематоциды были запрещены, потому что было обнаружено, что они легко вымываются через почву и загрязняют питьевую воду в водоносных горизонтах.

К счастью, большинство видов нематод не оказывают или оказывают благотворное влияние на людей и их деятельность.Многие виды нематод «свободноживущие», обитающие в почве, море и пресной воде. Они питаются бактериями, грибами, простейшими и даже другими нематодами и играют очень важную роль в круговороте питательных веществ и высвобождении питательных веществ для роста растений. Другие нематоды нападают на насекомых и помогают бороться с насекомыми-вредителями. Фактически, некоторые нематоды, атакующие насекомых-вредителей, выращиваются в коммерческих целях и выпускаются для борьбы с некоторыми насекомыми-вредителями в качестве биологического инсектицида. Нематода, выпущенная для борьбы с древесной осой Sirex, спасает лесной промышленности Австралии до 80 миллионов долларов США в год.

Нематоды важны и в других отношениях. Нематода Caenorhabditis elegans была первым многоклеточным организмом, ДНК которого полностью секвенировали. Это привело к множеству захватывающих достижений в биологических и медицинских науках за последние несколько лет. Эта нематода также известна тем, что некоторые люди, перенесенные на борт в рамках эксперимента, пережили катастрофу космического корабля «Колумбия» в 2003 году!

Нематоды водятся от глубин океана до горных вершин.В одной лопате почвы может содержаться более миллиона нематод! Поскольку нематод настолько многочисленны и встречаются во многих средах обитания, было высказано предположение, что если мы удалим с нашей планеты все, кроме нематод, большая часть топографии Земли все равно будет узнаваема как пленка нематод!

Итак, хотя нематоды, как правило, маленькие и часто незаметные, они оказывают огромное влияние на нас и наш мир. Берегитесь их!

Дополнительные ресурсы:

Для получения дополнительной общей информации о нематодах перейдите по этой ссылке: http: // www.apsnet.org/edcenter/K-12/TeachersGuide/Nematode/Pages/MaterialsandMethods.aspx

Для получения дополнительной информации о нематодах, паразитирующих на растениях, перейдите по этой ссылке: http://www.apsnet.org/edcenter/intropp/PathogenGroups/Pages/IntroNematodes.aspx

Дополнительную информацию о секвенировании генома Caenorhabditis elegans можно найти по адресу:
http://www.apsnet.org/publications/apsnetfeatures/Pages/Celegans.aspx

Ответ на вопрос о рисунке 1: Caenorhabditis elegans не является нематодой, паразитирующей на растениях; у него НЕТ стилета, подобного показанному на Рисунке 2


Хемосенсорные механизмы поиска хозяина и инфекционность у проникающих через кожу нематод

Значение

Проникающие через кожу нематоды являются основной причиной заболеваемости во всем мире.Инфекционные личинки этих паразитов активно ищут людей, чтобы заразить их, но как они это делают, неизвестно. Мы показываем, что у инфекционных личинок есть химиосенсорные предпочтения, которые отличаются от предпочтений неинфекционных взрослых особей, что может гарантировать, что только инфекционные личинки будут искать хозяина. Мы обнаружили, что паразитирующие на человека анкилостомы и острицы имеют сильно различающееся химиосенсорное поведение, что позволяет предположить, что они могут использовать разные стратегии для поиска и заражения людей. Наконец, мы показываем, что S.Stercoralis tax-4 ген необходим для привлечения пахучего вещества, испускаемого человеком, и развития в организме хозяина. Наши результаты предполагают, что хемосенсорные пути, опосредованные Ss-tax-4 , важны для способности инфекционных личинок находить и инфицировать человека-хозяина.

Abstract

Примерно 800 миллионов человек во всем мире инфицированы одним или несколькими видами проникающих через кожу нематод. Эти паразиты сохраняются в окружающей среде в виде задержанных в развитии инфекционных личинок третьей стадии (iL3), которые перемещаются к сигналам хозяина, контактируют с кожей хозяина и проникают через кожу.Затем iL3 повторно инициируют развитие внутри хозяина в ответ на сенсорные сигналы, этот процесс называется активацией. Здесь мы исследуем, как химиочувствительность стимулирует поиск хозяина и активацию проникающих через кожу нематод. Мы показываем, что обонятельные предпочтения iL3 категорически отличаются от таковых у свободно живущих взрослых, что может ограничивать поиск хозяина iL3. Человек-паразитический острие-червь Strongyloides stercoralis и анкилостома Ancylostoma ceylanicum имеют очень разные обонятельные предпочтения, что позволяет предположить, что эти два вида могут использовать разные стратегии для нацеливания на людей.CRISPR / Cas9-опосредованный мутагенез гена S. stercoralis tax-4 устраняет притяжение iL3 к пахучим веществам, выделяемым хозяином, и предотвращает активацию. Наши результаты предполагают важную роль хемосенсии в поиске хозяина iL3 и инфекционности и дают представление о молекулярных механизмах, лежащих в основе этих процессов.

Проникающие через кожу нематоды, в том числе острицы из рода Strongyloides и анкилостомы из родов Ancylostoma и Necator , являются желудочно-кишечными паразитами, встречающимися в основном в тропических и субтропических регионах по всему миру (1–3).Примерно 370 миллионов человек во всем мире инфицированы острицом S. stercoralis , в то время как около 500 миллионов человек заражены анкилостомой из Ancylostoma duodenale, Necator americanus или A. ceylanicum (4⇓⇓ – 7). Эти инфекции могут привести к хроническому кишечному расстройству, анемии, задержке роста и когнитивным нарушениям у детей, а в случае S. stercoralis — к смерти у лиц с ослабленным иммунитетом (8, 9). Проникающие через кожу нематоды покидают инфицированного хозяина в виде яиц или молодых личинок с фекалиями хозяина, а затем развиваются в окружающей среде с фекалиями, пока не достигнут стадии iL3, не связанной с кормлением, с задержкой в ​​развитии.Стадия iL3 по развитию сходна со стадией dauer свободноживущих нематод (10⇓ – 12). iL3 перемещаются в почве в поисках хозяина (этот процесс называется поиском хозяина), а затем преодолевают кожный барьер хозяина. Внутри хозяина арестованные iL3 подвергаются активации — начальному этапу развития, при котором iL3 линяют и возобновляют питание по мере того, как мигрируют к кишечному тракту хозяина (13, 14). Поиск и активация хозяина представляют собой важные шаги на пути к успешному инфицированию хозяина, но механизмы, лежащие в основе этого поведения и процессов развития, плохо изучены.

Различные виды, проникающие через кожу, инфицируют только узкий круг млекопитающих-хозяев (5, 15–18). Например, S. stercoralis естественным образом инфицирует людей, приматов и собак, а близкородственный вид Strongyloides ratti заражает крыс (рис. 1 A ) (16, 17). Долгое время была выдвинута гипотеза, что iL3 находят и заражают хозяев с помощью сигналов, излучаемых хозяином (19). Подтверждая эту гипотезу, iL3 многих видов паразитических нематод участвуют в поиске хозяина в присутствии исходящих от хозяина обонятельных, термосенсорных и вкусовых сигналов, предполагая важную роль различных сенсорных путей в направлении iL3 к хозяевам в окружающей среде (20 ± 1). –22).После нахождения и проникновения в хозяина iL3s также полагаются на присутствие сигналов хозяина для запуска активации и возобновления развития (13, 14, 23–31).

Рис. 1.

Проникающие через кожу нематоды демонстрируют обонятельные предпочтения, специфичные для каждой стадии жизни. ( A ) Сводка по нематодам, диапазонам их естественных хозяев и испытанным стадиям жизни. В A F тестируемые этапы жизни имеют цветовую маркировку: синий: свободноживущие взрослые особи и красный: iL3s. ( B ) Жизненный цикл и экология Strongyloides и Parastrongyloides .Взрослые паразиты живут в кишечном тракте хозяина и выделяют яйца или молодых личинок с фекалиями хозяина. Личинки развиваются на фекалиях хозяина в свободно живущих взрослых самцов и самок. Потомство свободно живущих взрослых особей становится iL3, которые должны инфицировать хозяина, чтобы продолжить жизненный цикл. S. stercoralis и S. ratti может дать только одно свободно живущее поколение в окружающей среде; все потомство свободно живущих взрослых особей становится iL3. П . trichosuri может циклически проходить через несколько свободноживущих поколений в окружающей среде, периодически производя iL3.( C ) Ответы проникающих через кожу нематод на кожу, пот и фекальные запахи млекопитающих, а также на запах фекалий хозяина и нехозяина на разных этапах жизни. Источники фекалий хозяев и негров, соответственно, для каждого вида: S. stercoralis : собаки и крысы; S. ratti : крысы и собаки; P. trichosuri : щеткохвостые опоссумы и крысы. Величины отклика на тепловой карте имеют цветовую кодировку в соответствии со шкалой, показанной под тепловой картой. Одоранты упорядочены на основе иерархического кластерного анализа. n = 6–20 испытаний для каждого запаха, вида и сочетания жизненных стадий. Каждый вид и стадия жизни по-разному реагировали на панель с запахом (**** P <0,0001, двусторонний дисперсионный анализ с пост-тестом Тьюки). Подмножество данных для S. ratti и S. stercoralis взято из Castelletto et al. (37). ( D ) Обонятельные предпочтения проникающих через кожу нематод отражают стадию жизни, а не филогению. Поведенческая дендрограмма была построена на основе профилей отклика на одорант в C .Иерархическая кластеризация проводилась с использованием метода невзвешенных парных групп со средним арифметическим. Евклидово расстояние использовалось в качестве меры сходства (коэффициент кофенетической корреляции = 0,88). ( E и F ) Ответы S. stercoralis свободноживущих взрослых особей ( E ) и iL3 ( F ) на отдельные пахучие вещества и фекалии. * P <0,05, ** P <0,01, *** P <0,001 и **** P <0,0001. n = 6–16 испытаний для каждого одоранта.Значимость была рассчитана относительно контроля парафинового масла (PO) с использованием полной панели, показанной в C , тест Краскела-Уоллиса с пост-тестом Данна. Показаны все ответы одорантов из панели одорантов, которые значительно отличались от контроля PO либо для взрослых особей S. stercoralis , либо для S. stercoralis iL3. Каждая точка представляет собой индивидуальный анализ хемотаксиса. Линии указывают медианы и межквартильный размах. Одоранты, в первую очередь считающиеся человеческой кожей, и запахами пота имеют зеленый оттенок; одоранты, которые в первую очередь считаются запахами фекалий человека, имеют оранжевый оттенок ( SI Приложение , Таблица S1).

Хемосенсорные сигналы, излучаемые хозяином, обычно видоспецифичны и, таким образом, могут быть важны для способности iL3 отличать хозяев от не хозяев. Однако хемосенсорное поведение нематод, паразитирующих на млекопитающих, остается малоизученным. В частности, очень мало известно о химиосенсорном поведении нематод, несмотря на их распространенность во всем мире. То, как хемосенсорные предпочтения iL3s отличаются от предпочтений неинфекционных стадий жизни в окружающей среде, которые имеют очень разные этологические требования, также остается малоизученным.Кроме того, молекулярные механизмы, лежащие в основе сенсорного поведения поиска хозяина и заражения хозяином, в значительной степени не исследованы из-за давней генетической стойкости этих паразитов (32).

Человеческая инфекционная нематода S. stercoralis уникально подходит для механистических исследований паразитарного поведения человека. S. stercoralis и близкородственные виды являются исключительными среди паразитических нематод, потому что они могут развиваться посредством полного свободноживущего поколения вне хозяина (рис.1 В ) (16). Взрослые особи, выделенные из этого свободно живущего поколения, поддаются трансгенезу и CRISPR / Cas9-обусловленному мутагенезу с использованием методов, адаптированных из модели непаразитарной нематоды Caenorhabditis elegans (33–35). Другие паразитические нематоды, такие как анкилостомы, еще не поддаются CRISPR / Cas-опосредованной генной инженерии. Кроме того, S. stercoralis iL3 участвуют в устойчивых сенсорных действиях, включая хемотаксис по отношению к исходящим от хозяина обонятельным и вкусовым сигналам, термотаксис к температуре тела млекопитающих и активацию в присутствии сигналов хозяина (14, 36⇓⇓⇓⇓⇓). –42).Таким образом, S. stercoralis представляет собой мощную генетически управляемую модель для исследования сенсорного поведения проникающих через кожу нематод.

Здесь мы исследовали хемосенсорные механизмы, участвующие в поиске и активации хозяина. Сначала мы провели углубленный анализ обонятельных предпочтений на разных этапах жизни, изучив, как S. stercoralis iL3 и свободноживущие взрослые особи реагируют на большую группу запахов, выделяемых млекопитающими. Поведение S.stercoralis iL3s и взрослых особей сравнивали с iL3s и взрослыми особями двух других близкородственных видов нематод со сходными жизненными циклами, но с разными диапазонами хозяев: S. ratti и Parastrongyloides trichosuri . Мы обнаружили, что имаго и iL3 всех трех видов проявляют обонятельные предпочтения как для конкретных видов, так и для конкретных стадий жизни. В частности, обонятельные предпочтения S. stercoralis iL3s более напоминали таковые S. ratti и P.trichosuri iL3s, чем взрослых особей S. stercoralis . Это говорит о том, что стадия жизни является основным фактором, определяющим обонятельные предпочтения, и что обоняние может вносить важный вклад в поведение, характерное для конкретных стадий жизни. Затем мы спросили, как обонятельные предпочтения S. stercoralis iL3s сравниваются с таковыми у паразитирующего через кожу анкилостомы A. ceylanicum . Мы обнаружили, что S. stercoralis и A. ceylanicum iL3 демонстрируют драматические различия в поиске хозяина, обусловленном запахом, и распространении в окружающей среде, что повышает вероятность того, что паразитические черви и анкилостомы используют разные стратегии для поиска и заражения хозяев.Затем мы исследовали молекулярные механизмы, управляющие поиском хозяина. Мы обнаружили, что iL3 с CRISPR / Cas9-опосредованным нарушением гена субъединицы cGMP-зависимого катионного канала tax-4 неспособны к хемотаксису в отношении одоранта хозяина, что позволяет предположить, что поведение поиска хозяина включает передачу сигналов cGMP. Наконец, мы исследовали излучаемые хозяином сенсорные сигналы, необходимые для активации у S. stercoralis . Мы обнаружили, что как CO 2, , так и 37 ° C являются критическими сигналами для активации S. stercoralis .Более того, S. stercoralis tax-4 iL3 были неспособны активироваться, что указывает на то, что для активации требуется передача сигналов cGMP. Наши результаты предоставляют молекулярную информацию о хемосенсорных путях, используемых проникающими через кожу iL3 для поиска и заражения хозяев.

Результаты

Обонятельные предпочтения отражают экологические требования, относящиеся к конкретным стадиям жизни.

Смеси одорантов, выделяемые млекопитающими, очень видоспецифичны (43, 44). Следовательно, обнаружение запахов, испускаемых хозяином, может быть важным способом для iL3 дифференцировать хозяина от млекопитающих, не являющихся хозяевами (19).Все виды, проникающие через кожу, имеют как инфекционные, так и неинфекционные стадии жизни, присутствующие в окружающей среде (20). Это поднимает вопрос о том, какие пахучие сигналы могут быть особенно важны для iL3s для определения местонахождения хозяев и, напротив, какие пахучие сигналы могут быть полезны для неинфекционных стадий жизни, чтобы выжить в окружающей среде. Чтобы ответить на этот вопрос, мы исследовали обонятельные предпочтения особей S. stercoralis, свободноживущих взрослых особей и iL3. Затем мы сравнили их поведение, вызванное запахом, с поведением двух дополнительных видов: паразитической крысиной нематоды S.ratti и нематоды-паразиты австралийских щеткохвостых опоссумов P. trichosuri (рис.1 A ) (17, 45). Мы сосредоточили внимание на S. ratti и P. trichosuri , потому что, как и инфекция человека S. stercoralis , они могут пройти полные свободноживущие поколения в окружающей среде, прежде чем стать iL3, которые должны заразить хозяина (рис. 1 ). B ). Для S. stercoralis и S. ratti цикл свободной жизни ограничен одним поколением, прежде чем все потомство станет iL3 (16).Напротив, при благоприятных условиях, P. trichosuri может претерпевать многие поколения в окружающей среде, периодически продуцируя iL3, и может представлять собой эволюционное промежуточное звено между факультативным и облигатным паразитизмом (45–47). В совокупности отличительные жизненные циклы, представленные в родах Strongyloides и Parastrongyloides , предоставили возможность исследовать, как меняются обонятельные предпочтения между инфекционными и неинфекционными стадиями жизни и у близкородственных видов с различными диапазонами хозяев.

Чтобы оценить обонятельные предпочтения на разных этапах жизни, мы спросили, как свободноживущие взрослые особи и iL3 каждого проникающего через кожу вида реагируют на большую группу одорантов, связанных с млекопитающими, которые включают одоранты, обнаруженные в коже, поте и фекалиях человека ( SI Приложение , Таблица S1). Мы также исследовали реакцию на запах фекалий млекопитающих. Предпочтения отдушек для каждого вида и стадии жизни оценивали с помощью анализа хемотаксиса ( SI Приложение , рис. S1) (37, 48). Мы обнаружили, что каждый вид и стадия жизни, протестированные на панели с запахом млекопитающих, демонстрировали уникальный профиль ответа (рис.1 С ). Затем мы количественно сравнили профили запаховой реакции S. stercoralis , S. ratti и P. trichosuri iL3 и взрослых особей и обнаружили, что iL3 каждого вида имели более похожие пахучие реакции, чем любой из них, на их соответствующие свободные -жизненные стадии взрослой жизни (рис. 1 D ). Наши результаты показывают, что независимо от вида, хозяина или облигатного или факультативного паразитарного образа жизни, переход к стадии iL3 представляет собой резкий сдвиг в обонятельных предпочтениях.

Чем объясняются обонятельные предпочтения, характерные для конкретных этапов жизни, которые мы наблюдали у проникающих через кожу нематод? Взрослые особи S. stercoralis широко привлекались отдельными пахучими веществами, обычно обнаруживаемыми в коже, поте и фекалиях человека (рис. 1 E ). Их также привлекал запах фекалий хозяев (рис. 1 E ). Напротив, S. stercoralis iL3 были нейтральными по отношению ко многим одорантам, которые присутствуют в фекалиях, таких как 3-карен, 2-фенилэтанол и α-пинен (рис.1 F ). Они также были нейтральны по отношению к запаху фекалий (рис. 1 F ). Привлечение S. stercoralis iL3s было ограничено подмножеством выделяемых хозяином запахов кожи и пота, хотя некоторые из этих одорантов также выделяются с фекалиями в низких концентрациях (Рис.1 F и SI Приложение , Рис. S2 и Таблица S1). Подобные сдвиги от влечения к запаху фекалий и запахов на стадии свободно живущего взрослого человека к уменьшению или отсутствию влечения на стадии iL3 также наблюдались у S.ratti и P. trichosuri ( SI Приложение , рис. S3 и S4). Отметим, что первоначально хемотаксис iL3 тестировался с использованием неразбавленных точечных источников одоранта, в то время как хемотаксис свободноживущих взрослых исследователей тестировался с использованием разведений пахучих веществ 1:10, поскольку некоторые неразбавленные пахучие вещества были токсичными для свободноживущих взрослых особей. Чтобы подтвердить, что изменения обонятельных предпочтений, характерные для конкретных этапов жизни, были результатом перехода на разные этапы жизни, а не эффекта концентрации одоранта, мы протестировали S. stercoralis iL3s в разведении 1:10 для выбранных одорантов и наблюдали аналогичные различия в поведении. между взрослыми и iL3s ( SI Приложение , рис.S5). Таким образом, переход от притяжения запаха на стадии взрослого к нейтральности на стадии iL3 представляет собой изменение обонятельных предпочтений, а не эффект концентрации.

Вместе наши результаты повышают вероятность того, что стадии свободной жизни могут сохраняться в фекалиях хозяина, по крайней мере частично, благодаря их сильному притяжению к запаху фекалий хозяина, несмотря на их притяжение к пахучим веществам кожи и пота. Кал представляют собой богатый бактериями источник пищи, где нематоды могут расти, воспроизводиться и создавать большие популяции потомства iL3.На стадии iL3 с задержкой в ​​развитии без кормления влечение к запаху фекалий снижается, что может способствовать распространению iL3 в окружающей среде в поисках хозяев. Наши наблюдения согласуются с предыдущим исследованием, в котором тестировалась небольшая группа запахов, выделяемых хозяином, на разных этапах жизни (37). Мы предполагаем, что запахи, которые остаются привлекательными на стадии iL3, могут быть теми, которые важны для поиска хозяина.

Заражает человека

S. stercoralis и A.ceylanicum Имеют отчетливые обонятельные предпочтения.

И острицы, и анкилостомы инфицируются через кожу и поражают одни и те же виды хозяев. Однако они эволюционно далеки и филогенетически сгруппированы в отдельные клады (47, 49). На сегодняшний день проведено мало прямых исследований сходства или различий, с помощью которых нитчатые черви и анкилостомы поражают человека-хозяина. Более того, несмотря на то, что анкилостомы, заразившие человека, являются основным источником забытых тропических болезней, об их обонятельном поведении известно очень мало.

Чтобы детально оценить запаховое поведение остриц и нематод, мы напрямую сравнили обонятельные предпочтения A. ceylanicum , распространенного паразита хищников в Юго-Восточной Азии, который также может инфицировать людей, и S. stercoralis ( Рис.2 A ) (5). В отличие от S. stercoralis , виды анкилостомы, такие как A. ceylanicum , не имеют свободноживущего поколения; вместо этого яйца, выделенные из организма хозяина, развиваются в окружающей среде через две личиночные стадии, прежде чем превратиться в iL3 (рис.2 В ). Мы оценили, как A. ceylanicum iL3 реагируют на группу пахучих веществ, выделяемых хозяином, и сравнили их ответы с ответами S. stercoralis iL3. Неожиданно мы обнаружили, что A. ceylanicum iL3s имели резко отличающиеся обонятельные предпочтения по сравнению с S. stercoralis iL3s (рис. 2 C ). A. ceylanicum iL3 привлекались фекалиями, фекальным одорантом 2-фенилэтанолом и обогащенным кожным салом одорантом фарнезолом (рис.2 D и SI Приложение , рис. S6). Напротив, S. stercoralis iL3 были нейтральными по отношению к этим одорантам и, вместо этого, предпочитали отдушки, которые чаще выделялись через кожу и пот (фиг. 1 F и 2 E ).

Рис. 2.

Заражающие человека виды A. ceylanicum и S. stercoralis имеют различные обонятельные предпочтения. ( A ) Сводная информация о естественных диапазонах хозяев, способах заражения и стадиях жизни, протестированных для анкилостомы A.ceylanicum и острица S. stercoralis . В A E виды имеют цветовую маркировку: розовый: A. ceylanicum iL3s и красный: S. stercoralis iL3s. ( B ) Жизненный цикл и экология A. ceylanicum . Взрослые паразиты выделяют яйца с калом хозяина. Личинки A. ceylanicum могут развиваться только в iL3, которые должны заражать нового хозяина в каждом поколении. ( C ) Ответы A. ceylanicum, iL3s и S.stercoralis iL3s по отношению к коже, поту и фекальным запахам млекопитающих, а также к запахам фекалий хозяина и других людей. Источники фекалий хозяев и негров, соответственно, для каждого вида: A. ceylanicum : хомяки и песчанки; S. stercoralis : собаки и крысы. Величины отклика имеют цветовую кодировку в соответствии со шкалой, показанной под тепловой картой. Одоранты показаны в том же порядке, что и на рис. 1. n = 6–16 испытаний для каждой комбинации одоранта и вида. A. ceylanicum и S.stercoralis по-разному отреагировал на панель одорантов (**** P <0,0001, двусторонний дисперсионный анализ с пост-тестом Тьюки). ( D и E ) Ответы A. ceylanicum iL3s ( D ) и S. stercoralis iL3s ( E ) на отдельные пахучие вещества и запах фекалий. * P <0,05, ** P <0,01, *** P <0,001 и **** P <0,0001. n = 6–16 испытаний для каждого одоранта для обоих A.ceylanicum и S. stercoralis iL3s. Достоверность рассчитывалась относительно контроля PO с использованием полной панели, представленной в C , тест Краскела-Уоллиса с пост-тестом Данна. Показаны все ответы одоранта из панели одорантов, которые значительно отличались от контроля PO для A. ceylanicum iL3s или S. stercoralis iL3s. Каждая точка представляет собой индивидуальный анализ хемотаксиса. Линии указывают медианы и межквартильный размах. Одоранты, в первую очередь считающиеся человеческой кожей, и запахами пота имеют зеленый оттенок; одоранты, которые в первую очередь считаются запахами фекалий человека, имеют оранжевый оттенок ( SI Приложение , Таблица S1).Данные для S. stercoralis iL3s воспроизведены с рис. 1.

Различия в обонятельных предпочтениях нематод и остриц повышают вероятность того, что эти два паразитических вида человека используют очень разные стратегии для поиска хозяина. Интересно, что A. ceylanicum iL3 инфицируются как оральным путем, так и через кожу, в то время как S. stercoralis , как полагают, инфицируются в основном через кожу (5, 16, 50). Следовательно, возможно, что режим заражения формирует поведение паразитических нематод, обусловленное запахом.Для S. stercoralis предпочтение отдушек кожи и пота может быть важным для пригодности iL3, поскольку определение местоположения кожи хозяина имеет решающее значение для успешного заражения. Напротив, A. ceylanicum iL3s могут быть менее зависимы от притяжения к коже хозяина, потому что это не единственный путь для вторжения хозяина.

S. stercoralis и A. ceylanicum iL3s имеют разное поведение при рассредоточении.

Контрастные хемотаксические реакции S. stercoralis и A.ceylanicum iL3s для запаха фекалий хозяина и отдельных отдушек, преобладающих в фекалиях хозяина, поднял вопрос о том, имеют ли эти виды разные стратегии распространения в окружающей среде. Чтобы исследовать этот вопрос, мы исследовали тенденцию S. stercoralis и A. ceylanicum iL3 к диспергированию из фекалий хозяина с помощью анализов рассеивания фекалий (51). Мы помещали iL3 в неинфицированные фекалии от разрешенных лабораторных хозяев (далее именуемые «фекалии хозяина») для каждого вида (52, 53) и отслеживали частоту, с которой iL3 мигрировали от фекального осадка (рис.3 А ). Мы обнаружили, что в среднем ∼60% S. stercoralis iL3s, но только 30% A. ceylanicum iL3s мигрировали из фекального осадка (Рис. 3 B , Left ). Более того, для A. ceylanicum из 30% iL3, которые вышли из фекального осадка, большинство этих особей оставалось около фекалий; только ∼10% iL3s мигрировали в крайнюю зону аналитического планшета (рис. 3 B , справа ). Напротив, более 50% всех S.stercoralis iL3s мигрировали во внешнюю зону (рис. 3 B , справа ). Базальные скорости ползания у S. stercoralis и A. ceylanicum схожи (40), что позволяет предположить, что эти различия отражают различия в стратегии расселения, а не в скорости ползания. Однако, чтобы еще больше убедиться, что наши результаты рассеивания не зависят от скорости ползания, мы повторили анализ рассеивания, используя 3-часовой анализ вместо 1-часового анализа. Мы обнаружили, что результаты 3-часового анализа были аналогичны результатам 1-часового анализа: S.stercoralis iL3s диспергировали с фекалиями более чем A. ceylanicum iL3s ( SI Приложение , рис. S7 A ). Вместе эти результаты предполагают, что S. stercoralis iL3 могут распространяться из фекалий и в окружающую среду в большей степени, чем A. ceylanicum iL3.

Рис. 3.

A. ceylanicum и S. stercoralis имеют различные особенности распространения. ( A ) Схема анализа фекального рассеивания iL3s.iL3 помещали в свежие фекалии хозяина (фекалии хомяков для A. ceylanicum и фекалии песчанок для S. stercoralis ) и позволяли им перемещаться в течение 1 часа. Затем количественно определяли количество iL3 в кале, в зоне 1 или в зоне 2. Диаграмма была изменена из Ruiz et al. (51). ( B , Left ) Процент iL3, оставшихся в фекалиях в конце 1-часового анализа рассеивания фекалий для A. ceylanicum и S. stercoralis . S. stercoralis iL3s расходятся с фекалиями в большей степени, чем A.ceylanicum iL3s. **** P <0,0001, критерий Манна – Уитни. n = 18 испытаний для S. stercoralis и 24 испытания для A. ceylanicum . Каждая точка представляет собой индивидуальный анализ рассеивания фекалий. Линии указывают медианы и межквартильный размах. ( Справа ) Процент iL3 в каждой зоне в конце 1-часового анализа рассеивания фекалий. Общее распределение iL3 различалось между видами. **** P <0,0001, χ 2 тест.Более того, распределение iL3s в кале в зоне 1 и зоне 2 значительно различается между A. ceylanicum и S. stercoralis iL3s ( P <0,001, точный тест Фишера с поправкой Бонферрони). n = 367 iL3s для S. stercoralis и 605 iL3s для A. ceylanicum . ( C ) Схема мышечного теста для iL3s. iL3 помещали на почти микроскопические штыри агара, где они могли ползать между штырями или указывать на них.Индивидуальные iL3 отслеживались в течение 2-минутного периода. Любой iL3, который поднимал по крайней мере половину своего тела над тарелкой на ≥5 с, оценивался как указательный. Диаграмма была изменена из Ruiz et al. (51). Показанная высота столбов и размер iL3 не соответствуют масштабу. ( D ) A. ceylanicum iL3s диктовались чаще, чем S. stercoralis iL3s. **** P <0,0001, точный тест Фишера. n = 62 iL3 для S. stercoralis и 71 iL3 для A. ceylanicum .

Чтобы проверить, регулируется ли поведение при расселении в фекалиях факторами, специфичными для каждого вида хозяина, мы затем исследовали распространение обеих нематод из фекалий одного и того же вида, не являющегося хозяином, — крысы. Подобно нашим результатам с фекалиями хозяина, iL3 S. stercoralis диспергировались больше в фекалиях крыс, чем iL3 A. ceylanicum ( SI Приложение , рис. S7, B ). Эти результаты предполагают, что видоспецифические факторы в фекалиях не являются основными определяющими факторами поведения при расселении.Напротив, разные тенденции к расселению S. stercoralis и A. ceylanicum iL3, по-видимому, связаны с факторами, присущими нематодам.

Для дальнейшего сравнения поведения при расселении S. stercoralis и A. ceylanicum мы исследовали их диктантное поведение. Nictation — это стратегия, используемая многими паразитическими видами нематод, при которой инфекционная личинка поднимает свое тело и машет над поверхностью, пытаясь облегчить прикрепление к проходящему хозяину (20, 37).Ранее мы обнаружили, что S. stercoralis iL3 демонстрируют низкую частоту диктовки и вместо этого предпочитают ползать (37). Здесь мы протестировали S. stercoralis и A. ceylanicum iL3 nictation параллельно с использованием агарового чипа с «искусственной грязью» (51, 54). Чип состоял из равномерно распределенного массива почти микроскопических штифтов агара, расположенных так, чтобы iL3 могли ползать между штифтами на поверхности агара или могли ползать вверх по штифтам агара, чтобы диктовать (рис. 3 C ).Мы количественно оценили частоту диктовки для обоих видов и обнаружили, что A. ceylanicum iL3s диктуются с большей частотой, чем S. stercoralis iL3s. Приблизительно 50% из A. ceylanicum iL3 диктовались в течение 2-минутного периода наблюдения, в то время как только 13% из S. stercoralis iL3 диктовались в тех же условиях (рис. 3 D ). Эта разница в частоте мигания не является результатом различий в длине iL3, так как сравнение частоты мигания у нескольких видов нематод не выявило значимой корреляции между частотой мигания и длиной iL3 ( SI Приложение , рис.S8). В совокупности, наблюдения того, что A. ceylanicum iL3 привлекаются фекальными пахучими веществами, имеют тенденцию оставаться на фекалиях хозяина или рядом с ними и часто указывают на то, что многие из iL3 могут ждать, пока потенциальный хозяин пройдет мимо фекальных отложений, прежде чем вступить в контакт с хозяином. поиск поведения. Напротив, S. stercoralis iL3s могут с большей вероятностью мигрировать с фекалиями и активно искать хозяев для заражения.

S. stercoralis tax-4 Требуется для поиска хозяев с запахом.

На сегодняшний день очень мало известно о молекулярных основах химиочувствительности паразитических нематод. Однако молекулярные механизмы, лежащие в основе хемочувствительности у C. elegans , хорошо охарактеризованы (55). В C. elegans , управляемый циклическими нуклеотидами гетеродимерный канал TAX-4 / TAX-2 необходим для сенсорной трансдукции во многих сенсорных нейронах, включая обонятельные нейроны AWB и AWC (55–57). Более того, у паразитической нематоды Meloidogyne incognita , нокдаун Mi-tax-2 и Mi-tax-4 с помощью RNAi приводит к дефектам хемотаксиса (58).Ранее мы идентифицировали гомолог S. stercoralis гена C. elegans tax-4 , нарушили его функцию с помощью CRISPR / Cas9-опосредованного мутагенеза и продемонстрировали, что Ss-tax-4 необходим для хозяина, управляемого температурой. ищет в S. stercoralis iL3s (34, 40). Чтобы проверить, играет ли Ss-tax-4 также роль в поиске хозяина по запаху, мы сначала исследовали, как S. stercoralis iL3s реагируют на пахучий 3-метил-1-бутанол кожи и пота (далее 3m1b, также называемый изоамиловым спиртом) с использованием одного анализа хемотаксиса iL3 (48).Одорант 3m1b был выбран потому, что он является одним из наиболее привлекательных запахов, выделяемых хозяином, идентифицированных для S. stercoralis iL3s (рис. 1 C и F ) (37).

Мы собрали iL3 S. stercoralis дикого типа и визуализировали миграцию отдельных животных в реальном времени в модифицированном анализе хемотаксиса, где iL3 давали выбор между 3m1b и разбавителем парафиновым маслом (ПО) ( SI Приложение ). , Рис. S9 A ). IL3 дикого типа предпочитали перемещаться к 3m1b вместо контроля PO ( SI, приложение , рис.S9 B и фильм S1). Напротив, одно ПО не вызывало направленной поведенческой реакции ( SI Приложение , рис. S9, C и Movie S2). Таким образом, отдельные iL3 дикого типа были значительно более склонны перемещаться к 3m1b, чем к PO ( SI, приложение , рис. S9, D ), и проводили больше времени, пребывая около 3m1b, чем около PO ( SI, приложение , рис. S9). E ).

Затем мы спросили, способствует ли передача сигнала, опосредованная Ss-tax-4 , этому поведению, нарушая Ss-tax-4 с использованием CRISPR / Cas9-опосредованного целевого мутагенеза.Мы сгенерировали iL3 S. stercoralis с гомологически направленной вставкой репортерного гена mRFPmars , кодирующего красный флуоресцентный белок в целевом локусе Ss-tax-4 (приложение SI , рис. S10 A и В ) (34, 40). Кандидаты в трансгенные животные были протестированы с помощью одного анализа хемотаксиса iL3, а затем генотипированы post hoc для гомозиготного разрушения Ss-tax-4 (Рис.4 A и SI Приложение , Рис. S10 B D и таблицы S2 – S4).В качестве контроля мы выполнили наш подход CRISPR / Cas9, но пропустили конструкцию Cas9 для создания iL3 «без контроля Cas9», которые экспрессировали mRFPmars , но не нарушали гена Ss-tax-4 (34, 40). Контрольных червей без Cas9 тестировали в одном анализе хемотаксиса iL3 и генотипировали post hoc, чтобы подтвердить, что гомологически направленная репарация не происходила в локусе Ss-tax-4 . Как наблюдалось с iL3 дикого типа, отдельные контрольные iL3 без Cas9, протестированные в анализе хемотаксиса 3m1b по сравнению с PO, последовательно мигрировали в сторону 3m1b (рис.4 B и Movie S3). Напротив, Ss-tax-4 iL3 не показали предпочтения 3m1b перед PO. У них была значительно меньше шансов мигрировать в сторону 3m1b или остаться около 3m1b, чем у iL3, не контролирующих Cas9 (Fig. 4 C E и Movie S4). Таким образом, функциональная передача сигнала через Ss-tax-4 -зависимые пути, по-видимому, имеет решающее значение для миграции S. stercoralis iL3s к пахучему веществу, выделяемому хозяином.

Рис. 4.

Ss-tax-4 требуется для привлечения S.stercoralis iL3s к запаху хозяина. ( A ) Стратегия CRISPR / Cas9-опосредованного направленного мутагенеза гена S. stercoralis tax-4 . Плазмидные векторы, кодирующие Cas9, единственную направляющую РНК для Ss-tax-4 и матрицу репарации для гомологически направленной репарации, кодирующую репортерный ген mRFPmars , были введены в свободноживущие взрослые самки S. stercoralis с помощью гонадной микроинъекции. . Потомство iL3 от микроинъецированных самок проверяли на экспрессию mRFPmars , что указывает на возможное нарушение Ss-tax-4 .Индивидуальные mRFPmars -экспрессирующие iL3 затем отслеживали вживую в анализе хемотаксиса, где iL3 мог свободно ползать по поверхности агара в градиенте одоранта. Черная точка: область размещения капли 5 мкл разбавленного 1:10 привлекательного одоранта 3 мл 1b в PO; серая точка: область размещения 5-мкл капли PO; черные кружки вокруг точек: экспериментальная или контрольная зоны, окружающие 3m1b или PO соответственно. Серая линия: гипотетическая реконструкция пути миграции mRFPmars -экспрессирующего iL3 в анализе хемотаксиса; знак плюса указывает начальное положение iL3.Затем iL3 были генотипированы с помощью ПЦР post hoc для гомозиготного разрушения Ss-tax-4 ( SI Приложение , фиг. S10), как описано ранее (34, 40). ( B ) Следы iL3 без контроля Cas9, мигрирующих в течение ~ 6 мин или до тех пор, пока iL3 не покинет 5-сантиметровую аналитическую арену в градиенте одоранта. Каждая цветная линия указывает на миграцию независимо протестированного iL3; Знаки плюс указывают начальное положение iL3. Полная арена для анализа показана на Слева . Увеличенный вид оцениваемых областей вокруг одоранта и контроля показан на справа .Черные точки, серые точки и черные круги имеют значения, указанные выше. ( C ) Следы Ss-tax-4 iL3, мигрирующих в течение ∼6 мин или до тех пор, пока iL3 не покинет 5-сантиметровую аналитическую арену в градиенте одоранта, как описано в B . ( D ) Процент no-Cas9-control и Ss-tax-4 iL3, попавших в экспериментальную зону 3m1b; больший процент iL3, не содержащих Cas9, попадает в экспериментальную зону, чем Ss-tax-4 нокаутных iL3. *** P <0.001, точный тест Фишера. n = 22–25 мкл 3 для каждого условия анализа. ( E ) Время, проведенное каждым iL3 в экспериментальной зоне, содержащей 3m1b либо для iL3 без контроля Cas9, либо для Ss-tax-4 iL3. No-Cas9-control iL3 проводят больше времени в экспериментальной зоне, чем Ss-tax-4 iL3. ** P <0,01, критерий Манна – Уитни. n = 22–25 мкл 3 для каждого условия анализа.

Тепло и CO

2 необходимы для активации S.stercoralis iL3s.

Обнаружение хозяина в окружающей среде — это только первый шаг для проникающих через кожу нематод к успешному установлению инфекции. После проникновения в кожу iL3 активируются: они возобновляют питание и возобновляют развитие внутри хозяина. Переход из почвы внутрь хозяина представляет собой резкое изменение окружающей среды для iL3, и считается, что iL3 используют хемосенсорные механизмы для обнаружения факторов хозяина и инициирования активации при входе в хозяин. Исследования на ряде видов выявили множество связанных с хозяином сигналов, которые способствуют активации iL3, включая повышенную температуру, высокие уровни CO 2 , сыворотку хозяина, угольную кислоту и восстановленный глутатион (13, 14, 23⇓⇓⇓⇓⇓). № – 31).Однако конкретные требования к каждому из этих сигналов различаются для разных видов (13, 14, 23–31). В случае S. stercoralis ранее было показано, что iL3 эффективно активируются при 37 ° C и 5% CO. (14). Замена DMEM на забуференный физиологический раствор (BU) устранила активацию, что предполагает важную роль неорганических солей, аминокислот, пирувата, глюкозы или других факторов хозяина в активации iL3 (30, 31).Однако потребность в тепле и CO 2 в активации S. stercoralis iL3 не проверялась.

Чтобы напрямую проверить потребность в тепле и CO 2 в активации S. stercoralis , мы использовали анализ активации in vitro (рис. 5 A и B ) (14). Мы обнаружили, что ∼50% S. stercoralis iL3s активировались через 24 часа в условиях культивирования хозяина, включая среду для культивирования тканей DMEM, 37 ° C и 5% CO 2 (рис.5 С ). Затем мы спросили, изменит ли удаление повышенной температуры или 5% CO 2 из условий культивирования скорость активации. Мы обнаружили, что независимое снижение температуры до 25 ° C или обеспечение среды, близкой к 0% CO 2 (атмосферный CO 2 составляет ∼0,04%, ссылка 59), резко снижает скорость активации (рис. 5 C ) . Эти результаты были аналогичны тем, которые ранее наблюдались для активации in vitro анкилостомы собаки Ancylostoma caninum (13), но важность среды с высоким содержанием CO 2 для активации iL3 была более выраженной для S.Ашхабад .

Рис. 5.

Ss-tax-4 требуется для активации S. stercoralis iL3. ( A ) Схема анализа активации iL3 in vitro. IL3 с задержкой развития инкубируют в условиях, подобных хозяину, в культуральной среде DMEM при 37 ° C с 5% CO 2 . После 21 ч инкубации в среду добавляют флуоресцеинизотиоцианат (FITC). После 3-часовой инкубации с FITC, iL3 промывают, анестезируют, высевают на чашки и проверяют на FITC в их глотке.iL3 с FITC в глотке оцениваются как активированные, поскольку прием внутрь FITC указывает на возобновление питания, которое происходит во время активации. ( B , Top ) Типичное наложение DIC + эпифлуоресценции активированного iL3 с FITC в глотке (закрашенная желтая стрелка) и iL3, который не активировался через 24 часа инкубации (открытая белая стрелка). (Шкала: 100 мкм.) ( Нижний ) Увеличенное наложение эпифлуоресценции DIC + активированного iL3 с FITC в глотке.(Шкала: 10 мкм.) ( C ) Тепло и CO 2 необходимы для активации S. stercoralis iL3s. ** P <0,01, **** P <0,0001, тест Краскела – Уоллиса с посттестом Данна. n = 9–18 попыток на одно условие. Процент активированных iL3 = количество FITC-положительных активированных iL3 / общее количество подсчитанных iL3. Зеленые точки:% активации для каждого испытания, ~ 100 баллов iL3 за испытание. Линии указывают медианы и межквартильный размах. ( D ) В то время как iL3 дикого типа и без контроля Cas9 активируются в условиях, подобных хозяину, тогда как Ss-tax-4 iL3, отредактированный CRISPR / Cas9, не активируются.**** P <0,0001, χ 2 Тест с поправкой Бонферрони. n = 49 iL3 дикого типа, 36 iL3 без контроля Cas9 и 30 Ss-tax-4 iL3.

Для этих анализов активированные и неактивированные iL3 были идентифицированы на основе их статуса кормления, поскольку возобновление кормления является ранним индикатором активации. Однако для контроля возможности того, что питание, но не активация, может быть специфически нарушено при более низких температурах, мы повторили анализ, используя дисперсию в качестве другой меры активации.В частности, мы сравнили распространение нестимулированных iL3, ползающих на планшете при комнатной температуре, для двух разных популяций iL3: iL3, инкубированных в течение 24 часов в DMEM при 37 ° C с 5% CO 2 (условие активации) и iL3, инкубированных в BU. физиологический раствор (26) при комнатной температуре в течение 24 ч в отсутствие CO 2 (контрольное условие). Если бы iL3 в контрольных условиях действительно активировались, но их пищевое поведение было специально нарушено, мы не ожидали бы никакой разницы в склонности обеих популяций к рассредоточению.Однако мы обнаружили, что iL3, подвергнутые условию активации, диспергированы значительно меньше, чем iL3, подвергнутые контрольному условию ( SI Приложение , рис. S11). Эти результаты подтверждают, что iL3, подвергнутые контрольному условию, не активируются, и, следовательно, для активации требуется тепло и CO 2 .

Хозяин, 37 ° C и 5% CO 2 Условия культивирования также требовались для активации in vitro как S. ratti , так и P. trichosuri iL3 ( SI Приложение , рис.S12). Вместе наши результаты демонстрируют, что повышенный уровень CO 2 в сочетании с 37 ° C и вкусовыми сигналами из сред тканевых культур, по-видимому, важен для активации как у видов Strongyloides , так и у Parastrongyloides .

S. stercoralis tax-4 Требуется для активации.

В C. elegans, ген tax-4 играет роль в регуляции как входа в состояние личинок дауэра, так и выхода из него (60, 61). Чтобы получить представление о молекулярных механизмах, которые опосредуют активацию, мы поэтому спросили, может ли CRISPR / Cas9-опосредованное нарушение Ss-tax-4 изменять скорость активации.Мы обнаружили, что в то время как отдельные iL3 дикого типа и iL3 без Cas9 постоянно активировались в присутствии DMEM, 37 ° C и 5% CO 2 , мы никогда не наблюдали активацию для какого-либо Ss-tax-4 iL3s (рис. 5 D ). Т.о., Ss-tax-4 -зависимые пути, которые, по-видимому, важны для поиска хозяина, также оказываются критическими для активации iL3. Наши результаты идентифицируют генетический путь, который может потребоваться для проникающих через кожу нематод, чтобы инициировать развитие после проникновения в организм хозяина.

Обсуждение

Мы провели крупномасштабный количественный анализ обонятельных предпочтений проникающих через кожу нематод, в том числе двух видов, паразитирующих на человеке, и определили обонятельные предпочтения, специфичные для разных стадий жизни, которые соответствуют различным экологическим потребностям разных стадий жизни. . S. stercoralis , S. ratti и P. trichosuri свободноживущих взрослых особей привлекали выделяемые млекопитающими одоранты, преобладающие в фекалиях, а также запах фекалий (рис.1 C и E и SI Приложение , рис. S2 – S4). Свободноживущие взрослые особи и личинки питаются фекальными бактериями (16). Хотя проникающие в кожу нематоды способны развиваться на Escherichia coli , их репродуктивная способность при культивировании на E. coli значительно снижается по сравнению с их репродуктивной продукцией при культивировании на сложных бактериальных популяциях, представленных в фекалиях млекопитающих (34, 35, 62). Следовательно, влечение к фекальным одорантам хозяина может способствовать тенденции свободно живущих стадий жизни оставаться на фекалиях или рядом с ними, что максимально подходит для их роста и размножения.В отличие от свободно живущих взрослых особей iL3 меньше стимулов оставаться на фекальных отложениях или рядом с ними, поскольку они не кормятся. Strongyloides и Parastrongyloides , по-видимому, имеют общий механизм, посредством которого притяжение к фекальным одорантам снижается в iL3, что может способствовать тенденции этих iL3 рассеиваться в окружающей среде (Рис. 1 C и F и SI Приложение , рис. S2 – S4) (37). Эти iL3 отдают предпочтение отдушкам, которые могут способствовать обнаружению кожи хозяина, что важно для их дальнейшего развития.

iL3 анкилостомы A. ceylanicum обладают обонятельными предпочтениями, отличными от таковых S. stercoralis iL3, несмотря на то, что оба вида нацелены на людей (рис. 2). В отличие от S. stercoralis iL3s, A. ceylanicum iL3s проявляли сильное притяжение к фекалиям и отдушкам фекалий (рис. 2). Кроме того, A. ceylanicum iL3 имели тенденцию меньше диспергироваться с фекалиями и имели более высокую склонность к мышечной активности, чем S. stercoralis iL3 (рис.3). Наша характеристика поведения A. ceylanicum при рассредоточении и перехватывании согласуется с предыдущими наблюдениями о том, что некоторые виды анкилостомы часто ждут в неподвижном состоянии и начинают движение только тогда, когда определенные сигналы хозяина находятся в непосредственной близости (63, 64). Взятые вместе, соответствующие реакции iL3 анкилостомов и остриц на фекалии и фекальные пахучие вещества предполагают, что могут быть важные различия в стратегиях поиска хозяина, используемых этими двумя видами.

Как A.ceylanicum iL3s, iL3 пассивно проглоченного мышиного паразита Heligmosomoides polygyrus также привлекаются к фекалиям хозяина (51). Считается, что фекальное притяжение удерживает около H. polygyrus iL3 в кале, где они проглатываются во время копрофагии (51). Инфекция полости рта была зарегистрирована у многих видов нематод, включая A. ceylanicum , A. duodenale и N. americanus ; в некоторых случаях считается, что это основной путь заражения (5, 65, 66).Напротив, считается, что оральная инфекция менее распространена в случае S. stercoralis (50). Наши результаты с A. ceylanicum повышают вероятность того, что влечение к фекалиям может быть общей стратегией, используемой паразитическими нематодами, которые инфицируют орально, даже если они полагаются на непрямую фекально-оральную передачу, а не на копрофагию.

В противоположность их отличному обонятельному поведению, A. ceylanicum и S. stercoralis iL3s демонстрируют устойчивый положительный термотаксис и участвуют в управляемом термосенсором поиске хозяина (40).Таким образом, возможно, что в качестве альтернативы оральной инфекции, A. ceylanicum iL3s могут предпочесть оставаться рядом с фекальными отложениями, ждать, пока млекопитающие-хозяева прибудут поблизости, а затем вступать в контакт с хозяином, управляемым термочувствительностью, стремящимся заразиться путем проникновения через кожу. Этот тип стратегии в сочетании с наблюдением, что A. ceylanicum iL3 были нейтральными по отношению ко многим тестируемым запахам кожи и пота (рис. специфичность путем обнаружения специфических для хозяина сигналов, которые еще предстоит идентифицировать.

Мы отмечаем, что концентрации многих испытанных одорантов в человеческом поте и кале неизвестны и, вероятно, значительно различаются у разных людей. Концентрации iL3s в почвенной среде будут зависеть как от расстояния до хозяина, так и от местных условий окружающей среды. Кроме того, в естественных условиях iL3 сталкиваются с этими запахами в виде сложных запаховых смесей, а не отдельных запахов и в сочетании со многими другими сенсорными сигналами. Необходимы дальнейшие исследования, чтобы определить, как iL3 реагируют на смеси запахов с различными концентрациями отдельных пахучих веществ, и, в более общем плане, как наблюдаемое здесь поведение способствует поиску хозяина в природе.

Чтобы идентифицировать молекулярные механизмы, которые могут потребоваться для поиска хозяина по запаху у паразитических нематод человека, мы использовали CRISPR / Cas9-опосредованный целевой мутагенез для создания S. stercoralis iL3 с гомозиготными нарушениями Ss-tax-4. Ген (34, 40). Мы использовали S. stercoralis для этих экспериментов, потому что это единственная паразитическая нематода человека, которая в настоящее время поддается редактированию генома. Ss-tax-4 iL3 не смогли перейти к привлекательному запаху хозяина 3m1b, что свидетельствует о том, что управляемый запахом хозяин ищет в S.stercoralis участвует сигнальный путь цГМФ, который включает Ss-tax-4 . Ss-tax-4 также необходим для положительного термотаксиса по отношению к температуре тела хозяина у S. stercoralis (40). Таким образом, Ss tax-4 , по-видимому, способствует множеству аспектов сенсорного поиска хозяина. Ce-tax-4 аналогичным образом необходим для множественного сенсорного поведения у C. elegans (55), что указывает на то, что поиск хозяина у паразитических нематод и навигация по окружающей среде у свободноживущих нематод используют сигнальные пути, которые, по крайней мере, частично законсервированы. .

В C. elegans , tax-4 требуется только для подмножества обонятельных реакций; для некоторых обонятельных реакций вместо этого требуется канал TRPV osm-9 (55). Геном S. stercoralis кодирует гомолог osm-9 (67), что повышает вероятность того, что некоторые обонятельные реакции в S. stercoralis могут не требовать Ss-tax-4 и могут, вместо этого, требовать Ss. -осм-9 . Будущие эксперименты по изучению реакции Ss-tax-4 и Ss-osm-9 iL3s на большую группу одорантов, ассоциированных с хозяином, и этологически значимых сложных смесей запахов будут необходимы для рассмотрения этой возможности.Кроме того, C. elegans обнаруживает запахи в основном с помощью трех пар обонятельных нейронов: AWA, AWB и AWC (55). Сенсорные нейроны, которые обеспечивают управляемый запахом поиск хозяина у паразитических нематод, еще предстоит идентифицировать.

Мы обнаружили, что Ss-tax-4 требуется не только для хемотаксиса к одоранту хозяина, но также и для активации, предполагая, что путь сенсорного обнаружения, опосредованный cGMP, с участием Ss-tax-4 , вероятно, необходим для -хост-разработка. Эти результаты согласуются с предыдущим исследованием, показывающим, что аналог цГМФ 8-бром-цГМФ стимулирует активацию (31).У личинки дауэра C. elegans задержанная в развитии стадия жизни, аналогичная iL3, сенсорные нейроны ASJ являются критическими для восприятия изменений окружающей среды и запуска возобновления развития (11, 55, 68). Исследования лазерной абляции на S. stercoralis iL3s показали, что абляция ASJ снижает скорость активации. Однако примерно половина iL3, подвергшихся абляции ASJ, все еще активировалась нормально (14). Одновременное удаление нейронов ASJ и нейронов ALD, которые, по-видимому, являются термосенсорными (39), не привело к дальнейшему снижению скорости активации (14).Напротив, Ss-tax-4 нокаут iL3s полностью неспособны активироваться (Рис. 5 D ). Наряду с тем фактом, что активация в S. stercoralis требует тепла (37 ° C), CO 2 и одного или нескольких вкусовых сигналов, присутствующих в DMEM (рис. 5 C ), наш Ss-tax-4 Результаты предполагают, что активация требует обнаружения множественных сенсорных входов через несколько пар сенсорных нейронов, как предполагалось ранее (14, 30, 31). Мультисенсорная интеграция, по-видимому, имеет решающее значение для активации, чтобы гарантировать, что iL3 не будут неправильно инициировать повторную разработку вне хоста.Будущие исследования будут необходимы для определения набора сенсорных нейронов, необходимых для активации.

Здесь мы исследовали стратегии поиска хозяина и хемосенсорные механизмы, которые позволяют паразитическим человеческим нематодам, проникающим через кожу, находить и заражать человеческих хозяев. Проникающие через кожу нематоды являются основной причиной заболеваемости в странах с ограниченными ресурсами по всему миру, включая некоторые районы США (2, 69). Лучшее понимание хемосенсорного поведения и механизмов, которые способствуют взаимодействию этих паразитов с их человеческими хозяевами, может позволить разработать новые подходы к предотвращению инфекций анкилостомами и острицами.

Материалы и методы

Все нематоды культивировали, как описано ранее (37, 40). Анализы хемотаксиса запаха хозяина и запаха фекалий, анализы диспергирования фекалий и анализы мышечной активности выполняли, как описано ранее (37, 51, 70), с изменениями. Генерация iL3 S. stercoralis , содержащих CRIPSR / Cas9-опосредованные целевые мутации, и генотипирование отдельных iL3 выполняли в основном, как описано ранее (34, 40). Анализы активации in vitro проводили, как описано ранее (14), с изменениями.Флуоресцентную микроскопию проводили стандартными методами. Статистический анализ проводился с использованием стандартных статистических тестов. Эти методы подробно описаны в SI Приложение , SI Материалы и методы . Анализы хемотаксиса с одним iL3-одорантом подробно описаны ниже.

Анализы хемотаксиса с одним iL3-одорантом.

дикого типа, no-Cas9-control или Ss-tax-4 iL3 хранили в физиологическом растворе BU в небольшом часовом стекле перед анализами хемотаксиса.Одиночный iL3 вносили пипеткой в ​​2 мкл физиологического раствора BU из часового стекла и переносили в центр 9-см пластинки для хемотаксиса без одоранта. IL3 акклиматизировали к планшету для хемотаксиса в течение 5 минут перед анализом запаха. Во время периода акклиматизации iL3 позволяли свободно ползать по поверхности агара. Чтобы учесть любой потенциальный ущерб, нанесенный животному во время отбора по Берману, скрининга mRFPmars или пипетирования, iL3 должен был выползти из круга диаметром 2 см в центре акклиматической пластины; любой iL3, который не смог покинуть круг диаметром 2 см в течение 5-минутного периода акклиматизации, отбрасывали.iL3, которые успешно вышли из 2-сантиметрового круга, были собраны в конце периода акклиматизации и перенесены в ∼2 мкл бидистиллированной H 2 O (ddH 2 O) в центр 5-сантиметрового круга. Арена одоранта-хемотаксиса нарисована в центре свежей 9-см пластинки для хемотаксиса.

Для анализа 5 мкл разбавленного 1:10 3-метил-1-бутанола в PO и 5 мкл разбавителя PO помещали на расстоянии 1 см от iL3 на противоположных сторонах арены, как показано на рис. 4 A и SI Приложение , рис.С9 А . Затем пластина была помещена поверх двух рассеивателей света, расположенных перпендикулярно на приподнятой поверхности оргстекла. Поверхность изображения освещалась снизу с помощью белого светодиода (LED), закрытого фильтром красного света. Вся установка для визуализации была помещена в непрозрачный корпус со светодиодной коробкой в ​​качестве единственного источника света. Визуализация была начата сразу после высыхания капли ddH 2 O, содержащей iL3. Движение iL3 контролировали с помощью 5-мегапиксельной дополнительной металлооксидной полупроводниковой (CMOS) камеры (BTE-B050-U, Mightex Systems), подвешенной над пластиной для хемотаксиса.Изображения были собраны путем запуска импульсов транзисторно-транзисторной логики (TTL) с помощью USB DAQ устройства (U3-LV, LabJack Corp.) с использованием специального скрипта MATLAB (MathWorks) (40). Изображения собирали в течение 6 минут со скоростью 0,5 кадра / с или до тех пор, пока iL3 не покинет 5-сантиметровую арену. Любые записи, в которых iL3 не двигался непрерывно в пределах аналитической арены в течение как минимум 60 с, были отброшены. Однако были включены iL3, которые быстро выползали из аналитической арены менее чем за 60 с. Затем iL3 извлекали из аналитического планшета для генотипирования одного iL3, как описано ниже.Отслеживание проводилось в течение нескольких дней для контроля ежедневной изменчивости условий анализа.

Траектории iL3 на арене одоранта, а также расположение точек размещения одоранта и контроля были измерены на Фиджи с помощью подключаемого модуля ручного отслеживания (71). Пользовательские сценарии MATLAB использовались для перевода координат x / y в треки, показанные на рис. 4 и SI Приложение , рис. S9. Для расчета откликов одоранта каждый след червя был выровнен относительно координат x / y точки размещения одоранта для этой записи; дорожки были повернуты так, чтобы точки размещения одоранта и контроля были выровнены по горизонтали.Для каждого анализа экспериментальную и контрольную зоны определяли как круги диаметром 1 см с центром вокруг одоранта или контрольных точек размещения. Любой iL3, попавший в экспериментальную зону, считался чувствительным к этому одоранту. Время в секундах, проведенное каждым iL3 внутри экспериментальной зоны, определяли путем умножения количества кадров, в которых iL3 был обнаружен внутри экспериментальной зоны, на 2. Для учета направленного смещения расположение одоранта-стимула чередовалось между левая и правая зоны для каждого анализа.Для целей презентации половина дорожек, показанных на рис. 4 и SI, приложение , рис. S9, были перевернуты по горизонтали, чтобы показать одорант в той же ориентации.

Благодарности

Мы благодарим Навонила Банерджи за содержательные комментарии к статье.

Черви у человека | healthdirect

Многие типы червей могут вызывать проблемы у людей, в том числе острицы, круглые черви, ленточные черви, власоглавы и анкилостомы.

Острицы, которых иногда называют острицами, являются единственными распространенными червями, встречающимися в Австралии.Обычно они возникают у детей младше 10 лет и живут в кишечнике человека, и до 50% детей могут быть инфицированы в какой-то момент. Признаки заражения включают зуд на ягодицах, нарушение сна, раздражительность, усталость и отсутствие интереса к еде.

Черви белые, длиной около 8 мм, с тупой головой и заостренным хвостом. Они могут жить до 6 недель.

Самка червя откладывает множество крошечных яиц вокруг анального отверстия. Обычно это происходит ночью, когда человек спит, поскольку женские черви выходят только ночью.Откладывая яйца, червь также выделяет химическое вещество, которое вызывает зуд и заставляет человека чесать эту область.

Яйца затем застревают под ногтями и на кончиках пальцев и могут быть перенесены в рот. Затем они могут быть проглочены и вызвать повторное заражение.

Проглоченные яйца вылупляются в кишечнике. Через пару недель черви достигают взрослых размеров и начинают размножаться.

Нельзя поймать остриц от животных с помощью червей. Единственный способ, которым животные могут нести ответственность за распространение человеческих червей, — это переносить их на своем меху после контакта с человеком.

Средство от остриц-червей предназначено для избавления от паразитов и предотвращения повторного заражения. Чтобы успешно вылечить острица, вы можете обратиться к врачу или фармацевту, который посоветует вам или вашему ребенку лекарства. Обычно рекомендуется лечить всю семью одновременно, чтобы успешно избавиться от инфекции.

Принимая лекарство, вы также должны соблюдать строгие правила гигиены, чтобы предотвратить повторное заражение.

Не знаете, что делать дальше?

Если вас по-прежнему беспокоят глисты, почему бы не воспользоваться онлайн-программой healthdirect Symptom Checker , чтобы получить совет о том, когда следует обращаться за медицинской помощью.

Программа проверки симптомов направит вас к следующим соответствующим шагам в области здравоохранения, будь то уход за собой, беседа с медицинским работником, посещение больницы или звонок по системе «тройное ноль» (000).

На каждого человека на Земле приходится 57 миллиардов нематод; Их понимание поможет решить проблему изменения климата

Профессор биологии BYU Байрон Адамс ежегодно совершает поездки в Антарктиду и север Арктики для проведения исследований.

Автор фотографии BYU Фото

Профессор биологии BYU Байрон Адамс ежегодно совершает поездки в Антарктиду и север Арктики для проведения исследований.

Автор фотографии BYU Фото

Интересный факт: микроскопические черви, изучаемые профессором BYU Байроном Адамсом, являются не только самыми многочисленными видами животных на Земле, они также составляют четыре пятых всего животного мира на этой планете. Правильно, четыре из пяти животных на Земле — это нематоды-черви.

Микроскопические почвенные нематоды в действии. Микроскопические почвенные нематоды в действии.

Новое исследование почвенных нематод в соавторстве с Адамсом показывает, что их 57 миллиардов на каждого живого человека — намного больше, чем предполагалось ранее. Их общая биомасса составляет около 300 миллионов тонн, что составляет примерно 80 процентов от общей массы населения Земли.

Исследование, в соавторстве с Адамсом и опубликованное в среду в журнале Nature , предоставляет убедительные доказательства того, что большинство этих крошечных животных живут там, где эксперты не ожидали: в арктических и субарктических почвах высоких широт (т.е. тундра, бореальные и умеренные леса и луга).

См. Полное исследование здесь: Численность почвенных нематод и состав функциональных групп в глобальном масштабе

«До недавнего времени жизнь под нашими ногами была в значительной степени terra incognita », — говорит Адамс. «Поскольку мы мало что знали о жизни в почве, большинство ученых просто предположили, что модели изобилия под землей будут соответствовать тому, что мы видим над землей. Мы подумали, что тропики должны быть там, где они есть.Оказывается, это совсем не так. Причина, по которой эта статья имеет большое значение, заключается в том, что мы показываем, что верно как раз обратное «.

Важно знать, где живут эти крошечные черви, потому что нематоды играют решающую роль в круговороте углерода и питательных веществ и сильно влияют на выбросы CO2. Важным выводом статьи является то, что численность нематод сильно коррелирует с почвенным углеродом (больше углерода = больше червей). Понимание маленьких организмов на глобальном уровне имеет решающее значение, если люди собираются понять и решить проблему изменения климата.

Для исследования исследователи взяли 6 759 образцов почвы, представляющих все континенты и любую среду, от арктической тундры до тропических лесов. Они использовали микроскопы для анализа плотности каждого типа нематод и создания репрезентативного глобального набора данных. Используя эту информацию, они построили модели, которые предсказывают популяцию нематод на каждый квадратный километр, и создают первые глобальные карты плотности почвенных нематод с высоким разрешением.

В течение последних 17 лет Адамс, чьим именем в Твиттере является @frostyworms, ежегодно путешествовал по незамерзающим районам Антарктиды для изучения нематод, тихоходок (водяных медведей) и других микроскопических существ.Его исследовательская программа изучает роль, которую эти животные играют в фундаментальных экосистемных процессах, а также то, как они выживают в чрезвычайно холодной и засушливой среде.

Смертельный человеческий менингоэнцефалит, вызванный нематодами Halicephalobus, Германия | Открытый форум по инфекционным болезням

Аннотация

Инфекции, вызываемые нематодами Halicephalobus , возбудителями тяжелого менингоэнцефалита у лошадей, редко наблюдались у людей.В этом исследовании описаны клинические, серологические, цитокиновые и гистопатологические результаты быстро прогрессирующего и в конечном итоге фатального менингоэнцефалита у ранее здорового человека. В конце концов гельминт был диагностирован с помощью специфических полимеразных цепных реакций, полученных при вскрытии тканей.

Halicephalobus gingivalis (ранее Micronema deletrix ) — свободноживущая сапрофаговая нематода, обитающая в почве, разлагающемся гумусе и навозе. Этот организм вызывает смертельный менингоэнцефалит и диссеминированное заболевание лошадей во всем мире [1–3].К настоящему времени зарегистрировано 5 случаев заболевания людей, все инфекции центральной нервной системы (ЦНС) со смертельным исходом в Северной Америке [3–7]: 1 в Канаде [4] и 4 в США [3, 5–7]. Все диагнозы были установлены патогистологически посмертно. Паразит также обнаружен в легких, печени и сердце у людей [1, 4, 5]. Нематода является партеногенетической, и инфицированные ткани могут содержать взрослых особей, личинок и яиц [1]. Инфекции человека связаны с повреждениями кожи и контактом с почвой или навозом [4–6].

В этом исследовании мы описываем смертельный случай у человека в Германии, диагностированный с помощью гистопатологии и специально разработанных тестов полимеразной цепной реакции (ПЦР), взятых из посмертной ткани мозга и спинномозговой жидкости (CSF). Мы провели молекулярные сравнения этого случая с предыдущим гистопатологически диагностированным случаем из США и описали серологические перекрестные реакции и цитокиновые ответы.

ДЕЛО

49-летний рабочий бумажной фабрики из Германии с ничем не примечательной историей болезни был госпитализирован (отделение неврологии, университетская клиника Вюрцбурга, Вюрцбург, Германия) с острой спутанностью сознания и лихорадкой 40 ° C.В остальном общий и неврологический осмотр были нормальными. Дальнейший сбор анамнеза не выявил никаких диагностических указаний, особенно истории путешествий, контактов с животными или активного отдыха. Лабораторные исследования выявили небольшой лейкоцитоз (11,4 г / л) с нормальным дифференциальным количеством лейкоцитов. Уровни С-реактивного белка (СРБ) и прокальцитонина были в норме. Токсикологический скрининг был отрицательным. Компьютерная томография черепа (ККТ) показала небольшой отек мозга. Анализ спинномозговой жидкости выявил плеоцитоз 345 клеток / мкл с 90% лимфоцитов (активированные B- и T-лимфоциты, рассеянные плазматические клетки), небольшое количество моноцитов и повышенную концентрацию белка.Уровень глюкозы в спинномозговой жидкости в норме. Созвездие было совместимо с асептическим (менинго) энцефалитом; Были назначены цефтриаксон, ампициллин и ацикловир. Однако пациент дошел до комы. На нескольких электроэнцефалограммах не было признаков бессудорожного эпилептического статуса, а контрольная КТТ подтвердила прогрессирующий отек мозга. Сонография брюшной полости в норме. Повторная люмбальная пункция на 5 день показала повышенное внутричерепное давление (25 см H 2 O) и стойкий плеоцитоз (430 клеток / мкл; 70% лимфоцитов, 20% нейтрофилов и 7% эозинофилов).Различные посевы, молекулярные, серологические и аутоиммунные исследования спинномозговой жидкости и сыворотки были отрицательными. Когда уровни CRP увеличились до 9,75 мг / дл, антибиотики были заменены на меропенем и ванкомицин, дополненные дексаметазоном. Пациент был интубирован, и магнитно-резонансная томография показала гиперинтенсивные поражения во всех долях головного мозга и локально в базальных ганглиях (рис. 1А). Ни паренхиматозного, ни менингеального контрастирования, ни признаков тромбоза церебральных вен не наблюдалось; времяпролетная ангиография была незаметной.Высокие дозы метилпреднизолона не изменили клинического состояния. На 11-е сутки развился острый двусторонний мидриаз. Компьютерная томография черепа показала обильный отек мозга, сглаживание борозды и сдвиг средней линии, несмотря на декомпрессивную гемикраниэктомию. На следующий день наступила смерть от чрескожной грыжи с асистолией.

Рис. 1.

(A) Магнитно-резонансная томография черепа. Осевая визуализация FLAIR с диффузными пятнистыми гиперинтенсивными поражениями и относительной экономией кортикальных U-волокон, что указывает на неспецифический отек мозга.(B) Гистопатология поражений головного мозга. Несколько нематод видны в разных плоскостях сечения. Небольшие ядра паразита четко различимы внутри организмов. Окраска гематоксилином и эозином. (C) Крупным планом вид одиночной нематоды в продольном разрезе. Темно окрашенные задние отделы пищеварительного тракта легко различимы; На переднем конце гельминта виден более тонко окрашенный пищевод рабд. пегорм. Изображенные здесь нематоды имеют размеры 150 × 15 мкм, представляя развивающиеся личиночные стадии, которые подчеркивают партеногенетический репродуктивный потенциал Halicephalobus .Метенаминовое серебро.

Рис. 1.

(A) Магнитно-резонансная томография черепа. Осевая визуализация FLAIR с диффузными пятнистыми гиперинтенсивными поражениями и относительной экономией кортикальных U-волокон, что указывает на неспецифический отек мозга. (B) Гистопатология поражений головного мозга. Несколько нематод видны в разных плоскостях сечения. Небольшие ядра паразита четко различимы внутри организмов. Окраска гематоксилином и эозином. (C) Крупным планом вид одиночной нематоды в продольном разрезе.Темно окрашенные задние отделы пищеварительного тракта легко различимы; На переднем конце гельминта виден более тонко окрашенный пищевод рабд. пегорм. Изображенные здесь нематоды имеют размеры 150 × 15 мкм, представляя развивающиеся личиночные стадии, которые подчеркивают партеногенетический репродуктивный потенциал Halicephalobus . Метенаминовое серебро.

При ограниченном патологоанатомическом исследовании только головного мозга был выявлен выраженный отек мозга с ограниченными боковыми желудочками, субфальциальная грыжа правого увеличенного полушария и симметричная грыжа мозжечка.Микроскопическое исследование показало обширное воспаление в паренхиме головного мозга, желудочковой системе, мозговых оболочках, верхнем стволе мозга и мозжечке с периваскулярными и интрамуральными лимфоплазмоцитарными инфильтратами. Паренхиматозные инфильтраты состояли из лимфоцитов, плазматических клеток, моноцитов или макрофагов и нескольких гранулоцитов, в основном эозинофилов. Инфильтраты были распределены по белому веществу как локализованные или диффузные, содержащие множество нематод (рис. 1B и 1C). У паразитов была небольшая щечная полость и рабд.jpegorm пищевода. Боковые крылья или выступающие кутикулярные гребни отсутствовали. Были видны более мелкие и крупные нематоды. Однако на плоских участках организмы во всю длину наблюдались редко. Более мелкие особи имели размеры 150 × 15 мкм, а более крупные — приблизительно 260–450 × 20 мкм. Из фиксированных формалином, залитых парафином (FFPE) и замороженных образцов головного мозга были выполнены ПЦР с панфиляриальной 12S рДНК- [8] и геном цитохромоксидазы [9]. Полученные ампликоны секвенировали, но анализ BLAST (www.ncbi.nlm.hih.gov/blast) выявили лишь низкое сходство 79–93% с рДНК из различных родов нематод. После этого были проведены 2 ПЦР, нацеленные на 28S рДНК нематод Halicephalobus [10]. ПЦР были положительными для замороженной ткани мозга (98% нуклеотидов, идентичных депонированной последовательности рДНК Halicephalobus gingivalis 28S), но отрицательными для образцов FFPE и CSF. Таким образом были сконструированы две специфические ПЦР, нацеленные на небольшие области рДНК Halicephalobus 28S.Полученные в результате ампликоны из 117 и 249 пар оснований (п.о.) из замороженных образцов и ткани FFPE, а также ампликон из 117 п.о. из CSF были на 100% идентичны известным последовательностям Halicephalobus gingivalis . Кроме того, недавно разработанные ПЦР были успешно использованы на хранящемся материале FFPE из североамериканского случая [6] с идентичными результатами (дополнительная таблица 1). При выравнивании было обнаружено лишь несколько нуклеотидных различий (дополнительный рисунок 1). Последовательности гена 12S рДНК и цитохромоксидазы Halicephalobus gingivalis из описанного здесь смертельного случая были отправлены в GenBank (номера доступа KP347445 и KP347444 соответственно).На основании молекулярных данных и морфологии многочисленных нематод с типичным присутствием взрослых и молодых нематод был диагностирован церебральный галицефалобиаз.

Ретроспективный иммуноблот-серологический анализ на трихинеллез и токсокароз (BioRépair, Зинсхайм, Германия) показал слабые реакции антител в сыворотке, но не в спинномозговой жидкости. Сывороточные антитела не были обнаружены с помощью собственных иммуноферментных анализов на дирофиляриоз, аскаридоз, стронгилоидоз и трихинеллез. Анализ цитокинов (Bio-Rad Laboratories, Мюнхен) выявил высокие уровни сывороточных интерлейкинов-5, -6 и -7, а также повышенные концентрации хемоаттрактантного белка моноцитов (MCP) -1, RANTES и фактора роста эндотелия сосудов (49.17, 58,8, 17,06 и 126,0, 5533,23, 293,3 пг / мл соответственно; 10 здоровых контрольных сывороток, <2, <10, <12 и <100, <2800, <250, <2 пг / мл соответственно). Не было различий в уровнях фактора некроза опухоли-α, интерферона-γ, интерлейкина-1, -2, -4, -8, -9, -10, -12, -13, -15, -17 и эотаксина. между пациентом и здоровыми людьми.

ОБСУЖДЕНИЕ

В этом исследовании мы описываем смертельный человеческий менингоэнцефалит, вызванный Halicephalobus за пределами Северной Америки.Как и во всех ранее зарегистрированных случаях инфицирования людей, диагноз был установлен патологоанатомически. Отсутствие анатомических симптомов, указывающих на инвазивную гельминтозную инфекцию, типично для галицефалобиаза человека [3–7]. Поскольку не было периферической крови или начальной эозинофилии в спинномозговой жидкости, а также не было видимых гельминтов в спинномозговой жидкости, противогельминтные средства не применялись. В течение клинического периода у нашего пациента наблюдались лишь некоторые изменения лабораторных параметров: позднее повышение уровня СРБ, которое, скорее всего, было связано с бронхопневмонией у прогрессирующего коматозного пациента, и повышенная креатинкиназа, скорее всего, мозгового происхождения.Остается неясным, повлияло ли иммуносупрессивное лечение, также примененное в другом случае [6], на клиническое течение. Во всех предыдущих случаях у людей нематоды в спинномозговой жидкости не наблюдались. Ретроспективно слабые серологические перекрестные реакции на антигены нематод были продемонстрированы в сыворотке, но не в спинномозговой жидкости. Посмертная гистопатология выявила лишь несколько паразитов в мозговых оболочках. Напротив, в паренхиме мозга было обнаружено много паразитов, которые были окружены воспалительным инфильтратом с небольшим количеством эозинофилов.Редкая или редкая инфильтрация эозинофилов была также отмечена в 4 предыдущих случаях заболевания людей [3–5, 7]. Лимфоцитарный плеоцитоз был описан у 3 пациентов [4–6], но повышение количества эозинофилов в спинномозговой жидкости было зарегистрировано только один раз [7]. В последнем случае (единственном, о котором сообщалось о полном анализе крови) эозинофилия периферической крови отсутствовала. Хотя наш ретроспективный анализ показал повышение уровней RANTES, MCP-1 и интерлейкина-5 (которые обычно вызывают эозинофилию, рекрутирование тучных клеток и пролиферацию B-клеток [11, 12]), было поразительно мало тканевых эозинофилов и нормальный уровень эотаксина. настоящее время.Остается спорным, является ли неизвестный основной иммунный дефект предрасположенностью людей к заражению этим паразитом или паразит активно подавляет рекрутирование эозинофилов.

Окончательный диагноз был основан на молекулярном обнаружении ДНК Halicephalobus в ткани мозга с использованием протоколов, установленных для случаев лошадей [10], и недавно разработанных короткофрагментных ПЦР, описанных здесь. Используя последние ПЦР, гистологический сравнительный случай из США [6] был молекулярно подтвержден как галицефалобиаз.Наиболее вероятным портом проникновения является заражение ран и проникновение через слизистые оболочки или кожу [4–7]. В данном случае источником инфекции мог быть контакт с зараженной древесиной или макулатурой, которая была переработана на бумажной фабрике. У лошадей было продемонстрировано гематогенное распространение и тканевая миграция нематод [2]. Для ЦНС человека и лошади и диссеминированного галицефалобиаза не существует установленного лечения, и нематоды показали определенную степень толерантности к ивермектину и бензимидазолам [6, 13, 14].Таким образом, этот случай иллюстрирует клиническое течение и диагностические проблемы необычной и внезапной инфекции у ранее здорового человека.

Благодарности

Возможный конфликт интересов. Все авторы: о конфликтах не сообщалось.

Все авторы заполнили форму ICMJE для раскрытия информации о потенциальных конфликтах интересов.

Список литературы

1

Гардинер

СН

,

Мейерс

WM

,

Neafie

RC

,

Marty

AM

.

Галицефалобиаз. Стронгилоидоз. Кантоненсийский ангиостронгилиоз. Токсокароз

. В:

Meyers

WM

,

Neafie

RC

,

Marty

AM

,

Wear

DJ

, ред.

Гельминтозы

.

Том 1

.

Вашингтон, округ Колумбия

:

Институт патологии вооруженных сил

;

2000

: .2

Хеннеке

С

,

Jespersen

A

,

Jacobsen

S

et al..

Характер распространения Halicephalobus gingivalis у лошади указывает на гематогенное распространение нематоды

.

Acta Vet Scand

2014

;

56

:

56

,3

Shadduck

JA

,

Ubelacker

J

,

Telford

VQ

.

Micronema deletrix Менингоэнцефалит у взрослого мужчины

.

Am J Clin Pathol

1979

;

72

:

640

3

,4

Hoogstraten

Дж

,

Янг

WG

.

Менингоэнцефаломиелит, вызванный сапрофагальной нематодой, Micronema deletrix

.

Can J Neurol Sci

1975

;

2

:

121

6

,5

Гардинер

СН

,

Ко

DS

,

Cardella

TA

.

Micronema у человека: третья смертельная инфекция

.

Am J Trop Med Hyg

1981

;

30

:

586

9

,6

Ондрейка

SL

,

Procop

GW

,

Lai

KK

,

Prayson

RA

.

Фальтальный паразитарный менингоэнцефаломиелит, вызванный Halicephalobus deletrix

.

Arch Pathol Lab Med

2010

;

134

:

625

9

,7

Папади

В

,

Boudreaux

C

,

Tucker

JA

et al. .

Halicephalobus gingivalis : редкая причина смертельного менингоэнцефаломиелита у людей

.

Am J Trop Med Hyg

2013

;

88

:

1062

4

.8

Казираги

м

,

Баня

O

,

Герреро

R

et al. .

Картирование присутствия Wolbachia pipientis в филогении филяриальных нематод: свидетельство потери симбионтов в ходе эволюции

.

Int J Parasitol

2004

;

34

:

191

203

,9

Bowles

Дж

,

Блэр

D

,

McManus

DP

.

Генетические варианты в пределах рода Echinococcus ide.jpegied путем секвенирования митохондриальной ДНК

.

Mol Biochem Parasitol

1992

;

54

:

165

73

.10

Надлер

SA

,

Carreno

RA

,

Adams

BJ

et al. .

Молекулярная филогенетика и диагностика почвенных и клинических изолятов Halicephalobus gingivalis (Nematoda: Cephalobina: Panagrolaimoidea), условно-патогенного возбудителя лошадей

.

Int J Parasitol

2003

;

33

:

1115

25

.11

Conti

,

DiGioacchino

M

.

MCP-1 и RANTES являются медиаторами острого и хронического воспаления

.

Allergy Asthma Proc

2001

;

22

:

133

7

.12

Шакури

В

,

Fitzgerald

SM

,

Lee

SA

et al..

Роль цитокинов, происходящих из тучных клеток человека, в биологии эозинофилов

.

J Интерферон цитокин Res

2004

;

24

:

271

81

,13

Тростле

SS

,

Wilson

DG

,

Steinberg

H

et al. .

Прижизненная диагностика и попытка лечения ( Halicephalobus ) Micronema deletrix инфекции у лошади

.

Can Vet J

1993

;

34

:

117

8

,14

Fonderie

,

Bert

W

,

Hendrickx

F

et al. .

Антигельминтная устойчивость свободноживущих и факультативных паразитарных изолятов Halicephalobus ( Panagrolaimidae )

.

Паразитология

2012

;

139

:

1301

8

.

Заметки автора

© Автор, 2015. Опубликовано Oxford University Press от имени Общества инфекционистов Америки.

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivs (http://creativecommons.org/licenses/by-nc-nd/4.0/), которая разрешает некоммерческое воспроизведение и распространение. работы на любом носителе при условии, что оригинальная работа не была изменена или преобразована каким-либо образом, и что произведение правильно процитировано.По вопросам коммерческого повторного использования обращайтесь по адресу [email protected] .
Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *