HomeРазноеАрхитектура малая: Книга: «Малая архитектура в саду. Оригинальные решения». Купить книгу, читать рецензии | ISBN 978-5-4346-0155-9

Архитектура малая: Книга: «Малая архитектура в саду. Оригинальные решения». Купить книгу, читать рецензии | ISBN 978-5-4346-0155-9

Содержание

Малая архитектура для маленьких | Infopro54

Определение «архитектурная» тут совершенно не натяжка, потому что детская площадка Центрального парка — это не просто детский игровой реквизит, а именно архитектурный объект. Сооружение с признаками созерцательной ценности, интересное не только для детей.

Детская площадка «МИКРОСКОП–ТЕЛЕСКОП–КАЛЕЙДОСКОП», разработанная дизайн-бюро «ГуслофтГуслица» в рамках конкурса, который мэрия Новосибирска провела на онлайн-платформе Smart, — это сложносочиненный комплекс на стыке макро-скульптуры, детского фитнес-дизайна и архитектурного символизма. Композиционная основа — три оптических прибора, масштабированных до гулливеровских размеров. Два исследовательских — микроскоп и телескоп, а один — калейдоскоп — сугубо развлекательный. Такое соседство «-скопов» — решение с плотным символизмом. Тут и научное «я» Новосибирска с персональными приветами Академгородку, «Вектору» и Кондратюку, и намек на его пеструю, переменчивую самобытность, «зашитый» в образ калейдоскопа.

Калейдоскоп, к слову, будет действующим — оснащенным вращающимися витражами, у телескопа тоже будет свой функционал, а микроскоп задуман как игровое пространство, как здание-скульптура. При изготовлении объектов будут использованы безвредные материалы и эргономичные инженерные решения, а нарядная окраска сочетает приятную детям пестроту и акварельную, элегантную смягченность оттенков.

Непохожесть этого комплекса на привычные игровые городки с теремками, избушками и фанерно-жестяными моделями ракет и грузовиков ошеломляюща. Но именно на вау-эффект и нацеливались устроители конкурса — в числе задач было именно отличие от избушечно-теремковых клише.

Самой дизайнерской традиции детских городков в России не так уж много лет: первая большая детская площадка с качелями, горками и разнообразными «лазалками» появилась в московском парке Горького в 1934 году — в рамках ответа на остромодную тогда систему Монтессори. Изобразительного ряда она не имела и была сугубо абстрактной композицией из металла и дерева, окрашенной по канонам монтессори-педагогики.

Первые городки со сказочным контентом появились в 1937-м — в канве столетия смерти Пушкина и взрывного тиражирования его сказок (Весь период 1920-х и ранних 30-х народные и авторские сказки считались вредным для детей литпродуктом. — Ред.). С тех пор теремки и избушки (на курьих ножках и без оных) стали обязательным антуражем детских площадок. Некоторое разнообразие в предметный ряд потом внесла популяризация Чуковского (появились слоны-горки и жирафы для лазания) и освоение космоса (дворы и скверы заполнились ракетами).

Как бы то ни было, сюжетно-предметный ряд детских городков радикально не менялся лет 50-60. Новейшие серийные разработки, более совершенные по инженерному решению и декору, тоже вращались вокруг набора «домик-слоник-теремок-грузовик-кораблик».

Так что площадка в Центральном парке — это сюжетно-образный прорыв и совершенно новый для детской ландшафтной архитектуры уровень формообразования. Конечно, не все элементы будут номинативно понятны самым маленьким. Ну, например, скамейки в виде атомарных связок — для них это просто прикольные шарики. Но для взрослого человека такие визуальные «пасхалочки» и перекрестные цитаты явно приятны.

Справедливости ради стоит отметить, что другие проекты из тройки призеров (а всего на конкурсе было полсотни профессиональных и студенческих работ из 12 городов России) тоже спорят с клише детского игрового дизайна и обыгрывают разные аспекты собирательного новосибирского самоощущения. Например, в комплексе «Винтик» от Екатерины Шакшиной, стержневая идея — железнодорожная первооснова Новосибирска. А проект «Сибирь 2.0» (авторы Татьяна Окунева и Полина Чиркина, студентки НГУАДИ), прошит эко-романтикой, фольклорными мотивами и сибирской архаикой — этакий парафраз к мозаикам метростанции «Сибирская» в ребячливой, игровой трактовке.

Был в конкурсной обойме и проект, буквально фаршированный «пасхалками» для взрослых. Нет, для взрослых это в данном случае не из серии «16+». Спокойствие, никакой «клубнички»! Речь об игровом пространстве «Продукты СССР» (Иван Пантелеев, дизайн-бюро «Seven7»). На площадке словно ожила «Книга о вкусной и здоровой пище». Игровыми элементами стали сырок «Дружба» (домики-лежаки), молочный пакет-пирамидка (горка), банка шпрот стала каруселью, коробка сливочной помадки — батутом. Люди из категории «45+», возможно, уронят сладкую слезу умиления, а вот детей автор проекта явно отправил в глубокий игнор. Ибо осмыслить понятие «советский гастроном» и умилиться продуктам-прототипам не сможет даже самый эрудированный современный ребенок. А дети, вообще-то, целевая аудитория объекта.

В общем, остроумная и по-своему стильная ретро-фуд-фантазия буквально просвистела мимо адресата. И жюри по этой причине не слишком полюбилась. Впрочем, даже городки «Винтик» и «Сибирь 2.0» показались жюри слишком ретроспективными (железнодорожная тема — это, как-никак, самое младенчество города). Потому к воплощению выбран был образ, олицетворяющий Новосибирск современный, — образ, добавляющий и Академгородок к портретным чертам.

— Чуть впереди оказался проект из Подмосковья, посвященный науке, познанию мира, исследованиям, — резюмирует ход конкурса глава департамента культуры мэрии Новосибирска Анна Терешкова. — Эта история символична для нашего города, и мы надеемся, что она найдет отклик у жителей Новосибирска. Следующим шагом будет доработка концепции в сотрудничестве с местными специалистами и платформой Smart Urban. На этот год мы запланировали демонтаж старых конструкций и подготовку покрытия.

Масштаб объектов, насыщенный символизм и капитальность исполнения поднимают их над массивом сугубо «игрушечной» архитектуры: такие площадки обладают потенциалом полновесной городской достопримечательности.  Например, многие детские городки скандинавских и голландских городов входят в список открыточной натуры — на них приходят поглазеть, сделать селфи на их фоне. Даже без детей приходят — ради своего — взрослого — удовольствия, за витамином эстетической радости. На постсоветском пространстве такую счастливую судьбу в начале 2010-х получил детский игровой городок на Живописной аллее Киева. Комплекс для новосибирского парка обещает быть не менее удивительным. И если все получится точно по проекту, у открыточных символов Новосибирска, монументальных объектов появится сосед по списку — милый и забавный младший коллега.

Иллюстрации предоставлены платформой smarturban.online

ᐅ Проекты малых архитектурных форм под ключ

 Главное здание, безусловно, занимает центральное место проекта. Это то, ради чего переезжают за город. Тем не менее, планирование комфортной и полной впечатлений жизни в окружении природы невозможно без создания единого ансамбля на участке. Надворные постройки, ограждение, места для отдыха — всё должно строиться и оформляться в общем стиле. Каждая деталь должна работать над созданием образа частного жилья.

 Архитектурная студия LK&Projekt предлагает варианты малых архитектурных форм. В каталоге компании представлены типовые разработки, также можно заказать индивидуальный план строительства в комплексе с оформлением прилегающей территории.

Что такое малая архитектура?

 Малые архитектурные формы завершают планирование частного владения. У сооружений разное назначение:

  • Украшение ландшафта: разнообразные декоративные и конструктивные решения обогащают визуальный ряд территории. К этой категории относят садово–парковые скульптуры, фонтаны, декоративные пруды, вазы, альпийские горки и другие элементы.
  • Декоративно–утилитарное: формы предназначены для конкретных функциональных целей. В оформлении используют декоративные приёмы, совпадающие со стилистикой главного здания. Группа включает скамейки, беседки, декоративные барьеры, подпорные стенки и арки.
  • Основные ограждающие конструкции: забор с воротами и калиткой не только поддерживает декор здания. Малая архитектурная форма может содержать специфичные элементы, выделяющие частное строение в ряду соседей. Для оформления используют комбинации из нескольких материалов (камень, металл и дерево), прозрачные вставки, выступающие опоры с навершиями и другие детали.
  • Зоны отдыха: площадки для разведения костра, печи, места для релакса, дорожки проектируют и строят в одном стиле, подбирая к стационарным элементам садовую мебель и аксессуары.
  • Развлекательные: проектируют на выделенном месте с хорошим обзором. К группе относятся игровые площадки, шведские стенки, песочницы, небольшие бассейны и качели.

 Вне зависимости от назначения малые архитектурные формы изготавливают из материалов, предназначенных для круглогодичной эксплуатации вне здания.

 К отдельной группе относятся формы, разграничивающие пространство. Часто на участках владельцы хотят организовать территорию для прогулок, планируя парк отдельными зонами. Разделительные конструкции помогают проложить маршрут движения и обозначить границу между частями ландшафта, оформленными в разных стилях. Здесь можно использовать арки и перголы, невысокие барьеры, фонтанчики, дорожки с разным декоративным оформлением.

Возможности и варианты

 Малые архитектурные формы позволяют вдохнуть жизнь в частное владение. Придомовая территория с продуманным расположением художественных и функциональных объектов воспринимается как самостоятельная «зелёная архитектура», меняющаяся от сезона к сезону.

 Выбор огромен — предлагаем самые популярные решения:

  • Арки: парные опорные вертикальные конструкции соединяют полукруглым сводом. Используют как самостоятельный отдельно стоящий элемент или в комплексе из нескольких форм, образующих декоративный тоннель. Эффектно смотрятся варианты, увитые вьющимися декоративными растениями или с держателями под кашпо. Из нескольких арочных модулей можно разработать зону для отдыха.
  • Беседки: место для релакса на открытом воздухе проектируют с кровлей и опорами. Возможно оформление с одной или двумя глухими стенками или в полностью закрытом и остеклённом варианте. Для установки выбирают место с лучшим обзором, открывающим вид на пруд, сад или цветник.
  • Бельведер: смотровая площадка с куполом или без эффектно выглядит на участках со склоном. С открытого места, устроенного в верхней точке территории, можно любоваться ландшафтом или проводить время за любимым хобби.
  • Вазоны: уличные вазы с высаженными цветами используют в оформлении парадного входа, зоны отдыха, как украшение парка. Элемент может проектироваться в стационарном или переносном варианте.
  • Подпорные стенки: устраивают на разновысотных и террасированных участках. Утилитарное сооружение, укрепляющее склон, способно стать заметным украшением ландшафта. Уместно смотрятся габионные подпорки с высаженными по верху цветущими или декоративно–лиственными растениями.
  • Скульптуры: поддерживают стилистику главного дома. Для расположения выбирают зону у хода, вдоль дорожек или в глубине сада. Формы, удачно выбранные для оформления, улучшают и разнообразят восприятие ландшафта.
  • Фонари: освещение территории в ночное время только одна из задач садово–парковых фонарей. Необязательно планировать элемент на высокой ножке — на собственном участке такие формы могут выглядеть избыточными и чужеродными. Интересно смотрятся небольшие светильники, поднимающиеся над газоном не более чем на 50 см. Они создают достаточное освещение для дорожек и не отвлекают внимание от декоративных посадок.
  • Печи с дровяным складом: для хранения большого запаса дров можно оборудовать дровяной сарай — это упорядочивает складирование и защищает древесину от осадков. Однако такое хозяйственное подспорье не слишком помогает, если нужно растопить печь и поддерживать огонь для готовки на улице. Удобно и красиво оформить очаг с выделенным местом для хранения разового количества поленьев. 

 На большой территории можно организовать несколько зон, связанных друг с другом садовыми дорожками. Малая архитектура на ограниченном по площади участке должна размещаться продуманно, чтобы не «сжимать» и без того тесные границы. Так, беседку можно объединить с бельведером, превратив зону в центр ландшафта. Место для отдыха выстроить рядом площадкой для костра или открытой печью. Важно соблюсти разумный баланс, чтобы красоты не оказалось слишком много.

 В архитектурном бюро LK&Projekt можно купить стандартную разработку — на сайте представлены планы с описанием и изображением объектов. Предусмотрена услуга адаптации конструкций к особенностям участка. Готовы выполнить авторский проект малой архитектурной формы, полностью соответствующий особенностям главного здания.

Большая малая архитектура from Polbruk

Присутствуют везде — в окружении городов, микрорайонов, парков и частных домов — это они добавляют характер аранжированному пространству. О чем речь? О небольших объектах, которые поднимаются в рамках обустройства территории, — элементы малой архитектуры. Их значение просто нельзя игнорировать, потому что, как утверждают стилисты, панельные плитки, это не все, потому что самое главное в деталях. Ознакомьтесь с интересными решениями, которые стоит взвесить, проектируя окружение посессии.

Моделирование поверхности
Дом очень хорошо выглядит в окружении укосов и спусков. Однако не везде естественное формирование территории позволяет радоваться таким видом. Благодаря эстетическим материалам — бордюрным камням, бордюрам и палисадникам, мы можем изменить равнину в пространство со многими разнообразными уровнями. Интересным решением является использование квадратного палисадника Merkado или круглого палисадника Ring для создания опорных стенок, которые поддерживают берега укосов, насыпей или уклонов.

Декорирование пространства
В пространстве нашего сада и окружения дома не могут отсутствовать элементы, на которых приятно остановить взгляд и которые будут эстетическим продолжением интерьера. Поэтому стоит запланировать уравновешенную, не перегруженную дополнениями аранжировку, в которой главную роль сыграет брусчатка и на ее фоне интригующая деталь — статуя, фонтан или цветущая пергола. Представим себе, как интересно будет выглядеть ведущая вглубь сада тропинка, украшенная жардиньерами и цветущими кадками. Соответственно освещенные дополнения будут восхищать днем и интриговать в сумерках.

Определение функциональных сфер
Элементы малой архитектуры позволяют в однородном пространстве выделить зоны разнообразной активности — уголок для отдыха, площадка для детских игр, окружение бассейна. Особенно интересным и модным трендом в последнее время является выделение зеленых подъездов. Мы можем их создать, используя экологическую брусчатку, наполненную травой, которая в совершенстве будет дополняться в сопоставлении с нормальной брусчаткой в теплой тональности.

Открыть доступ

Малая архитектура Archives — MunchenGuide

Красивый фонтан на площади Зендлинген-тор-платц (Sendlingen-Tor-Platz), одной из самых оживленных площадей Мюнхена.

Читать дальше
  • 02/02/19 Анатолий
  • Все достопримечательности, Города, Достопримечательности Мюнхена, Красиво, Малая архитектура, Мемориалы, Мюнхен, Площади, Прогулки, Рекомендуем посмотреть
  • «Дом Капулетти», «Ромео и Джульетта», «Штадтшпаркассе», Верона, Джульетта, Мюнхен, Стратфорд, Шекспир, Шекспирплатц, статуя «Юлия»

Бронзовая статуя «Юлия» на Шекспирплатц в районе Старый Богенхаузен — это одна из пяти статуй-копий, изготовленных в Вероне. Две из них установлены на площадях Мюнхена.

Читать дальше
  • 28/11/18 Анатолий
  • Вместе с детьми, Все достопримечательности, Города, Малая архитектура, Мемориалы, Путешествия на выходные, Регенсбург, Старый город
  • Барбара Бломберг, Испания, Карл V, Регенсбург, битва при Лепанто, дон Хуан Австрийский, король Филипп II

Регенсбург. Памятник Дону Хуану Австрийскому (Don Juan de Austria)- история уроженца Регенсбурга, испанского полководца XVI века.

Читать дальше

Струи фонтана Штахус (Stachusbrunnen) образуют водяную полусферу перед воротами Карлстор (Karlstor) на одной из центральных площадей Мюнхена — шумной Карлсплатц (Штахус) (Karlsplatz (Stachus)).

Читать дальше
  • 03/05/18 Анатолий
  • Все достопримечательности, Города, Дома, Достопримечательности Мюнхена, Малая архитектура, Мюнхен, Рекомендуем посмотреть, Фонтаны
  • Вогнутый овал, Мюнхенская перестраховочная компания, Фонтан Кристалл, Швабинг, скульптура Идущий человек, скульптура Несоответствие

Мюнхенская перестраховочная компания (Münchener Rückversicherungs-Gesellschaft), мировой лидер в своем секторе бизнеса, кроме основной деятельности и благотворительности долгие десятилетия своей истории собирала произведения современного искусства. Их можно увидеть в рабочих офисах сотрудников, а некоторая часть выставлена на открытых площадках возле зданий компании.

Читать дальше
  • 05/03/18 Анатолий
  • Вместе с детьми, Все достопримечательности, Дворцы, Дома, Достопримечательности Мюнхена, Замки, Красиво, Малая архитектура, Мемориалы, Музеи, Мюнхен, Парки, Площади, Путешествия на выходные, Рекомендуем посмотреть, Рестораны, Старый город, Театры, Фонтаны, Церкви
  • Альфонс-Доппель штарссе, Аркады Хофгартена, Баварская Академия наук, Бриеннерштрассе, Виттельсбахи, Дворе возле Оперы, Зал Полководцев, Кабинетный сад, Людвигштрассе, Максимилиансштрассе, Маршалл, Маршталлплатц, Национальный театр, Общество Макса Планка, Одеонсплатц, Резиденция, Резиденцтеатр, Резиденцштрассе, Театинеркирхе, Хофгартен, Хофгартентор, Хофгартенштрассе, Шпатенхаус, баварская канцелярия, площадь Макса-Иосифа, театр Кювилье, фонтан кронпринца Руппрехта, церковь Всех Святых

Небольшое путешествие сквозь пространство и время вокруг Мюнхенской Резиденции (Residenz) — комплекса зданий, который построили баварские герцоги, курфюрсты и короли Дома Виттельсбах за долгие столетия своего здесь проживания, начиная с 1385 года до революционного ноября 1918 года.

Читать дальше
  • 16/11/17 Анатолий
  • Все достопримечательности, Достопримечательности Мюнхена, Малая архитектура, Мемориалы, Музеи, Мюнхен, мосты
  • Бисмарк, Второй Рейх, Германская Империя, Изар, Немецкий музей, Оскар фон Миллер, памятник Бисмарку

Памятник Отто фон Бисмарку (Denkmal für Otto von Bismarck) стоит на левом берегу реки Изар, прямо напротив Немецкого музея, возле ведущего ко входу в него моста Бош (Boschbrücke).

Читать дальше
  • 24/04/17 Анатолий
  • notf, Все достопримечательности, Достопримечательности Мюнхена, Малая архитектура, Мюнхен, Площади
  • Mittlerer Ring, Богенхаузен, Мэй Уэст, Рита Макбрайд, Скульптура «Mae West», Среднее кольцо Мюнхена, Эффнерплатц, Эффнертоннель, башня Шухова, гиперболоид вращения, скульптуры в Мюнхене

С какой бы стороны вы ни подъезжали к Эффнерплатц (Effnerplatz) в мюнхенском районе Богенхаузен (Bogenhausen), вы обязательно увидите стоящую посреди площади скульптуру «Mae West». Немного фантазии — и вы видите голливудскую звезду и секс-символ своего времени в плотно облегающем её точёную фигуру сильно декольтированном длинном платье с широкой юбкой. Эта скульптура намного превосходит по высоте небольшого росточка знаменитую актрису, однако вполне соответствует величине её таланта и популярности.   Когда автор скульптуры американская художница Рита Макбрайд (McBride) решила дать своему произведению название «Mae West», она следовала чисто американскому стилю жизни, поведения и взаимоотношений, американским традициям. «Mae West». Наст…

Читать дальше
  • 09/04/17 Анатолий
  • notf, Бассейны, Без категории, Все достопримечательности, Достопримечательности Мюнхена, Малая архитектура, Мюнхен, Фонтаны
  • бассейн «Козимавелленбад», скульптор Роланд Фриедерихсен, скульптура «Дерево-фонтан», скульптура Мюнхена

Художник и скульптор Роланд Фриедерихсен (Roland Friederichsen) закончил Мюнхенскую Академию изящных искусств в 1936 году и некоторое время довольно плодовито и успешно работал в области портретной скульптуры вполне укладываясь в рамки требований тогдашнего официального искусства Германии. Несколько лет отслужил в армии, но не на фронтах «борьбы за господство арийской нации», а где-то по части Министерства пропаганды. После 1945 года он почти полностью погрузился в религиозное искусство, создав множество произведений в этой области, а также интерьеры церквей в ряде городов Баварии. «Baumbrunnen». При этом Roland Friederichsen находил время на выполнение заказов по созданию скульптур и фонтанов в городских общественных местах. «Baumbrunnen»….

Читать дальше
  • 08/03/17 Анатолий
  • notf, Без категории, Все достопримечательности, Дома, Достопримечательности Мюнхена, Зарисовки, Малая архитектура, Мюнхен, Площади, Ратуша, Фонтаны, Церкви, Часы, музыка
  • Мариенплатц, Новая ратуша, Рыбный фонтан, глокеншпиль-куранты, колонна Марии, неоготика, церковь Св. петра

Лето, шутливое жаркое лето делит Мариенплатц (Marienplatz) — главную площадь Мюнхена — пополам. Одну половину, южную, оно погружает в густую тень от стоящих на южной стороне площади высоких домов. Зато северная половина заполнена ярким, легким солнечным светом. Здесь все блестит и сверкает: серебристые струи, чистая и прозрачная вода «Рыбного фонтана», золото статуи Марии на высокой колонне, все бесчисленные башенки и шпили, скульптуры баварских герцогов и святых, рыцари, горгульи и драконы на огромном неоготическом фасаде Ратуши. В таком освещении фасад выглядит особенно эффектно и любой настоящий фотограф оказавшись здесь в это время обязательно попытается получить яркий, запоминающийся кадр. Но размеры площади позволят захватить весь фас…

Читать дальше
  • 27/02/17 Анатолий
  • notf, Без категории, Достопримечательности Мюнхена, Малая архитектура, Мемориалы, Монастыри, Мюнхен, Церкви
  • Клаус Бакмунд, Святой Корбиниан, Фрайзинг, епархия Мюнхен-Фрайзинг

На крыльце у дверей Церковного Налогового управления на улице Максбургштрассе (Maxburgstraße) замерли два путника: широко шагающий высокий паломник с епископским посохом в руке и бегущий рядом косолапый медведь с поклажей. Это памятник «Святой Корбиниан» (Heiliger Korbinian). Св. Корбиниан шел в Рим, но на лесной тропе на его лошадь напал медведь и загрыз. Тогда паломник сумел внушением усмирить медведя и заставил его нести поклажу весь оставшийся путь до Рима. Так гласит легенда, истолкование которой традиционно заключается в том, что «христианство усмирило и приручило дикость язычества и заложило фундамент цивилизации в Баварии». Св. Корбиниан был одним из первых христианских проповедников в Баварии. Примерно в 718 году он также шел из ро…

Читать дальше

Если вы пройдете или проедете по длинной-предлинной Арнульфштрассе (Arnulfstraße), то в самом конце, на последнем изгибе перед Романплатц (Romanplatz), непременно заметите некую загадочную железобетонную композицию «X». Она стоит на газоне на правой, четной стороне улицы, и достаточно велика, чтобы быть увиденной: в длину 2,40 метра, в ширину 2,40 метра, а высотой ровно 3 метра. То есть это не куб, как может показаться с первого взгляда, а именно такой объемный, составленный из четырех, большой знак «X». Что он означает? «X» — 24-я буква немецкого алфавита? «X» — число 10 в римской системе? «X» — американский фильм 1963 года «Человек с рентгеновскими глазами»? «X» — формат файла для хранения 3D объектов, созданный компанией Microsoft? «X» -…

Читать дальше
  • 13/02/17 Анатолий
  • notf, Без категории, Вместе с детьми, Дворцы, Замки, Малая архитектура, Музеи, Озера, Путешествия на выходные, Реки, Рекомендуем посмотреть, Церкви
  • Авентинус, Альтоттинг, Бавария-Ландсхут, Бургхаузен, Вёрзее, Генрих XVI Богатый, Зальцах, Инн, Мюльдорф, герцог Альбрехт IV, герцог Оттон I Виттельсбах, дом Виттельсбах, самый длинный замок

Полноводная, быстрая горная река Зальцах в стремлении на север к реке Инн за долгие сотни тысяч лет промыла себе путь сквозь мощный альпийский массив, отрезав при этом от него длинную, вытянутую с юга на север, узкую, немного изогнутую горную гряду. С другой, западной, стороны этой гряды образовалось длинное, вытянутое озеро Вёрзее (Wöhrsee), оставшееся от старого русла реки. Получилось нечто, похожее на узкий, длинный полуостров, омытый почти со всех сторон водой. Когда властителям здешних земель, которые контролировали соляной путь по реке Зальцах, понадобилось соорудить замок, защищающий их от всех напастей и дающий новые возможности для контроля, они не задумываясь выбрали самое удачное место: южное окончание этого «полуострова», господ…

Читать дальше
  • 30/10/16 Анатолий
  • notf, Без категории, Города, Дворцы, Замки, Малая архитектура, Мемориалы, Монастыри, Музеи, Площади, Природа, Путешествия на выходные, Ратуша, Реки, Рекомендуем посмотреть, Торговые площади, Церкви, мосты, пиво
  • Via Claudia Augusta, Аугсбург, Виттельсбахи, Гогенштауфены, Ландсберг-на-Лехе, Лех, РОМАНТИЧЕСКАЯ ДОРОГА, Франц Йозеф Штраус, ШОНГАУ, герцог Альбрехт IV, герцог Кристоф Сильный

Аккуратные домики под крышами из красной черепицы современного южнобаварского города Шонгау (Schongau) теснятся на западном склоне высокого холма. Восточный склон его круто спускается к берегу реки Лех, бегущей с недалеких отсюда Альпийских гор. Отсюда и название холма: Lech Umlaufberg — гора, омываемая Лехом, или гора, вокруг которой бежит Лех (говорят, когда-то его воды действительно омывали гору со всех сторон). На вершине горы, в плане имеющей овальную форму, расположился Старый город, окруженный остатками средневековой крепости. Проезд в Старый город со стороны вокзала. Во времена Римской Империи, в первых веках нашей эры, здесь находился один из опорных пунктов на дороге «Via Claudia Augusta», которая начиналась в северной Италии, пер…

Читать дальше

Этим летом в Мюнхене перед фасадом огромного здания Музея Египетского искусства на улице Gabelsbergerstraße была поставлена новая скульптура. Как говорится: «А вас тут не стояло!» Вполне возможно, что это произведение древнеегипетского искусства, найденное где-то в далекой пустыне в процессе археологических раскопок. Кто автор и как он назвал скульптуру, не указано, однако можно предположить: «Диктатор». Впрочем, каждый зритель волен дать то или иное название в силу своей фантазии. «Диктатор»     Как добраться до скульптуры и Музея египетского искусства. Автобус №100 «Музейная линия» при движении от Главного вокзала (Hauptbahnhof) в направлении к Восточному вокзалу (Ostbahnhof) делает остановку напротив входа в Музей, которая назы…

Читать дальше
  • 14/07/16 Анатолий
  • notf, Без категории, Все достопримечательности, Города, Дворцы, Дома, Замки, Ингольштадт, Малая архитектура, Мемориалы, Монастыри, Музеи, Площади, Путешествия на выходные, Ратуша, Регенсбург, Реки, Рекомендуем посмотреть, Церкви, пиво
  • Абенсберг, Адвентинус, Наполеон Бонапарт, Хундертвассер, папа Бенедикт XVI, пивоварни Баварии, фон Хаззи, церковь Св. Варвары

Экскурсии по городу Абенсберг (Abensberg) обыкновенно начинаются с Городской площади (Stadtplatz). Но если вы прибыли сюда по железной дороге, то пройдя от вокзала всю Вокзальную улицу (Bahnhof Straße), вы увидите на пересекающей её Römer Straße нечто настолько необычное, что на какое-то время позабудете о вашем намерении попасть на Городскую площадь и прогуляться по Абенсбергу. Вы увидите «падающую» башню, покруче пожалуй, чем в итальянской Пизе, ярко расписанный дом с искривлёнными, как бы плывущими, стенами и разными окнами. Увидите вторую башню, такую же яркую, высокую, усеянную эркерами-«птичьими гнездами», с золотым шаром наверху. И ноги ваши тут же помчат вас в направлении этих необычных сооружений, чтобы поскорее увидеть, разглядеть…

Читать дальше
  • 03/07/16 Анатолий
  • notf, Без категории, Вместе с детьми, Дворцы, Замки, Красиво, Малая архитектура, Мемориалы, Монастыри, Музеи, Озера, Парки, Прин, Природа, Путешествия на выходные, Рекомендуем посмотреть, Фонтаны
  • Кимзее, Конституция Германии, Людвиг II, Музей Конституции, НОВЫЙ ЗАМОК, Прин, СТАРЫЙ ЗАМОК, Херренкимзее

Среди нескольких островов озера Кимзее (Chiemsee) самый большой — остров Херренинзель (Herreninsel). Он расположен вблизи западного берега озера и хорошо виден с причалов гавани Prien/Stock (Hafen), откуда дойти до острова на одном из современных пассажирских судов пароходства на озере Кимзее (Chiemsee Schifffahrt) можно минут за пятнадцать. Гавань Prien/Stock. Напоминающий трапецию в плане остров Херренинзель имеет длину 2,55 километра и ширину 2,1 километра. Чтобы пройти вокруг острова пешком, надо пройти около 7 километров. Остров Херренинзель почти не населен, постоянно там проживает не более десятка человек. Остров Херренинзель (Herreninsel). 1 Центр посетителей, кассы, информация, магазин. 2 Музей августинского монастыря, музей Консти…

Читать дальше
  • 12/03/16 Анатолий
  • notf, Без категории, Дворцы, Достопримечательности Мюнхена, Красиво, Малая архитектура, Парки, Путешествия на выходные, Рекомендуем посмотреть, Фонтаны, каналы
  • Гильдебранд, Дворец Нимфенбург, Дворцовый канал, Национальный баварский музей, Нойхаузен-Нимфенбург, ПРИНЦ-РЕГЕНТ ЛУИТПОЛЬД, Святой Губерт, Хиршгартен, Хубертусзал

В начале 1901 года городские власти Мюнхена были озабочены организацией мероприятий в честь предстоящего весной 80-летнего юбилея Принца-регента Луитпольда, и предложение знаменитого скульптора Адольфа фон Гильдебранда показалось им прекрасным. Буквально за год до этого на южном краю Английского сада было построено великолепное здание Баварского Национального музея, и фон Гильдебранд предложил украсить довольно обширную площадку перед музеем единым архитектурным комплексом, посвященным Принцу-регенту. С одной стороны должна стоять конная статуя Принца-регента Луитпольда в мантии рыцаря ордена Св. Губерта, покровителя охотников, а с другой стороны — фонтан Святого Губерта (Hubertusbrunnen), оформленный в охотничьем стиле. Предложение было пр…

Читать дальше
  • 11/03/16 Анатолий
  • notf, Без категории, Вместе с детьми, Достопримечательности Мюнхена, Красиво, Малая архитектура, Площади, Старый город, Фонтаны
  • Гастайгер, Кралсплатц (Штахус), Нойхаузерштрассе, ПРИНЦ-РЕГЕНТ ЛУИТПОЛЬД, фонтан Брунненбуберл

Фонтан «Мальчишка» (Brunnenbuberl) установлен рядом с воротами Karlstor в самом начале пешеходной улицы Neuhauser Straße. Этот променад от Karlstor до Marienplatz — самое посещаемое туристами место в городе, может быть поэтому и фонтан Brunnenbuberl — самый известный фонтан в Мюнхене. Он первым попадает на глаза только что прибывшим, вышедшим на первую экскурсию по городу туристам. Тем более, что фонтан Brunnenbuberl — один из тех немногих, которые не закрываются на зиму, и в морозы, если такие случаются, его струи образуют причудливые, сверкающие на солнце ледяные наросты. Фигуры фонтана выполнены в классическом стиле на античный сюжет, но в них нет никакого пафоса и торжественности, присущих этому стилю. Наоборот, фонтан изображает комиче…

Читать дальше
  • 09/03/16 Анатолий
  • notf, Без категории, Достопримечательности Мюнхена, Малая архитектура, Парки, Спорт
  • «дегенеративное искусство», Дом искусства, ОЛИМПИЙСКАЯ ГОРА, Олимпийские игры, Олимпийский парк, Рудольф Беллинг, Цветок на щебне

В конце семидесятых годов прошлого века город Мюнхен готовился к XX -й летней Олимпиаде. Все, что осталось от военной разрухи, весь строительный мусор последующего восстановления был свезен в одно место на север от центра. Получилась огромная гора. На неё насыпали грунт от строящегося метро, сверху засыпали плодородной землей, большие пространства засеяли травой, создав подобие альпийских лугов, на склонах посадили кусты и деревья. Получилась прекрасная Олимпийская гора с лугами и рощами. Олимпийская гора. Вид с вершины Олимпийской горы. На одном из «горных перевалов» берлинский скульптор Рудольф Беллинг (Rudolf Belling) посадил свой «Цветок на щебне» («Schuttblume»), который расцвел на этой горе мусора, символизируя собой мир, надежду и ве…

Читать дальше

Малая архитектура. Какие декоративные предметы помогут украсить сад | Стройка и дизайн | Дача

Опоры для лиан

Трудно представить себе сад без устремлённых вверх «зелёных стен». При их создании сложно обойтись без лиан, особенно на небольших участках, ведь они успешно играют свою роль, но на земле занимают совсем мало места! «Встать на ноги» вьющимся или лазающим растениям помогают специальные конструкции — арки и садовые экраны (решётки, шпалеры или трельяжи). При этом эффектные лианы выигрывают только «в паре» с красивыми и грамотно расположенными опорами — неудачная конструкция скомпрометирует даже самое роскошное растение.

Где поставить? Решётка поможет отвлечь взгляд от не блещущих красотой или скучных мест — например от огорода (фото 1).

Арки и садовые экраны служат не только для поддержки лиан, но и для разделения участка на функциональные зоны. На фото 2 показано, как «занавеска» из девичьего винограда и винограда Куанье визуально отделяет огород от дома. Эта живая ширма всегда выглядит замечательно, а осенью её красота сражает наповал.

(Фото 2). Фото: Татьяна Шиканян

При помощи череды арок можно оформить переход из одной части сада в другую.

Как выбрать? Опоры должны не только соответствовать дому и общей идее сада, но и подходить лиане физически и визуально. То есть арка или экран для крупного и тяжёлого растения должны обладать крепостью и солидностью, а изящному растительному «кружеву» нужна лёгкая ажурная «стеночка». Кроме всего прочего, следует учитывать способ прикрепления лианы к опоре.

Размеры арки должны быть такими, чтобы люди спокойно могли проходить и стоять под ней. Её минимальная ширина – 1,2–1,5 м, высота – не менее 2,1–2,2 м. Кроме того, арка обязательно должна обладать «толщиной» от 50 см и более – боковой стенкой, около которой, собственно, и будут расти лианы. Форма свода арки может быть самой разнообразной – круглой, прямоугольной, треугольной и т. д.

Перголы

Эти малые архитектурные формы тоже увивают вьющимися растениями. Но в отличие от предыдущей группы опор пергола представляет собой нечто вроде прозрачного «навеса» или «тоннеля».

С помощью пергол можно разделить участок на функциональные зоны или, наоборот, объединить элементы сада в единое целое. Они позволяют замаскировать неинтересную постройку, украсить дом и отгородить уютные уголки от посторонних глаз.

Именно перголы создают объёмы в молодом саду, в котором ещё не подросли деревья. Высокие вертикали буквально преображают любую плоскую равнину.

На большинстве садовых участков есть беспорядочно разбросанные постройки, которые разумнее всего сгруппировать. Объединить их можно при помощи перголы. Ко всему прочему эти малые архитектурные формы создают в саду особую атмосферу.

Где поставить? Чаще всего основное назначение перголы — создавать перекрытие над дорожкой: в этом случае она простирается от одного садового элемента до другого — как череда связанных между собой арок или как своеобразный тоннель (фото 3). На другом конце этого «коридора» должно располагаться нечто привлекательное, вызывающее желание подойти к нему, — дерево, скульптура, солнечные часы и т. п.

(Фото 3). Фото: Татьяна Шиканян

Пергола может «работать» как разделитель. На фото 4 показано, как она делит участок на две неравные части, отделяя входную зону от другой, более приватной. Подобный вариант как нельзя лучше подходит для плетистых роз и клематисов — он красив и одновременно прост в изготовлении. Столбы из бруса, поставленные через одинаковые промежутки, соединяются горизонтальными перекладинами из точно такого же пиломатериала. В свою очередь, они увенчаны поперечинами из более тонкого бруса. Промежутки между столбами заполнены рамами с сетчатым экраном из деревянных реек. Пергола выкрашена в приятный светло-зелёный цвет и состоит из пяти секций слева от арки и пяти секций справа от неё. Ширина каждой секции и арки — 1,5 м.

(Фото 4). Фото: Татьяна Шиканян

Если вам хочется создать уединённую атмосферу в каком-то месте сада, организуйте над ним горизонтальную плоскость. Прозрачная крыша перголы подойдёт идеально (фото 5).

(Фото 5). Фото: Татьяна Шиканян

Пергола может отгородить около дома гостиную на свежем воздухе (фото 6). Одновременно она украшает фасад. Если пергола пристраивается к дому, её называют пристенной, а перекладины крепятся к стене с помощью металлических башмаков либо прикрепляются сверху к горизонтально расположенной балке.

(Фото 6). Фото: Татьяна Шиканян Не стоит увивать лианами все столбы – пусть какие-то (и даже многие!) останутся свободными.

Как выбрать? Перголы с опорами из квадратного бруса со стороной 10–15 см можно считать универсальными. Для природных садов или сада в стиле кантри хороши варианты из стволов деревьев: «дикие» конструкции придают ухоженному саду особое очарование, а при наличии умельца в семье и леса поблизости это удовольствие получится бесплатным. Хороши перголы из комбинации двух видов материалов, например, натурального камня и металла, кирпича и дерева.

Конструкция перголы должна быть рассчитана на вес зелёной массы увивающих её растений, быть жёсткой, прочной, надёжной и устойчивой к порывам ветра.

Деревянная пергола чаще всего состоит из трёх взаимно увязанных частей — столбов (стоек), балок и перекладин. Столбы выполняют из деревянного бруса, брёвен, грубо обработанных или необработанных жердей. Балки (прогоны) укладывают сверху на столбы, на них перпендикулярно балкам равномерно кладут перекладины (чаще всего их выполняют из доски размером 20×5 см и располагают отвесно).

Минимальная высота столбов – 2,4–2,5 м. Они должны быть поставлены на индивидуальный или ленточный фундамент либо установлены на металлических костылях, вбитых на глубину 45–60 см. Важно сделать перголу пропорциональной: ширина конструкции должна быть больше высоты (либо по крайней мере они должны быть равными). Шаг между стойками вдоль перголы обычно составляет не более 3–3,5 м, чаще всего он на треть или четверть больше ширины «коридора». Длина выбирается, исходя из размеров конкретного места, которое эта конструкция будет украшать.

Искусство имитации

Существует множество ухищрений, при помощи которых можно зрительно расширять, видоизменять или «перестраивать» пространство сада, используя всего лишь шпалерные решётки, краски или зеркала. Для таких элементов даже существует специальный термин — «садовые обманки».

Где сделать? Как правило, оптические иллюзии устраивают на стенах строений или на оградах. Также с их помощью можно привлечь внимание к красивому фрагменту сада или, наоборот, отвлечь от некрасивого или замаскировать его.

Довольно популярный приём — пейзаж, нарисованный на глухой и скучной стене (фото 7). С близкого расстояния видно, что это всего лишь роспись, но чем дальше вы находитесь от рисунка, тем сильнее иллюзия объёмного пространства, реальности предметов и форм. Обманка как бы ломает грань между реальностью и фантазией.

(Фото 7). Фото: Татьяна Шиканян Рисовать «волшебный пейзаж» лучше на северной или северо-восточной свободной стене или заборе. Картина не должна освещаться прямыми солнечными лучами – они сведут на нет все усилия художника. Пользуйтесь красками, стойкими к атмосферным воздействиям. Подберите сюжет, который не надоест вам слишком быстро. Для создания иллюзорного пейзажа нужен талант художника, иначе можно испортить весь сад. Если вы не очень уверены в своих силах, изобразите картину поменьше и попроще, например ложное окно, которое можно дополнить настоящим оконным ящиком и живыми растениями в нём.

Не слишком привлекательные стены или заборы часто советуют декорировать решётками и лианами. Но и их можно «замаскировать» с помощью живописного панно. Например, морским пейзажем с лодочками и дальним берегом, на котором расположилась деревушка (фото 8). Рисунок на стене или заборе — это замечательная возможность зрительно увеличить пространство и превратить скучную плоскую вертикальную поверхность в море или уходящий в перспективу сад. Сюжет может быть любым — не забудьте лишь, что в Центральной России бывает не только лето. Если вы живёте за городом постоянно, а участок невелик, подумайте, хорошо ли будет смотреться деревенька с коровами или буйные тропические джунгли на фоне сугробов.

(Фото 8). Фото: Татьяна Шиканян

В глухом заборе можно устроить садовую калитку, за которой якобы находится соседский сад, или врезать в него дверь. Если потянуть за ручку этой двери (фото 9) или просто хорошенько к ней приглядеться, вы узнаете «страшную тайну» — она никуда не ведёт, а просто украшает уголок для приготовления шашлыка рядом с беседкой. Как некомфортно было бы здесь, если бы взгляд упирался в глухой забор!

(Фото 9). Фото: Татьяна Шиканян

Если вам особенно удался какой-то участок сада, заключите его в деревянную или металлическую раму большого размера, например 2,4×4 м, установленную перед ним.

Видоизменить пространство можно также с помощью садового зеркала. Идея устанавливать большое зеркало в конце парковой аллеи насчитывает сотни лет, но её и сейчас можно с успехом использовать не только для большого, но и для маленького пространства. Ещё вариант — закрыть зеркалом последний арочный пролёт. Дорожка к такой псевдоарке должна идти под углом, чтобы человек увидел своё отражение лишь в нескольких шагах от неё.

Встроенная в забор арка из деревянных планок, обрамляющих зеркало, создаст иллюзию прохода в другой, следующий сад. Можно также преобразить сплошной забор в «домик с крышей» (фото 10) и «окошками», в которых зеркала вставлены вместо стёкол. Получится нечто вроде театральной декорации или садовой мистификации. По такому же принципу можно скрыть от посторонних глаз контейнер для компоста, заключив его в стены деревянной беседки и застеклив окна зеркалами.

(Фото 10). Фото: Татьяна Шиканян

Если поставить напротив какой-то привлекательной садовой композиции большое зеркало в шикарной раме, вы получите прекрасную картину, которая будет меняться в соответствии с сезонными изменениями. Тщательно продумайте, откуда вы будете ею любоваться.

Зеркала можно вставить и в дверцы шкафа для хранения садовых инструментов, установленного недалеко от садовой дорожки. В результате он «исчезнет» — вместо шкафа вы будете видеть отражение сада.

Штучки для птиц

Среди малых архитектурных форм бывают предметы особого рода — предназначенные специально для птиц. Эти чудесные пернатые создания на даче совершенно необходимы: они не только радуют взор, отвлекают от грустных мыслей и повседневной рутины, услаждают слух своим пением, но и уничтожают вредителей, а значит, помогают растениям оставаться здоровыми.

Как выбрать? Можно привлечь птиц, установив кормушки. Сразу продумайте: будет ли эта «столовая» круглогодичной или только зимней? В первом случае кормушки должны выглядеть симпатично (фото 11), хотя самих голодных птиц дизайнерские изыски обычно не волнуют.

(Фото 11). Фото: Татьяна Шиканян Чтобы спасти зимующих в саду пернатых, регулярно наполняйте кормушки разными семечками – не только подсолнечными, но арбузными и тыквенными. Синичек подкармливайте кусочками несолёного сала, укрепив их на дереве при помощи проволоки.

Тем видам птиц, которые в природе гнездятся в дуплах, понравятся скворечники и прочие подходящие «квартиры» (фото 12). Можно купить готовые домики или сделать их самостоятельно. Главное — установить их так, чтобы они обеспечивали защиту от дождя и солнца, а также от кошек, белок и хищных птиц.

(Фото 12). Фото: Татьяна Шиканян Надёжный кров птицам предоставляют кустарники, они же дают им корм зимой в виде ягод и насекомых, зимующих под опавшими сухими листьями. Не срезайте осенью злаки и некоторые другие многолетники с семенами – это поможет нашим друзьям продержаться до весны. Стол и кров: бузина, калина, рябина, ирга, магония, золотистая смородина, рябинник рябинолистный, жимолость татарская, спирея, лещина, боярышник. Укрытие и пища: шиповник, барбарис, лох, боярышник, белая акация, тёрн. Безопасность зимой и летом: плотные живые изгороди из туи и можжевельника.

Всем пернатым необходима вода для питья и купания. Если у вас нет водоёма, поставьте поилку для птиц. Обычно это каменное, бетонное или металлическое садовое украшение с неглубокой широкой чашей на постаменте (фото 13). Время от времени меняйте воду и подливайте её во время засухи — птахи будут вам благодарны.

(Фото 13). Фото: Татьяна Шиканян

Скульптура

Хотя в России садовая скульптура стала входить в моду сравнительно недавно, эти элементы быстро «прописались» на многих участках.

Где поставить? Фигурки помогают в расстановке акцентов, управляя движением взгляда. Их используют для выделения ключевых точек композиции, формирования ритма пейзажа.

Приобретая подобное украшение, не забывайте, что каждая деталь небольшого садового пространства должна быть уместной и соответствовать его масштабу. Нелепые или излишне вычурные скульптуры могут вызывать желание уйти даже из самого прекрасного сада. Напротив, удачно подобранное украшение будет подчёркивать и усиливать впечатление от растительной или водной композиции и логично выглядеть в том месте, где оно установлено.

Из одной смотровой точки должна быть видна лишь одна скульптурная композиция — будет жаль, если тщательно подобранные украшения потеряются в общей массе. Изваяния вообще следует использовать скупо — в небольшом саду достаточно одного. Если же фигур несколько, располагайте их обособленно, так как нагромождение скульптур на участке испортит всё впечатление от сада.

Как выбрать? Мне больше всего нравится в саду мелкая пластика, особенно изображения животных. Главное правило при выборе таких скульптур — оригинальное художественное воплощение (фото 14). Излишне реалистичных представителей животного мира лучше избегать. Миниатюрных зверей и птиц располагают на газонах, клумбах, рядом с водоёмами и на патио. Учитывайте природные особенности их прототипов: лягушки, аисты и утки хороши у пруда и ручья, кролики и овечки — на лужайке, кошка — на выступе стены или на подпорной стенке. Декоративный огород сразу заиграет новыми красками, если украсить его фигурами домашних животных (фото 16).

(Фото 16). Фото: Татьяна Шиканян Первый и основной принцип размещения скульптур на участке – соблюдение пропорций. Крупные объекты подходят для большого сада. Но это вовсе не значит, что в маленьком саду нужны микроскопические фигурки – ведь мы украшаем сад, а не кукольный домик! Комнатные украшения под открытым небом не годятся – они просто теряются. Чтобы привлечь внимание к небольшим, но интересным вещам, их размещают на постаментах или колоннах (фото 15).

У входа в лесную часть сада можно поставить сучковатую скульптуру, напоминающую сказочного лесного персонажа или зверя.

В саду могут интересно смотреться абстрактные композиции, не изображающие ничего конкретного, но хорошо вписывающиеся в сад по форме, цвету и материалу. Садовой скульптурой может стать и камень интересной формы на постаменте, и необыкновенная коряга, куб или шар из разных материалов. Правильная форма шара создаёт сильный контраст с вольными очертаниями растений и усиливает впечатление от них. Сфера может быть сделана из камня, дерева, бетона и даже сплетена из виноградных плетей, как на фото. Шары используют не только как акценты в композициях — они применяются и для создания определённого ритма, а также для обрамления пейзажа, скамейки или входа.

Дачники, которые устраивают у себя на участке сад в японском стиле, вряд ли обойдутся без каменного фонаря (фото 17).

(Фото 17). Фото: Татьяна Шиканян

Творческие натуры с нестандартным мышлением иногда превращают в садовые скульптуры самые простые и обыденные вещи. Например, если взять старый стул, закрепить вазон с цветами на место сиденья и установить в подходящем месте сада, получится вполне симпатично.

Обращаем внимание читателей, что все фотографии для статьи сделаны в подмосковных садах. Исключение — панно-пейзаж из Ирландии (фото 8).

Факультет Школа архитектуры, дизайна и искусств

Направления подготовки

54.03.01

Дизайн.Графический дизайн

 4 года

 Бакалавриат

54.03.01

Дизайн.Коммуникативный дизайн

 4 года

 Бакалавриат

54.03.01

Дизайн.Коммуникативный дизайн

 4,5

 Бакалавриат

Сооружения Малой Азии IV в. до н.э. | Архитектура Древней Греции

Глава «Сооружения Малой Азии» подраздела «Архитектура Древней Греции IV в. до н.э. (400—323 гг. до н.э.)» раздела «Архитектура Древней Греции» из книги «Всеобщая история архитектуры. Том II. Архитектура античного мира (Греция и Рим)» под редакцией В.Ф. Маркузона. Автор: В.Ф. Маркузон (Москва, Стройиздат, 1973)


«Львиная гробница» в Книде. Галикарнас. Храм Артемиды в Сардах. Храм Артемиды в Эфесе. Храм Афины в Приене


Значительный подъем намечается в середине и 2-й половине IV в. до н. э. и в зодчестве Малой Азии. Пышно расцветают многочисленные города. В столице Карии, Галикарнасе, среди многочисленных построек, воздвигнутых в это время, выделяется надгробный памятник правителя Мавсола — Мавзолей, в древности причислявшийся к «семи чудесам света». С большим великолепием был отстроен заново храм Артемиды в Эфесе на месте сгоревшего в 356 г. до н. э. старого храма. Около 340 г. до н.э. сооружается храм Афины Полиады в Приене. Несколько позже, также на месте старого храма была начата постройка храма Аполлона в Дидимах под Милетом, завершение которого растянулось почти на три столетия.

Все известные нам значительные монументальные постройки, сооруженные в IV в. до н.э. в Малой Азии, были возведены в ионическом ордере, который к этому времени претерпел ряд изменений.

Ионические малоазийские капители IV в. до н.э. приобрели более высокий эхин вместо узкого эхина и шейки аттических капителей 2-й половины V в. до н.э. Теперь глазки волют расположены на продолжении образующей ствола. В целом капитель стала более собранной; балюстры имеют вид закатанной подушки, стянутой посредине широким поясом или валиком, вместо более близких к цилиндру балюстр ранних капителей этого ордера. Во 2-й половине V в. до н.э. ионический ордер разрабатывался в Аттике. Это определило известное воздействие Аттики на малоазийскую ордерную архитектуру IV в. до н.э.

Вместе с тем в малоазийской архитектуре IV в. до н.э. можно отметить некоторые черты, восходящие к ионическому зодчеству VI в. до н.э. (такова, например, большая глубина пронаоса храма Афины в Приене, унаследованная от самосского Герайона и эфесского Артемисиона). Для стен ионических храмов IV в. до н.э. характерно отсутствие утонения. Отношение толщины стен к их высоте колеблется в пределах 1 : 11,5 — 1 : 13.

19. Книд. «Львиная гробница», начало IV в. до н.э. Планы, фасад, разрез

«Львиная гробница» в Книде. К началу IV в. до н.э. относится монументальный надгробный памятник, сооруженный над могилой павших во время сражения близ Книда в 394 г. до н.э. (рис. 19). На массивном цоколе возвышалась замкнутая постройка, окруженная дорическими полуколоннами. Выше поднималась ступенчатая пирамида, увенчанная статуей лежащего льва, высеченного из пентелийского мрамора. Внутри помещалась ульевидная надгробная камера.

В этом надгробном монументе малоазийские формы сочетались с эллинскими. Статуя льва была аттической работы. «Львиную гробницу» в Книде можно рассматривать как важное звено в развитии архитектурного типа «мавзолея», связывающее Памятник нереид в Ксанфе и огромный Мавзолей в Галикарнасе в единую цепь развития.

Галикарнас. Интенсивное строительство было развернуто в конце 1-й половины IV в. до н.э. в Галикарнасе. Правитель Карии Мавсол сделал этот город своей резиденцией. О строительной деятельности Мавсола нам сообщает Витрувий (II, 8, 10—13). Галикарнас был расположен в котловине, по форме напоминающей вогнутый театров греческого театра. В самом низу, вдоль гавани, была устроена рыночная площадь. На середине высоты ската холмов была проложена широкая улица. 6 центре ее возвышался знаменитый памятник Мавсола. Выше, посредине верхнего края города, стоял храм Арея с колоссальной акролитной (исполненной из мрамора и позолоченного дерева) статуей бога; Вверху правой части котловины находилось святилище Афродиты и Гермеса, расположенное у источника Салмакиды. Соответственно этому святилищу на левой стороне полукружия возвышался дворец царя Мавсола. Это было великолепное здание, богато украшенное проконесским мрамором.

Стены дворца Мавсола были выведены из кирпича-сырца и покрыты штукатуркой, отличавшейся зеркально гладкой поверхностью.

Из этого дворца направо открывался великолепный вид на рыночную площадь, порт и панораму городских зданий, а налево от него, внизу, находился укрытый военно-морской порт, куда было удобно отдавать кораблям приказы правителя.

Из описания Витрувия мы можем уловить широко задуманную композицию городского ансамбля, веерообразно расположенного в котловине, по форме напоминающей полуворонку. Свободно скомпонованные разнообразные здания, наиболее значительные в этом ансамбле (Мавзолей, храм Афродиты и Гермеса, дворец Мавсола), как бы расходятся от городской площади и уравновешивают друг друга.

Среди сооружений Галикарнаса особого внимания заслуживает гробница Мавсола (Мавзолей). Постройка была начата этим правителем и завершена после его смерти вдовой — Артемисией (около 353 г. до н.э., рис. 20). Строителями Мавзолея были архитекторы Пифей (или Пифий) и Сатир. Богатые скульптурные украшения исполнили лучшие скульпторы того времени: Скопас, Тимофей, Бриаксис и Леохар.

Галикарнасский Мавзолей представлял в плане слегка вытянутый прямоугольник размером 66X77,5 м. Первый, цокольный этаж служил усыпальницей Мавсола и Артемисии. Квадровая кладка скорее всего увенчивалась сплошным рельефным фризом, над которым проходил карниз, Мавзолей имел три таких фриза, но их располо-жение точно не установлено.

Над первым этажом возвышалась колоннада второго яруса. Число колонн на различных реконструкциях не совпадает. Обычно принято считать, что на коротких сторонах было по девяти, а на более длинных — по одиннадцати колонн ионического ордера. Форма капителей этих колонн повторяет старую ионическую форму, но пропорции их изменены: вынос волют значительно меньше, а глазки их лишь слегка выступают за линию ствола колонны, что придает капители более компактный и сжатый вид (рис. 21).

В интерколумниях второго яруса стояли мраморные статуи. Колонны поддерживали антаблемент с фризом, покрытым сплошными барельефами. Карниз имел ряд зубчиков. Если принять наличие в антаблементе фриза наряду с зубчиками, то это означает удвоение равнозначного элемента ордера, отвечавшего триглифнометопному фризу дорики (т.е. концам балок потолочного перекрытия). Такое удвоение, не встречающееся в ранних образцах ионического ордера, свидетельствует о некоторой утрате зодчим чувства тектоники и вместе с тем указывает на усиление интереса к декоративному эффекту, стремление придать зданию пышный, парадный вид. Над вторым ярусом возвышалась ступенчатая пирамида, служившая крышей Мавзолея. Ее очертания реконструируются по-разному. Между колоннами были расположены статуи львов, вверху находились колоссальные мраморные статуи Мавсола и Артемисии, стоявших в колеснице, запряженной четверкой коней (рис. 22).

У подножия грандиозного сооружения располагались статуи львов и скачущих всадников. Рельефные фризы с изображением амазономахии, опоясывавшие Мавзолей, отличались напряженным движением и выразительной передачей бурного пафоса борьбы (рис. 23). За колоннадой второго яруса находилось обнесенное стеной прямоугольное помещение, предназначенное для заупокойного культа обожествленных правителей.

Потолок внутреннего помещения нижнего яруса, вероятно, поддерживали пятнадцать расположенных в три ряда столбов дорического стиля. В помещении второго яруса потолок, возможно, опирался также на пятнадцать коринфских колонн, стоявших в таком же порядке, как и столбы первого этажа. Так, в Мавзолее, как и в ряде других построек IV в. до н. э., совмещались элементы всех трех ордеров. Более того, помимо чисто эллинских форм ионической колоннады зодчие Мавзолея ввели ступенчатую пирамиду, свойственную архитектуре древнего Востока, а также высокий цокольный этаж, характерный для надгробных сооружений Малой Азии.

Развивая ту же композиционную схему, что книдская «Львиная гробница», Галикарнасский Мавзолей превосходит последнюю в несколько раз своими размерами и далеко оставляет позади богатством и сложностью своей архитектуры. Будучи греческим памятником по ряду своих деталей (ордер, скульптура и т. д.), Мавзолей своими необычными размерами и назначением роднится с монументально-грандиозными гробницами древневосточных деспотий. Если монументальное эллинское зодчество имело основной задачей сооружение общественных зданий, удовлетворявших потребности граждан республиканского полиса, то Мавзолей, предназначенный служить не только надгробным памятником, но и местом заупокойного культа обожествленного правителя, в -своем идейном содержании и художественном образе отражает переход от рабовладельческой демократии предшествующего периода к рабовладельческим монархиям восточного типа — переход, получивший свое завершение в последующий, эллинистический период греческой истории.

Мавзолей, стоявший еще во всем великолепии в XII в., был разрушен рыцарями-иоаннитами в начале XV в. В настоящее время мы располагаем лишь фрагментами архитектурных и скульптурных частей монумента Мавсола, которые недостаточны для исчерпывающей и не вызывающей сомнений реконструкции.

Среди ионических построек IV в. до н. э. в Малой Азии, как и в предшествовавшем столетии, важное место занимали огромные храмы, диптеры, строительство которых растягивалось на многие десятилетия. К числу таких сооружений относится храм в Сардах.

24. Сарды. Храм Артемиды, V и IV вв. до н. э. План

25. Сарды. Храм Артемиды. Капитель и база колонны IV в. до н.э., руины храма

Храм Артемиды в Сардах, древней столице Лидии, одна из крупнейших построек ионического ордера. Его размеры по стилобату составляют 48,5X104 м (рис. 24). При перестройке храма около 325 г. до н.э. после пожара была использована часть фундаментов и некоторые колонны святилища V в. до н.э. В римскую эпоху, во II в., целла была поделена пополам. Храм имел 8 X 20 колонн. Он был псевдодиптеральным; подобная схема применялась в ионическом храме впервые и, быть может, поэтому была довольно своеобразно разработана по восточному и западному фасадам. Шестиколонные простильные портики целлы имели значительную глубину и отстояли от колонн птерона всего на один интерколумний.

Пространства спереди и сзади наоса, вероятно, не имели перекрытия. Колонны простильного портика стояли на квадратных цоколях, между которыми находились ступени. Средний пролет был значительно шире прочих, и все они постепенно сужались к углам. Базы колонн имели прекрасную порезку (рис. 25). Сохранились также обломы, позволившие реконструировать обрамление громадного дверного проема целлы.

Храм в Сардах, строившийся в течение продолжительного времени позволил некоторым исследователям предположить, что наружные колоннады были добавлены в начале II в. до н.э. при Евмене II, возможно под влиянием Гермогена, строившего в Магнесии на Меандре.

26. Эфес. Храм Артемиды, после 356 г. до н. э. План (реконструкция), фрагмент нижней части колонны

27. Эфес. Храм Артемиды. Реконструкция

Храм Артемиды в Эфесе. Вскоре после пожара в 356 г. до н.э. архаического храма Артемиды в Эфесе началась постройка нового храма. Сооруженный с не меньшим великолепием, чем прежний, он считался, подобно Мавзолею, одним из «семи чудес света». Строителем нового Артемисиона, представлявшего собой грандиозный диптер, был архитектор Хейрократ.

При постройке был в основном сохранен прежний план, но стилобат поднят еще на несколько ступеней. Число и расположение колонн (за исключением восьмиколонного главного фасада) точно не установлены, Приводимая реконструкция (рис. 26, 27) сделана на основе описания храма Плинием, но исходит из предположения, что указанное в этом описании число колонн является ошибкой переписчика (следует считать CXVII вместо CXXVII?).

Пьедесталы колонн, покрытые рельефами, повторяют архаические; возможно, что указанное Плинием число их — тридцать шесть — относится именно к новому храму.

От Артемисиона IV в. до н.э. дошли фрагменты мраморной (а не черепичной, как ранее) кровли над птероном, сима которого украшена теперь аканфом вместо фигурного рельефа, примененного в архаическом храме.

28. Приена. Святилище Афины Полиады. Сохранившиеся фрагменты ордера

29. Приена. Святилище Афины Полиады, около 335 г. до н. э., арх. Пифей. Реконструкция общего вида и алтаря, ордер храма Афины, план святилища: 1 — пропилон; 2 — алтарь; 3 — храм Афины; 4 — сокровищница; 5 — стены более поздних домов

Храм Афины в Приене. Значительно более скромный по размерам храм Афины в Приене был построен до 334 г. до н.э., как это видно из посвятительной надписи Александра Македонского, сохранившейся на южном анте пронаоса. Построил храм архитектор Пифей, соорудивший также и Мавзолей в Галикарнасе.

Длина храма 37,2 м, ширина 19,55 м. Он был построен из мрамора и представлял собой ионический периптер, имевший на торцовых сторонам по шести, а на продольных — по одиннадцати колонн (рис. 28, 29).

План Приенского храма Афины очень прост. Внутреннее помещение состояло из пронаоса, однонефной целлы и опистодома. Пронаос, так же как и опистодом, был двухколонный, обрамленный с боков антами. Но глубина пронаоса была больше, чем опистодома, и превышала половину глубины целлы. Такой глубокий пронаос, вытянувшийся почти на три боковых интерколумния, сближает приенский храм с ионическими диптерами VI в. до н. э.

10 малых архитектурных проектов, которые имеют огромное влияние

Мыслить масштабно, строить маленькое — 10 небольших архитектурных проектов по всему миру, которые заставят вас сразу же переехать в дом меньшего размера

Современная архитектура expert Филип Джонсон создал эту тенденцию в 1980 году, когда спроектировал однокомнатное рабочее место и библиотеку на своей территории в Нью-Ханаане, Коннектикут.Три десятилетия спустя именуемая «монашеская келья», уединенная, теперь уже классическая студия с камином, световым люком и большим книжным шкафом, вмещающим 1400 томов по архитектуре, начала занимать место в умах современных архитекторов сегодня .

Мыслить масштабно, строить малые с тех пор стало мировоззрением некоторых из сегодняшних архитекторов и дизайнеров , с появлением минимализма и озабоченностью по поводу изобилия и преувеличения.Постоянная потребность в большем количестве жилья и торговых площадей, рост населения, сокращение бюджетов, все тянулось вперед к временным крошечным строениям и постоянным проектам.

По этой причине сегодня мы решили поделиться с вами 10 небольшими архитектурными проектами по всему миру, которые выделяются своей выдающейся эстетикой и материалами, чтобы вдохновить вас на ваш следующий дизайн . Взглянем!

Повуа-де-Варзин, Португалия

Дом 77

дизайн Хосе Кадиль

Фангапуа, Новая Зеландия

Изба на санях

дизайн Crosson Clarke Carnachan

Форарльберг, Австрия

Горный домик

проект Marte.Marte Architects

Австрия

Гиперкуб

архитектура Studio WG3

Нью-Йорк

Мэдисон Авеню (Кукольный) Дом

проект REX

Британская Колумбия, Канада

Острова Персидского залива Кабин Острова Галф

архитектура Олсона Кундига

Энсенада, Мексика

Endémico Resguardo Silvestre

дизайн Хорхе Грасиа

Токио, Япония

Риверсайд Хаус Сугинами

архитектура Кота Мидзуиси

Борглун, Бельгия

Считывание между строк

дизайн Gijs Van Vaerenbergh

Музей Виктории и Альберта, Лондон

Beetle’s House

дизайн Терунобу Фухимори

См. Также: Даниэль Либескинд создает уникальный центр космологии для Даремского Университета s ity

10 малых архитектурных фирм, на которые стоит обратить внимание в 2020 году

Примите участие в 8-м ежегодном конкурсе A + Awards, чтобы добиться международного признания и признания.Подайте свои проекты до 8 мая 2020 года для участия в крупнейшей в мире программе наград в области архитектуры и строительства.

В архитектуре размер практики обычно определяет работу, за которую они берутся. В то время как дизайн выходит за рамки типологий и регионов, масштаб однозначно связан со структурой офиса и тем, как они создают идеи и чертежи. Небольшие фирмы обычно должны быть более гибкими, и, в свою очередь, их работа сильно отражает людей, входящих в каждую команду дизайнеров.

Благодаря своей онлайн-системе общественного голосования и междисциплинарному жюри программа A + Awards дает каждой фирме равные возможности для получения признания, независимо от их размера, местоположения или существующего положения в отрасли. Убедитесь, что ваша компания подала заявку на участие в 8-м ежегодном конкурсе A + Awards до окончательного срока подачи заявок 8 мая 2020 г., чтобы претендовать на международное признание:

Примите участие в 8-м ежегодном конкурсе A + Awards

Следующие офисы, удостоенные награды A +, в каждом из которых работает менее 25 сотрудников, доказали, что награда A + Awards может стать трамплином для успеха в глобальном масштабе.Исследуя форму, пространство и вовлеченность общества, эти инновационные фирмы создают работу, которая максимально раскрывает потенциал членов их творческой команды. Офисы, которые часто используют несколько шляп для налаживания партнерских отношений для совместной работы, используют свой размер для создания работы, которая превосходит их самих. Внимательно следите за этими практиками и их расширяющимся портфелем в 2020 году и в последующий период:


Школа искусства и дизайна при колледже керамики штата Нью-Йорк, ikon.5 архитекторов, Альфред, Нью-Йорк, 2014 Победитель жюри премии A + в категории «Художественные галереи»

ikon.5 architects — дизайнерская фирма, основанная в 2003 году, с портфелем проектов, обслуживающих высшее образование, некоммерческие организации, учреждения культуры и бизнес-корпорации. Каждый из их проектов основан на своем месте и основан на идеях, ценностях и традициях людей, с которыми они работают. Как обширная практика в архитектуре и дизайне интерьеров, они стремятся создать архитектуру, которая вдохновляет и остается неизменной.Они также стремятся к сохранению природных ресурсов и максимальному бережному отношению к окружающей среде в своих проектах.

Изучите портфолио архитекторов ikon.5>


Hy-Fi от The Living, Нью-Йорк, Нью-Йорк, 2015 Победитель жюри премии A + в категории «Павильоны»

Дэвид Бенджамин и Су-ин Ян создали The Living в 2004 году. Студия объединяет исследования и практику, исследуя новые идеи и технологии посредством прототипирования. Работа студии охватывает сложность на стыке идей, технологий, материалов, культуры, людей, нечеловеческих существ и окружающей среды.

Сосредоточившись на пересечении биологии, вычислений и устойчивости, студия сформулировала три концепции использования живых организмов в архитектуре: биокомпьютеры, биочувствительность и биопроизводство. Студия приветствует быстрые изменения, принимает дизайн с неопределенностью, разрабатывает правила, а не формы, и дизайн с непознаваемыми силами.

Изучите портфолио The Living>


OneOcean Marina Port Vell, компания SCOB Architecture & Landscape, Барселона, Испания, победитель конкурса A + Award 2016 в категории «Марины и порты»

Серджи Карулла и Оскар Бласко — архитекторы и ландшафтные архитекторы.В 2005 году они основали архитектурно-ландшафтную студию SCOB, где разрабатывали проекты, сочетающие обе дисциплины. Их работы были признаны на национальном и международном уровне благодаря нескольким конкурсам, наградам и специализированным журналам. Они являются профессорами магистра ландшафтной архитектуры Политехнического университета Каталонии (UPC) и Итальянского центра архитектуры в Милане.

Ознакомьтесь с портфолио SCOB Architecture & Landscape>


Washington Fruit Company, штаб-квартира компании Graham Baba Architects, Якима, Вашингтон, 2017 A + Award Popular и победитель жюри в категории малоэтажных офисов

Компания Graham Baba Architects, находящаяся в Сиэтле, получила признание за успешное создание коммерческих, жилых и художественных пространств.Фирма верит, что в каждом здании можно найти аутентичность, будь то ремонт существующих зданий или новое строительство, благодаря использованию честных материалов, прославленных в их естественном состоянии. Они работают над созданием мест, которые рассказывают историю, мест, которые привлекают людей, и пространств, способствующих социальному взаимодействию и сообществу.

Изучите портфолио Graham Baba Architects>


Devil’s Corner, Cumulus Studio, Апслон, Австралия, 2017 Победитель жюри премии A + в категории смешанного использования

Cumulus Studio — это архитектурно-дизайнерское бюро с офисами в Хобарте, Лонсестоне и Мельбурне.Три офиса работают как одна объединенная студия, что обеспечивает гибкость в отношении размера и объема выполняемой работы и обеспечивает согласованный и совместный подход ко всем проектам.

Студия состоит из 21 дизайнера, в том числе 14 зарегистрированных архитекторов, и специализируется на туризме, жилом, коммерческом, историческом, городском дизайне и архитектуре интерьеров. Cumulus Studio сформировалась из желания совместно исследовать идеи и понимания того, что великие идеи развиваются путем обмена и обмена опытом с другими.

Ознакомьтесь с портфолио Cumulus Studio>


The Camps at Coos Bay Lagoon от R&A Architecture + Design Inc. / OFFICEUNTITLED, Coos Bay, OR, 2017 A + Award Популярный победитель в категории Unbuilt Hospitality

OFFICEUNTITLED описывает себя как молодую, энергичную архитектурную и дизайнерскую фирму, ориентированную на творческие решения в различных масштабах и типологиях, включая коммерческие, гостиничные, жилые и смешанные. Основанная в 2013 году как R&A Architecture and Design и переименованная в 2019 как OFFICEUNTITLED, эта практика использует лидерство четырех своих руководителей.В 2017 году их проект «Лагеря в лагуне Кус-Бей» был отмечен премией A +.

Познакомьтесь с R&A Architecture and Design / Портфолио OFFICEUNTITLED>


Фонд Н. М. Бодекера от Skylab Architecture, победитель конкурса A + Award 2018 в категории «Архитектура + сотрудничество»

Основанная два десятилетия назад в Портленде, штат Орегон, компания Skylab Architecture представляет собой группу творцов — любопытных, трудолюбивых и экспериментальных. Фирма описывает себя как группу архитекторов, дизайнеров, творцов и предпринимателей, работающих вместе в самых разных ландшафтах и ​​местах.Они «футуристы, которые сегодня делают то, что, как мы верим, будет вдохновлять и связывать людей завтра». Поразительно оформленный фонд NM Bodecker Foundation в Портленде удостоил офис премии A + Award 2018.

Изучите портфолио Skylab Architecture>


Precht посвящен архитектуре, дизайну и всем творческим областям. Команда «мотивирована на поиск инновационных, экологических и элегантных ответов на социальные, городские, функциональные и формальные вопросы». Это группа креативщиков, возглавляемая дуэтом жены и мужа Фей и Крис, и их студия расположена в горах Австрии.Из этого удаленного места они разрабатывают проекты по всему миру. Они увлечены созданием более здорового и экологичного будущего, основанного на зеленой архитектуре.

Изучите портфолио Precht>


Плагин Courtyard House от People’s Architecture Office, Пекин, Китай, 2015 Победитель жюри премии A + в категории «Архитектура + дешевое жилье»

People’s Architecture Office (PAO) — это международная компания, офисы которой расположены в Пекине, Китай, и Бостоне, США.Основанная в 2010 году Джеймсом Шеном, Хе Чжэ и Цзанг Фэном, компания представляет собой многопрофильную студию, ориентированную на социальное воздействие через дизайн, особенно в областях жилья, возрождения городов, инновационной среды обучения и творческого дизайна рабочего пространства. People’s Architecture Office — первая архитектурная фирма, сертифицированная как B-Corporation в Азии, и служит образцом социального предприятия.

Изучите портфолио PAO>


Cirqua Apartments от BKK Architects, Мельбурн, Австралия, 2018 A + Award Popular и победитель жюри в категории малоэтажных многоквартирных домов

BKK Architects была основана в 2000 году и возглавляется Саймоном Ноттом, Тимом Блэком и Джорджем Хьюоном.Практика фокусируется на идеях, дизайнерском мышлении и предоставлении клиентам комплексных решений. BKK специализируется на проектировании и решении проблем, а не на конкретных типологиях зданий. В число их клиентов входят институциональные органы, государственные учреждения, мелкие и крупные застройщики, корпоративный и розничный секторы, а также частное и государственное жилье.

Ознакомьтесь с портфолио BKK Architects>


Есть проект, подобный приведенным выше? Включите его в 8-ю ежегодную премию A + Awards, чтобы добиться международного признания и признания.Подайте свои проекты до 8 мая 2020 года для участия в крупнейшей в мире программе наград в области архитектуры и строительства.

Примите участие в 8-м ежегодном конкурсе A + Awards

больших идей, маленьких зданий: одни из лучших архитектурных проектов, крошечные проекты

больших идей, маленькие здания: одни из лучших архитектурных проектов, крошечные проекты

Судзуко Ямада, Pillar House, Токио, Япония. Изображение © Iwan Baan / TASCHEN Поделиться ссылкой
  • Facebook

  • Twitter

  • Pinterest

  • Whatsapp

  • 58archdaily.com/506635/big-ideas-small-buildings-some-of-architecture-s-best-tiny-projects

    Изначально этот пост был опубликован в The Architectural Review как «Размер не имеет значения: большие идеи для малых» Здания «.

    Последний том Ташена объединяет архитектурных неудачников, которые, несмотря на свои крохотные причудливые формы, задают новые смелые тенденции в дизайне.

    Что происходит с архитектурой, когда экономика падает и строительство останавливается? Потребность в небольших и идеально сформированных пространствах становится экономической необходимостью, а не снисходительными, личными проектами, подталкивая дизайнеров к тому, чтобы идти дальше с меньшими затратами.В своем новом томе Small: Architecture Now !, Taschen объединил чайные, хижины, сауны и кукольные домики, которые задают тенденции для маленьких, чувствительных и экологичных, с различными дизайнерами, от лауреата Притцкера Шигеру Бана до молодых молодых специалистов.

    + 14

    Терунобу Фухимори, Дом Жука, Музей Виктории и Альберта, Лондон, Великобритания. Изображение предоставлено Музеем Виктории и Альберта, Лондон / ТАШЕН

    ДОМ ЖУКА В МУЗЕЕ Виктории и Альберта, ЛОНДОН ТЕРУНОБУ ФУДЖИМОРИ

    Построен как часть выставки «1: 1 архитекторы строят небольшие пространства 2010» в Виктории и Альберте Музей, чайхана Фудзимори на сваях, отсылает к японской традиции создания небольших независимых чайных домиков.Как пишет Фудзимори, «японская чайхана — единственный и единственный образец небольшого здания, признанного строительным типом».

    Древесный уголь, представитель черного чая, был использован для внутренней и внешней отделки, чтобы создать небольшой уютный уголок. Первоначально Фухимори хотел приостановить работу чайного домика, но для выставки это оказалось невозможным, и вместо этого он был поставлен на ноги.

    Кроссон Кларк Карначан, Хижина на санях, Вангапуа, Новая Зеландия. Image © 2012 Simon Devitt / TASCHEN

    ХИЖИНА НА СЛЕНАХ В НОВОЙ ЗЕЛАНДИИ КРОССОН КЛАРК КАРНАЧЕН

    Эта хижина, расположенная в зоне береговой эрозии на полуострове Коромандель, должна была быть съемной.В результате получилась небольшая деревянная конструкция, которую можно перемещать по пляжу на деревянных санях и с легкостью погрузить на баржу, что в практике описывается как «отключи и иди».

    Обшитая деревом хижина из макрокарпа, отделанная деревом макрокарпа, может вместить семью из пяти человек, оформленная в естественной палитре материалов, вдохновленная пляжными артефактами и вышками спасателей. Облицовка может быть либо приподнята для создания навесов, либо закрыта для элементов, а сзади конструкция покрывает «плоский лист», дешевый традиционный материал для новозеландских домов отдыха.Результатом является чувствительная, гибкая конфигурация, которая учитывает его опасное положение в дюнной среде.

    Хорхе Грасиа, Эндемико Ресгуардо Сильвестр, Валле-де-Гуадалупе, Энсенада, Мексика. Image © Undine Pröhl / TASCHEN

    ENDÉMICO RESGUARDO SILVESTRE В МЕКСИКЕ ОТ GRACIA STUDIO

    Студия Gracia, основанная мексиканцем Хорхе Грасиа Гарсия, разместила свои «дизайнерские отели» на территории площадью 99 гектаров в Нижней Калифорнии. с винным заводом, отвечающим за производство вина в регионе.Garcia Studio попросили максимально уважать обстановку, в результате чего стальные скелеты парили над землей.

    Стальная облицовка Core-ten сохраняет пыльно-оранжевый оттенок региона и обеспечивает устойчивость к атмосферным воздействиям. Гостиничные номера были задуманы как роскошный кемпинг, предлагающий близость к природе наряду с основными жизненными требованиями.

    Haugen / Zohar, Детский камин, Тронхейм, Норвегия. Image © Haugen / Zohar Arkitekter / TASCHEN

    КАМИН ДЛЯ ДЕТЕЙ В НОРВЕГИИ ОТ HAUGEN / ZOHAR

    Работая с ограниченным бюджетом (что-то, с чем знакомы уроженка Осло Марит Жюстин Хауген и израильтянин Дан Зохар), использовали эту небольшую хижину в Трондхейме отходы с близлежащей строительной площадки.80 многослойных сосновых кругов расположены на бетонном основании, их радиусы постепенно уменьшаются, создавая форму дымохода в форме леденцов. Изогнутую раздвижную дверь можно использовать для закрытия внутреннего камина. Камин был удостоен почетного упоминания в Премии муниципального строительства Тронджима, а также был включен в топ-25 AR на церемонии вручения награды Emerging Architecture Awards 2009 года.

    Тойо Ито, дом для всех в Рикудзентаката, Иватэ, Япония. Изображение © Iwan Baan / TASCHEN

    ДОМ ДЛЯ ВСЕХ В ИВАТЭ, ЯПОНИЯ TOYO ITO

    После того, как 70% города Рикудзентаката было разрушено землетрясением в марте 2011 года, Тойо Ито обратился к трем младшим архитекторам, Кумо Инуи, Со Фудзимото и Акихиса Хирата спроектируют «Дом для всех», место, в котором жители смогут «обрести душевное спокойствие и набраться энергии для восстановления города».

    Фотограф Наоя Хатакеяма, Японский фонд и ряд других организаций поддержали строительство десятиметрового кедрового сооружения, спиралевидный план которого создает приподнятые платформы, которые кажутся подвешенными в космосе.

    Кота Мидзуиси, Риверсайд Хаус Сугинами, Токио, Япония. Image © Hiroshi Tanigawa / TASCHEN

    ДОМ НА РИВЕРСИ В ТОКИО ОТ КОТА МИЗУИСИ

    Кота Мидзуиси спроектировал этот небольшой домик для пары и их дочери на небольшом треугольном участке между рекой и дорогой.Столовая и кухня занимают большую часть площади, а в гостиной есть окна с обеих сторон, чтобы подчеркнуть обстановку дома.

    Длинный свес помогает максимально использовать крошечный участок с чердаком, который смотрит вверх в небо и вниз на реку, увенчанный крышей из оцинкованного стального листа.

    SOL DUC CABIN В ВАШИНГТОНЕ ОТ OLSON KUNDIG ARCHITECTS. Image © Olson Sundberg Kundig Allen Architects / TASCHEN

    КАБИНА SOL DUC В ВАШИНГТОНЕ ОТ OLSON KUNDIG ARCHITECTS

    Построенная на Олимпийском полуострове стальная кабина Олсона Кундига приподнята на стальных колоннах для защиты от случайных наводнений.Клиент запросил практически неразрушаемую кабину, которая не требует особого обслуживания и может использоваться во время рыбалки.

    Небольшой спальный лофт находится над гостиной и кухней со стальной террасой, выходящей на реку.

    Олсон Кундиг, Delta Shelter, Мазама, Вашингтон, США. Image © Olson Sundberg Kundig Allen Architects / TASCHEN

    ПРИЮТ ДЕЛЬТА В ВАШИНГТОНЕ ОТ OLSON KUNDIG ARCHITECTS

    Подобно коттеджу Sol Duc, это убежище в Мазаме также построено на сваях, откуда открывается вид на окружающую природу.Механизм с ручным приводом позволяет открывать стальные ставни, которые обеспечивают защиту от суровых погодных условий.

    Удаленность площадки означала, что «Укрытие Дельта» нужно было предварительно изготовить, а затем собрать на месте.

    REX, Madison Avenue (Doll) House, Нью-Йорк, Нью-Йорк, США. Image © James Lattanzio / TASCHEN

    MADISON AVENUE (КУКЛА) ДОМ В НЬЮ-ЙОРКЕ BY REX

    Компания Кельвина Кляйна обратилась к REX с просьбой спроектировать миниатюрный дом, который будет отображаться в витрине его магазина на Мэдисон-авеню в 2008 году. -9 курортный сезон, демонстрируя изделия компании.

    REX взяла концепцию «женщины Кельвина Кляйна», горожанина, и создала легкомысленный дом в миниатюре, взяв за основу минималистский дизайн дизайнера магазина Джона Поусона и обставив дом миниатюрными аксессуарами Calvin Klein.

    Ринтала Эггертссон, Книжная башня Арк, Музей Виктории и Альберта, Лондон, Великобритания. Изображение © Rintala Eggertsson, фото Pasi Aalto / TASCHEN

    ARK BOOKTOWER В МУЗЕЕ V&A, ЛОНДОН РИНТАЛА ЭГГЕРТСОН АРХИТЕКТОРЫ

    Также создано для выставки V&A Small Spaces, Ринтала построила временную деревянную башню, Ринтала построила временную деревянную башню Eggerts Подъезд Художественной библиотеки.Описанная как «побег из физического пространства музея в мысленное пространство литературы», башня заполнена сотнями подержанных книг, расположенных так, что снаружи башни видна только белая бумага краев книги.

    Интерьер представляет собой красочный коллаж из книжных корешков и тем: «Чтобы узнать содержание книг, нужно войти в башню»

    Rojkind Arquitectos, Portal of Awareness, Мехико, Мексика. Изображение предоставлено Rojkind Arquitectos, фото Jaime Navarro / TASCHEN

    ПОРТАЛ ИНФОРМАЦИИ ROJKIND ARQUITECTOS В МЕКСИКЕ

    Портал информации, созданный по заказу Nescafé, охватывает одну из самых важных улиц Мехико. .

    Семь художников, работавших с Мишелем Ройкиндом, использовали 1500 металлических кружек для кофе, повесив их на тканом узоре из арматуры, установленном в стальных горшках. Желаемое ощущение движения подчеркивается тонкими изменениями цвета от темно-коричнево-красного до огненно-оранжевого.

    Дэвид Салмела, Инст-Сауна-Траверс-Сити, Мичиган, США. Изображение © Undine Pröhl / TASCHEN

    ПАВИЛЬОН И САУНА ИНЬСТ В МИЧИГАНЕ С ПОМОЩЬЮ АРХИТЕКТУРЫ САЛМЕЛЫ

    Павильон Иньст и сауна, расположенный в лесу в 6,5 га в пяти километрах от озера Мичигам, являются частью более крупного ретритного комплекса Давида Салмела. Салмела Архитектура.

    В павильоне используются три деревянных каркаса и плоские фермы, облицованные черными панелями Richlite, которые принимают необычную зубчатую форму. Белая сауна гораздо более сдержанная, это простой белый куб с дерновой крышей, которая позволяет ей сливаться с лесом.

    PILLAR HOUSE В ТОКИО СУЗУКО ЯМАДА ARCHITECTS

    Построенный в Токийском Метрополитен-музее в парке Уэно, Pillar House был впервые представлен как образец для конкурса 2011 года «Искусство и жизнь: дом для жизни».

    В качестве победителя Ямада получил возможность построить полномасштабную версию модели. Ямада использовала то, что она считала «традиционной и знакомой» опорой, которую старые японские дома, как правило, имели в центре, и представила несколько в одном доме, чтобы создать ощущение открытости и укрытия.

    QUINTA BOTANICA В ПОРТУГАЛИИ ОТ ШИГЕРУ БАН. Изображение предоставлено архитектурным бюро Shigeru Ban Architects

    QUINTA BOTANICA В ПОРТУГАЛИИ SHIGERU BAN

    Здание Quinta Botanica, построенное на скале над океаном в самой южной части Португалии, принадлежит коллекционеру произведений искусства и растений.Структура Сигеру Бан служит одновременно инсталляцией и резиденцией для приезжих художников и ботаников. Конструктивно идентичный бумажному домику Бана 1995 года, деревянные соединения, бумажные трубы и болты с растяжкой составляют фундамент — систему, способную выдерживать как боковые силы, так и вертикальные нагрузки. Проект избегает вырубки деревьев за счет того, что они проходят через лесной массив, постепенно уменьшаясь в ширину. Из-за местных сомнений относительно устойчивости конструкции владелец заказал материалы самостоятельно по частям, выполнив проект в течение десяти лет.

    МАЛЫЙ: АРХИТЕКТУРА СЕЙЧАС!

    Руководство для молодых архитекторов: 10 причин работать в небольшой архитектурной фирме

    Стив Рамос увлечен дизайном и архитектурой. Он является основателем блога BUILDINGS ARE COOL, архитектором LS3P в Чарльстоне, Южная Каролина, и работает над своей первой книгой «Взломать коробку: вырваться из архитектурной школы и сделать успешную карьеру архитектора».

    В моем блоге Buildings Are Cool я много рассказываю о своем опыте работы в крупной архитектурной фирме.Недавно я опубликовал 10 главных причин работать в крупной архитектурной фирме. На самом деле, за свою карьеру я работал только в крупных фирмах, поэтому признаюсь, что испытывал большое предубеждение в отношении крупных фирм.

    Стремясь обеспечить сбалансированное мнение, я обратился к моему приятелю Дэниелу Беку, чтобы тот помог написать этот гостевой блог. Дэниел — очень талантливый архитектор, который работает в компании Bill Huey + Associates в Чарльстоне, Южная Каролина. Bill Huey + Associates — отмеченная наградами архитектурная фирма с более чем 20-летним опытом, наиболее важная для этого блога: Это небольшая фирма .Дэниел — один из трех талантливых сотрудников Bill Huey + Associates.

    Я попросил Даниэля о небольшой помощи, и он ответил на следующий список:

    1. Возможность выбирать клиентов

    Малые фирмы (как правило) могут решать, с кем они хотят работать. Решение не принимается специалистами по вычислению цифр или маркетологами, а затем передается по пищевой цепочке. Специалисты небольших фирм каждый раз смотрят своим клиентам в глаза и решают, подходит он им или нет.

    2. Повышенное чувство важности

    Поговорка о том, что прочность цепи определяется ее самым слабым звеном, абсолютно актуальна, когда речь идет о небольшой фирме. Все важны и вносят свой вклад в команду, и это чувство принадлежности, безусловно, является преимуществом. Никто не любит как бы «ездить на скамейке запасных».

    В Studio Modh Architecture на постоянной основе работают три человека; через Archinect

    3. Усиление контроля над финансами

    Владельцы небольших фирм имеют большой контроль, когда дело доходит до того, как фирме следует работать с финансовой точки зрения.От того, сколько взимать плату за проект до того, как должны выплачиваться бонусы, все определяется одним или двумя людьми.

    4. Меньше управления

    Просто не хватает времени или дополнительных средств для поддержки ненужных менеджеров. Таким образом, хотя вы можете очень тесно сотрудничать с другими людьми в фирме, обычно у вас есть свобода определять для себя идеальный рабочий процесс.

    5. Разнообразие — пряность жизни

    В небольшой фирме каждый должен носить несколько головных уборов. Хотя постоянное переключение между ролями может быть трудным, оно также сохраняет интерес.Задачи и задачи каждый день разные. Сегодня вы можете работать над концептуальным дизайном, на следующий день вы работаете в поле, на следующий день вы работаете над строительными чертежами, а затем в тот же день вы проводите собеседование с потенциальным новым клиентом. Нет двух одинаковых дней, и мне очень нравится этот аспект небольшой фирмы.

    Kirkwood McCarthy состоит всего из двух постоянных архитекторов; через Archinect

    6. Больше контроля над своим временем

    Гибкий график работы оказывает огромное влияние на улучшение качества жизни, и этого (по крайней мере, я могу себе представить) легче достичь в небольшой фирме, где у вас нет слишком жесткой корпоративной структуры.До тех пор, пока работа сделана, и вы не жалеете своих часов, большинство небольших фирм гибко подстраиваются под рабочие графики.

    7. Маркетинг, найм, бухгалтерский учет и т. Д.

    На мой взгляд, стать интимной частью ведения бизнеса — одна из лучших частей работы в небольшой фирме. Вы не просто архитектор, вы владелец малого бизнеса. Ваша деловая хватка и способность принимать решения немедленно влияют на успех или неудачу фирмы. Такой контроль потрясающий.

    8. Построение личных отношений

    Малые фирмы стремятся наладить прочные отношения. Будь то сослуживцы, клиенты или даже торговые представители, трудно не узнать друг друга очень хорошо, когда в комнате одновременно находится всего несколько человек. У меня никогда не возникало ощущения, что я всего лишь винтик в машине, и я знаю, что это жалобы людей, работающих в более крупных фирмах.

    В Taller KEN работают «два партнера, четыре архитектора, один специалист по визуализации, один стажер, один администратор, работающий неполный рабочий день, одна уборщица (которая готовит для персонала три раза в неделю) и один лабрадор»; через Archinect

    9.Безопасность работы

    Это одна из областей, в которой я не согласен со Стивом. Я считаю, что гарантия занятости в маленькой фирме выше, чем в большой. Небольшие фирмы не могут позволить себе нанимать и увольнять сотрудников, потому что текучесть кадров обходится очень дорого. Итак, когда вы работаете в небольшой фирме, ваша работа (при условии, что вы делаете ее хорошо) становится достаточно безопасной, поскольку вы вносите непосредственный вклад в общее благосостояние всей фирмы… У малых фирм обычно нет «жира», который нужно сокращать. Я не говорю, что люди в небольших фирмах не были уволены во время рецессии.Но я считаю, что небольшие фирмы держатся за своих сотрудников как можно дольше, в то время как крупные фирмы быстрее увольняют людей, чтобы сохранить чистую прибыль.

    10. Признание

    Не все мелкие фирмы работают таким образом, но там, где я работаю, когда фирма получает награду или получает одобрение в DRB, мы все можем получить за это признание. Когда люди спрашивают о проекте, который реализовала наша фирма, каждый может с гордостью сказать, что да, я работал над ним, и он оказался отличным. Не то чтобы одна группа занималась крутыми вещами в фирме, а другие люди просто видят это в журналах.Признание и возможность напрямую брать кредиты на проекты, созданные фирмой, очень приятно.

    Этот пост впервые был опубликован на сайте Buildings Are Cool. Понравилась статья? Ознакомьтесь с другими нашими руководствами для молодых архитекторов:

    7 секретов счастливого интернирования

    7 советов для приема на работу после выпуска

    Создание великих архитектурных моделей

    Архитектурные ограничения

    5 лжи о профессии, которую нельзя игнорировать

    Как убедить аудиторию мощным рассказом о проекте

    Как писать об архитектуре

    5 Советы по определению для начинающих архитекторов

    Architizer создает технические инструменты, которые помогут вашей практике: Нажмите здесь, чтобы зарегистрироваться сейчас .Вы производитель и хотите наладить контакт с архитекторами? Кликните сюда.

    Think Small: архитектура и микробиом

    В статье «Конец антропоцена», опубликованной несколько лет назад в журнале Sci-Arc Offramp , профессор архитектуры Тед Крюгер описывает недавнее открытие планеты, на которой доминируют более триллиона видов терраформирующих форм жизни. Эти земные организмы не только контролируют геологию планеты, но также ее атмосферу и гидросферу.Где это небесное тело? «Вы живете на это», — пишет Крюгер. «Терраформеры — это микроорганизмы».

    Крюгер — доцент и старший директор Школы архитектуры Политехнического института Ренсселера; он изучает микробиом и его влияние в зданиях. В главе «Микроэкологии искусственной среды», которую он написал в книге The Routledge Companion to Biology in Art and Architecture (2019), Крюгер утверждает, что традиционное внимание архитектуры в человеческом масштабе должно расшириться, чтобы включить в него микробный масштаб: Растущее осознание впечатляющего разнообразия типов, видов и штаммов микроорганизмов и их повсеместного распространения, а тем более глубокой взаимосвязи между людьми и микробами требует, чтобы дизайнеры также осознали эти взаимосвязи и начали использовать их как положительные активы в их конфигурации мира.”

    В последние десятилетия ученые обнаружили удивительные факты о влиянии микроорганизмов на здоровье человека и планеты. Такие исследовательские программы, как «Проект микробиома человека», показали, насколько бактерии и другие организмы являются фундаментальной частью анатомии человека. Например, каждый из нас несет на себе от двух до шести фунтов бактерий, количество которых превышает количество наших собственных клеток в 10 раз. Это может быть тревожной новостью, учитывая нашу нынешнюю одержимость санитарией и противомикробными препаратами.Но эти бактерии обеспечивают множество важных преимуществ для здоровья, связанных с пищеварением, производством витаминов и борьбой с болезнями. Согласно веб-сайту HMP: «Постоянно растущее количество исследований продемонстрировало, что изменения в составе наших микробиомов коррелируют с многочисленными болезненными состояниями, что повышает вероятность того, что манипуляции с этими сообществами могут быть использованы для лечения болезней».

    По мнению Крюгера, такие манипуляции могут выходить за пределы человеческого тела, поскольку наши микробиомы связаны с микроэкологией в наших зданиях.«Туман из частиц, содержащих микроорганизмы, окружает нас и следует за нами в повседневной деятельности», — пишет он в Routledge Companion . Как мы теперь знаем из исследований передачи коронавируса, мы делимся микробами со своим окружением, когда чихаем, разговариваем, кашляем и так далее. Мы также отслаиваем кожу и волосковые клетки в течение дня. Жители зданий контактируют с этой микроэкологией, поднимая частицы пыли, касаясь поверхностей, покрытых микробами, или вдыхая организмы, взвешенные в воздухе.Это может привести к заболеванию, как это видно на примере болезни легионеров, синдрома больного здания и COVID-19. Но не все строительные микроэкологии плохи. На самом деле полезные микробы часто более желательны, чем стерильные пространства.

    Крюгер утверждает, что архитекторы должны действовать больше как творческие повара, чем судмедэксперты, манипулируя условиями, чтобы способствовать развитию здоровой микробиоты.

    Одним из желанных условий для здоровой микроэкологии является предприятие по переработке пищевых продуктов, особенно то, где используются ферментация или аналогичные методы.Крюгер предлагает пример домашнего сыроварения, в котором используется функциональная микробиота, влияющая на характер производимых продуктов. Другими словами, у этих предприятий есть собственная «домашняя» микроэкология, которая кардинально влияет на качества сыра. Обнаруженный в последние годы, это явление показывает, что внутренняя среда оказывает более значительное влияние на процессы приготовления пищи, чем предполагалось ранее, — осознание, которое заслуживает дальнейшего изучения. «Это новое понимание роли микробной среды предполагает, что, возможно, скоро микроэкология дома будет разрабатываться путем выбора материалов, условий, пространственных конфигураций и прививок», — пишет Крюгер в Routledge Companion .Он утверждает, что архитекторы должны действовать больше как творческие повара, чем судебные врачи, манипулируя условиями, чтобы способствовать выращиванию здоровой микробиоты. «В настоящее время мы стараемся исключить другие виды [в зданиях]», — говорит он. «Затем мы отправляемся в поход на выходные на« природу », потому что мы чувствуем себя обновленными благодаря контакту с видами, которых мы уничтожили». Вместо этого архитекторы должны разработать многомасштабные, многовидовые критерии проектирования, которые позволят нам сосуществовать с другими организмами.

    Еще одной областью, вызывающей растущий интерес к изучению микроэкологической функции, является борьба с болезнями.Подобно тому, как биом человека играет роль в защите организма от болезней, известно, что архитектурная микробиота способна предотвращать передачу патогенов. Микробные маты используются, например, для фильтрации воды. Фиторемедиация на основе растений также применяется для очистки воздуха в помещениях. Однако необходимы дополнительные исследования, чтобы понять потенциал создания микроэкологии для борьбы с передачей болезней. Крюгер предполагает, что «понимание того, как патогены существуют в окружающей среде и перемещаются в ней, может иметь непосредственное применение при проектировании систем внутренней среды.«Типичные системы HVAC, например, очень эффективны при перемещении микробов между людьми. Эти системы должны быть переработаны, чтобы отводить от нас патогены, используя некоторую форму фильтрующих сред, активируемых микробами, — элемент, который может иметь решающее значение для предотвращения распространения коронавируса. «Изменения, которые мы вносим в ответ на COVID, вполне могут сделать окружающую среду лучше для противостояния простуде или гриппу», — добавляет Крюгер.

    Микробы также могут помочь в выполнении основных строительных процессов.Например, их можно использовать для строительства и ремонта строительных материалов. Некоторые бактерии создают карбонат кальция посредством биоминерализации, образуя горную породу, вытягивая CO 2 из атмосферы. Например, компания Biomason из Дарема, Северная Каролина, использует это природное явление для создания сборных железобетонных строительных модулей. «Микроорганизмы, которые откладывают карбонаты в зависимости от их метаболической активности, использовались для стабилизации почвы без выемки грунта или другого нарушения и могут стабилизировать существующие конструкционные материалы без использования нанесенных покрытий», — пишет Крюгер в Routledge Companion .Микробы также могут играть важную роль в очистке сточных вод. Крупномасштабное компостирование, которое расщепляет отходы жизнедеятельности человека и уничтожает патогенные микроорганизмы, могло бы заменить целые обычные водопроводно-канализационные системы. (Прошлой весной Крюгер преподавал в архитектурной студии, где студенты спроектировали установку для компостирования, способную перерабатывать все человеческие отходы Манхэттена.)

    Несмотря на то, что микроэкология в искусственной среде невидима, она имеет значительный потенциал для улучшения здоровья человека. Архитектура, предназначенная для выращивания микробиоты, будет поддерживать своего рода мелкомасштабное сельское хозяйство или микроагрономию, которая может принести пользу людям, живущим в ней, и другим видам.«Я ожидаю, что в помещении будут изменения, которые могут способствовать развитию сотрудничества, изменения материалов и геометрии их поверхностей в микроскопическом масштабе, корректировки кислотности, влажности и воздушного потока», — говорит Крюгер. Хотя мы, возможно, не в состоянии воспринимать поверхности или системы, которые поддерживают рост разнообразных микробных сообществ, мы были бы признательны за те преимущества, которые они могут обеспечить, во многом так же, как фиторемедиация с помощью бактерий, которая происходит в корневых системах растений, невидима. , но мы ценим сами растения.«Мы ценим кислород, который они поставляют, акустические свойства, которые они приносят в пространство, запахи, которые они могут нам предложить, и возможности, которые они создают для птиц или опылителей», — говорит Крюгер. «Положительные практические выгоды могут быть получены в результате усилий, которые действуют в невидимом масштабе».

    9 самых изобретательных крошечных строений в мире

    Большинство людей склонны описывать дома своей мечты как просторные и роскошные — но, возможно, это потому, что они еще не видели великолепных и изобретательных уголков, представленных в Small Architecture Now! .Показанные здесь конструкции доводят до предела потенциал квадратного фута, показывая, что одни из самых красиво оформленных пространств в мире также являются самыми маленькими. Действительно, как отмечает автор Филип Джодидио, многие из ведущих архитекторов сегодняшнего дня, от Фрэнка Гери до Тадао Андо, начали свою карьеру с проектирования очень маленьких домов. Крошечные жилища в этой книге вселяют надежду в тех из нас, кто живет в городских обувных коробках — поскольку к 2050 году 70% населения мира будут горожанами, городские архитекторы не могут позволить себе тратить впустую ни сантиметра пространства.От хижины на санках до камина для детских садов — вот 10 построек, которые доказывают, что в архитектуре больше не всегда лучше.

    Камин для детей, Тронхейм, Норвегия, автор Haugen / Zohar Arkitekter

    Этот камин в форме поцелуя Hershey’s Kiss сделан из переработанных древесных отходов, созданный для воспитанников детских садов Тронхейма (или хоббитов). В холодные зимние месяцы в Норвегии школьники учатся, сидя у очага (мы им завидуем).Благодаря щелям в фасаде хижина волшебно светится ночью. Haugan / Zohar Arkitekter смоделировал простую структуру площадью 322 квадратных фута по образцу традиционных норвежских хижин, уложив 80 конических кругов из 28 кусков сосны каждый и добавив круглую раздвижную дверь и дымоход.

    Terunobu Fujimori, Beetle’s House, Музей Виктории и Альберта, Лондон

    Миниатюрный Beetle’s House площадью всего 43 квадратных фута был вдохновлен традиционными японскими чайными. «В мировой истории архитектуры японская чайхана является единственным примером небольшого здания, признанного типом здания», — сказал архитектор Терунобу Фухимори, представивший проект на небольшой архитектурной выставке 2011 года в Музее Виктории и Альберта в Лондоне. говорит.«Для взрослых первоклассные японские архитекторы построили очень маленькие, независимые здания. Учитывая эту историю, я сделал чайный домик для чаепития в Соединенном Королевстве ». Дом в стиле Тима Бертона стоит на тонких ножках, как насекомое, и на его крыше вырастают два похожих на антенны дерева. Вдохновленный черным чаем, он украшен как внутри, так и снаружи черным углем.

    The Portal of Awareness, Rojkind Arquitectos, Мехико

    Это может звучать как выдумка из фанфиков о Гарри Поттере, но на самом деле Portal of Awareness представляет собой инсталляцию, состоящую из 1500 металлических кружек для кофе.По заказу Nescafe семь художников работали с архитектором Майклом Ройкиндом, чтобы создать структуру из арматуры, сплетенную по узору, который создал 1497 узлов, на которых могли висеть кружки. «Окончательная форма портала, наряду с выбранными разными цветами кружек, усиливает ощущение движения изделия», — говорит Ройкинд. «Стальные кашпо закрепляют конструкцию и позволяют лозам расти между арматурными стержнями, с идеей, что со временем они покроют всю конструкцию зеленой листвой снаружи, в то время как внутренняя часть отображает хроматику кружек.”

    Crosson Clarke Carnachan, Hut on Sleds, Whangapoua, New Zealand

    Хижина на санях площадью 430 квадратных футов живет на белом песчаном пляже новозеландского полуострова Коромандель. Поскольку он находится в зоне береговой эрозии, конструкция должна быть съемной — отсюда и основание двух деревянных саней, которые позволяют двухэтажной хижине довольно легко скользить по пляжу на баржу. Трехъярусная двухъярусная кровать для детей и две спальные зоны означают, что в этой маленькой пляжной хижине с комфортом разместится семья из пяти человек.

    Дом 77, Хосе Кадиль, Повуа-де-Варзин, Португалия

    Этот жемчужина городского жилья был построен в 2009 году Хосе Кадилье, который работал с архитекторами Заха Хадид в Лондоне. Фасад, обшитый панелями из нержавеющей стали, украшен складными металлическими ставнями и причудливыми вырезами «siglas poveiras», системой коммуникации «прото-письменность», используемой в Португалии, часто для обозначения личных вещей или рыболовного снаряжения, передаваемой из поколения в поколение. «Таким образом, дом в самом центре Байрру Норте разделяет с населением некоторые из городских воспоминаний и воспоминаний и возрождает наследие, которое постепенно забывали и забывали», — пишет Кадиль.«Тихо дом признается в своей гордости за город». Вырезы пропускают дневной свет в чистый модернистский интерьер, не жертвуя при этом уединением.

    The Delta Shelter, автор: Олсон Кундиг, Mazama, Вашингтон

    Из-за сезонных наводнений, Delta Shelter площадью 1000 квадратных футов пришлось поднять на сваях, чтобы придать ему экзотический вид и впечатляющий вид из верхних окон. Внутри гигантское колесо с ручным приводом открывает четыре раздвижных ставни, обеспечивая этой изящной конструкции дополнительную защиту от порывистого ветра.«При использовании Delta Shelter обеспечивает беспрецедентный вид на величественный пейзаж сельского Вашингтона; в закрытом состоянии хижина стоит как часовой в осиновом лесу », — говорит архитектор Олсон Кундиг.

    Дом для всех, Тойо Ито, в Рикудзентаката, Иватэ, Япония

    Дом для всех был задуман как убежище для тех, кто пострадал от цунами 2011 года в Японии. Он был построен на побережье Санрику в Рикудзентакате, которое было разрушено землетрясением на 70%. В сотрудничестве с Соу Фуджимото, Кумико Ино и Акихиса Хирата архитектор Тойо Ито стремился создать место, где люди могли бы «обрести душевное спокойствие и воспитать свою энергию для восстановления города.Структура высотой 32 фута сделана в основном из японского кедра и поднимается по спирали, украшенная деревянными башенками, похожими на стволы.

    Encuentro Guadalupe Antiresort, Хорхе Грасиа, Валле-де-Гуадалупе, Энсенада, Мексика

    Каждый из 20 номеров этого «дизайн-отеля», как его называют архитекторы, представляет собой хижину на сваях площадью 215 квадратных футов, расположенную в сказочные горы винодельческого региона Баха, Калифорния.

    Риверсайд Хаус Сугинами, Кота Мидзуиси, Токио, Япония

    Этот крошечный домик был построен для пары и их дочери на неудобном участке треугольной формы между рекой и дорогой.Внутри наклонный чердак объединяет две комнаты в одну. Mizuishi использует креативные углы и свет, чтобы построить дом, похожий на машину клоуна: кажется, что он поместит невероятное количество мебели и комфорта в то, что технически является небольшим пространством.

    Маленькая архитектура сейчас! можно приобрести здесь по цене 59,99 долларов США.

    Маленькие здания с большим успехом: «Малая архитектура сейчас!»

    Миниатюрный дизайн в «Малой архитектуре сейчас!»

    Новая книга Филипа Джодидио включает 64 структуры, которые показывают, как небольшие постройки могут иметь большое архитектурное влияние. Olson Sundberg Kundig Allen Architects / TASCHEN

    Хорошие идеи часто приходят в небольших упаковках. Это было вдохновением для новой книги писателя Филипа Джодидио «Маленькая архитектура сейчас!». ( Taschen, 59,99 долларов США). Он включает 64 строения, треть из которых — жилые, которые демонстрируют, насколько миниатюрный дизайн может стать большим архитектурным заявлением. Поскольку сокращение бюджетов привело к большему интересу к зданиям меньшего размера, архитекторы нашли и другие преимущества, например, большую креативность.В случае больших зданий некоторые клиенты «уклоняются от необычных и изобретательных вещей», — говорит г-н Йодидио. И как архитектор Том Кундиг рассказал автору о своей однокомнатной хижине на островах Залива на небольшом острове недалеко от канадского острова Ванкувер: «Он такой маленький, что приходится выходить на улицу. В том-то и дело!»

    Хосе Кадиль | Дом 77 | Повуа-де-Варзин, Португалия

    Crosson Clarke Carnachan | Изба на санках | Фангапуа, Новая Зеландия

    Терунобу Фухимори | Дом Жука | Музей Виктории и Альберта, Лондон, U.K.

    Хорхе Грасиа | Endémico Resguardo Silvestre | Valle de Guadalupe, Энсенада, Мексика

    Хауген / Зохар | Камин для детей | Тронхейм, Норвегия

    Кота Мидзуиси | Риверсайд Хаус Сугинами | Токио, Япония

    На протяжении многих лет талантливые архитекторы иногда позволяли себе проектировать небольшие, но идеально сформированные здания. Сегодня, с ограниченным бюджетом, многие архитекторы более целенаправленно занялись созданием работ, которые могут быть небольшими по своим размерам, но определенно большими, когда дело доходит до идей, задающих тенденции.Будь то в японских городах, где трудно найти большие объекты, или на границе между искусством и архитектурой, небольшие здания имеют много преимуществ и побуждают дизайнеров делать больше с меньшими затратами. Кукольный домик для Calvin Klein в Нью-Йорке, игровой домик для детей в Тронхейме, всплывающие магазины для звезд моды, домики для отдыха или жилье для жертв стихийных бедствий — все это часть нового стремления к развитию великой малой архитектуры того времени. . Присутствует лауреат Притцкеровской премии 2013 года Тойо Ито, а также новые архитекторы из Португалии, Чили, Англии и Новой Зеландии.Альваро Сиза и Казуйо Седзима (SANAA) демонстрируют свое внимание к мельчайшим деталям вместе с художниками Дугом Эйткеном и Олафуром Элиассоном. Откройте для себя архитектурные изобретения в совершенно новом, небольшом масштабе, от всемирно известных имен до самых свежих талантов.

    Твердый переплет: 416 страниц

    Издатель: Taschen (1 июня 2014 г.)

    Язык: Английский

    ISBN-10: 3836546698

    BN 97-

    3 ISBN-10: 3836546698

    BN 97-

    3 ISBN

    Размеры продукта: 11 x 8.7 x 1,4 дюйма

    Филип Джодидио (1954 г.р.) изучал историю искусства и экономику в Гарварде и более 20 лет редактировал Connaissance des Arts. Среди его книг — «Архитектура сейчас!» TASCHEN! серии и монографии о Тадао Андо, Нормане Фостере, Ричарде Мейере, Жане Нувеле и Захе Хадид.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.