HomeРазноеМать леса дерево: Бессмертные гигантские деревья — секвойи | Матрёшка

Мать леса дерево: Бессмертные гигантские деревья — секвойи | Матрёшка

Содержание

Бессмертные гигантские деревья — секвойи | Матрёшка

Секвойи — самые высокие и долгоживущие деревья, их возраст 4 тысячи лет и больше, а растут эти гиганты в Северной Америке.  Американцы обнаружили эти деревья лишь в XIX веке, а первооткрывателям долго не верили.

 В 1833 году человек по фамилии Леонард в горах Сьерра-Невады обнаружил рощу стометровых деревьев и написал о них книгу. Книга никого не заинтересовала, читатели решили, что автор все выдумал.
 Прошло двадцать лет, и в эти места устремились толпы искателей золота. Один из искателей счастья по имени Дауд погнался за раненным им медведем гризли и уперся в сплошную деревянную стену. Это был не забор, построенный людьми, а огромная деревянная крепость, выращенная природой. Охотник вернулся и рассказал о поразительной находке. Его высмеяли.

 Тогда Дауд схитрил. Он сказал, что убил медведя размером с большой дом. Тут уж все бегом припустились в лес и… увидели рощу секвой! Люди в немом изумлении стояли перед гигантами, рядом с которыми они казались меньше муравьев. С этого времени в существование сверхгигантских деревьев поверила вся Америка, и все устремились на поиски секвой.

 Всего было найдено 72 рощи, и каждое дерево в них получило собственное имя: «старый холостяк», «три сестры», «хижина рудокопа», а упавшее дерево с дуплом, в которое мог въехать всадник, нарекли «школой верховой езды». Есть даже секвойя, носящая имя писателя Марка Твена.

 Предприимчивые дельцы купили эти рощи и за деньги пускали туда туристов. Ну, в самом деле, где еще можно увидеть туннель, прорезанный в стволе, куда свободно проезжает конный экипаж! Этот туннель существует и сейчас — по нему проложена дорога и потоком идут машины.

 Где еще на пне может разместиться оркестр и шестнадцать пар танцоров!

 К сожалению, эти пни и туннели сделали люди специально, чтобы показать, как велики секвойи, и заработать на этом немалые деньги. Счастье хоть в том, что гиганты чрезвычайно живучи: их можно изувечить, но убить очень трудно.

 Решили специально для выставки срубить одну из самых высоких секвой — не получилось: пилы очень быстро тупились. Тогда пошли в дело мощные сверла. Почти месяц пять рабочих старались с разных сторон продырявить ствол. Но и тогда дерево не упало.

 Секвойя рухнула на землю лишь после того, как шквал ураганного ветра налетел на ее изрешеченное тело. Удар был подобен землетрясению. Ствол развалился на несколько кусков, а ветви глубоко врезались в землю. Вывезти упавший гигант из леса так и не удалось. Доставили только ободранную с него кору. В Сан-Франциско из нее собрали огромную круглую комнату высотою в семь метров. Внутри поставили пианино и устроили сиденья для 40 зрителей.

 Увы, на этом издевательства над секвойями не закончились. Лесоруб Траск решил обогатиться, обокрав дерево, которое было известно как Мать леса. Он вбивал в ствол железные скобы, чтобы добраться до верхушки, а затем снял кору с дерева и отправил «древесную одежду» в Лондон.

 Обычно деревья без коры умирают. Мать леса выжила. Она возвышалась над кронами деревьев, укоряя своим видом людей за их жадность и неоправданную жестокость. И сейчас, спустя многие годы, американцы краснеют, вспоминая чудовищный поступок Траска. 

 Секвойи добры к людям, и вовсе незачем их уродовать. Охотник Смит как-то обнаружил в стволе секвойи огромное дупло. Оно образовалось, когда в лесу бушевал пожар. Огонь выжег в стволе 35-метровый грот. В нем-то и поселился Смит. Три года он наслаждался своей небывалой квартиркой. Но однажды налетел ураган.

 Охотник сидел, как белка в дупле, и трясся от страха. Рядом валились огромные деревья. Секвойя с выжженным стволом тоже могла не выдержать — рухнуть и похоронить спрятавшегося в ней охотника. Однако она выдержала: и не такие бури переживала за минувшие тысячи лет!  

 Надо сказать, что новые деревья появляются очень редко, но, с другой стороны, никто не видел, как секвойи умирают от старости. Именно об этом писал Росс, главный лесничий Национального парка секвой в Калифорнии: «Еще никто не видел гигантскую секвойю, умирающую по старости. Те же стволы, которые покоятся на земле, упали не из-за возраста, а по причине стихийного бедствия». 

 Да, секвойи, подобно богам, могут жить очень долго, и если сравнивать с краткостью человеческой жизни, то можно сказать, что вечно! Их возраст равняется жизни целых государств. Например, в одном американском музее есть спил дерева с годовыми кольцами. На каждом кольце отмечены даты и события, происходившие в жизни Соединенных Штатов. Когда к берегам Америки прибыли ладьи викингов, это дерево уже стояло. Во времена Колумба оно уже было гигантским. В Белом доме президенты сменяли друг друга, а секвойя продолжала расти и, возможно, даже не догадывалась о существовании людей, которые когда-нибудь подберут с земли ее упавший ствол, разрежут его на части и выставят в музее. 

 Словом, сам вид этого дерева, его величие и возраст, казалось бы, должны внушать людям почтение, но еще долго их пытались пилить электропилами, а когда не получалось, взрывали динамитом.

 Самое досадное в этом варварстве то, что мягкая древесина секвой ни на что не годится: из нее можно вырезать только колышки или делать спички. Что ж, взрывали патриархов леса и для этой цели. Или делали из них сувениры. Безделушки, вырезанные из тела «Мирового Древа», охотно покупают туристы.

 У гигантских секвой есть родственник — секвойя вечнозеленая, или, как называют ее американцы, красное дерево. Его обхват меньше, да и возраст более скромный («всего-то» каких-нибудь две с половиной тысячи лет), зато они выше: сто десять метров для них вовсе не рекорд. 

 И еще — красные деревья беспокоятся о продолжении рода. Выращивают на одном дереве до пяти миллионов шишек: вдруг какая-нибудь из них выживет и станет гигантским деревом? И даже рухнувшие на землю, умершие красные деревья дают зеленую поросль. Что ж, если люди не будут взрывать секвойи динамитом, то, может быть, ими будут любоваться и наши пра-пра-правнуки.

Понравилась статья? Подпишись и поставь «лайк».

Copyright © arenafactov.com

Никто не видел как умирают секвойи

Самые высокие и долгоживущие деревья (их возраст 4 тысячи лет и больше) — секвойи растут в Северной Америке. Эти деревья американцы обнаружили лишь в XIX веке, а первооткрывателям долго не верили. В 1833 году человек по фамилии Леонард в горах Сьерра-Невады обнаружил рощу стометровых деревьев и написал о них книгу. Книга никого не заинтересовала, читатели решили, что автор все выдумал.

Прошло двадцать лет, и в эти места устремились толпы искателей золота. Дауд — один из «искателей счастья» — погнался за раненным им медведем гризли и… уперся в сплошную деревянную стену. Это был не забор, построенный людьми, а огромная деревянная крепость, выращенная природой. Охотник вернулся и рассказал о поразительной находке. Его высмеяли.


Тогда Дауд схитрил. Он сказал, что убил медведя размером с большой дом. Тут уж все бегом припустились в лес и… увидели рощу секвой! Люди в немом изумлении стояли перед гигантами, рядом с которыми они казались меньше муравьев. С этого времени в существование сверхгигантских деревьев поверила вся Америка, и все устремились на поиски секвой.

Всего было найдено 72 рощи, и каждое дерево в них получило собственное имя: «старый холостяк», «три сестры», «хижина рудокопа», а упавшее дерево с дуплом, в которое мог въехать всадник, нарекли «школой верховой езды». Есть даже секвойя, носящая имя писателя Марка Твена.

Предприимчивые дельцы купили эти рощи и за деньги пускали туда туристов. Ну, в самом деле, где еще можно увидеть туннель, прорезанный в стволе, куда свободно проезжает конный экипаж! Этот туннель существует и сейчас — по нему проложена дорога и потоком идут машины.

А вот совсем недавно рухнуло такое дерево:

Вот тут можно прочитать про это подробнее — https://masterok.livejournal.com/3341562.html

Где еще на пне может разместиться оркестр и шестнадцать пар танцоров!


К сожалению, эти пни и туннели сделали люди специально, чтобы показать, как велики секвойи, и заработать на этом немалые деньги. Счастье хоть в том, что гиганты чрезвычайно живучи: их можно изувечить, но убить очень трудно.

Решили специально для выставки срубить одну из самых высоких секвой — не получилось: пилы очень быстро тупились. Тогда пошли в дело мощные сверла. Почти месяц пять рабочих старались с разных сторон продырявить ствол. Но и тогда дерево не упало.

Секвойя рухнула на землю лишь после того, как шквал ураганного ветра налетел на ее изрешеченное тело. Удар был подобен землетрясению. Ствол развалился на несколько кусков, а ветви глубоко врезались в землю. Вывезти упавший гигант из леса так и не удалось. Доставили только ободранную с него кору. В Сан-Франциско из нее собрали огромную круглую комнату высотою в семь метров. Внутри поставили пианино и устроили сиденья для 40 зрителей.

Увы, на этом издевательства над секвойями не закончились. Лесоруб Траск решил обогатиться, обокрав дерево, которое было известно как Мать леса. Он вбивал в ствол железные скобы, чтобы добраться до верхушки, а затем снял кору с дерева и отправил «древесную одежду» в Лондон.

Обычно деревья без коры умирают. Мать леса выжила. Она возвышалась над кронами деревьев, укоряя своим видом людей за их жадность и неоправданную жестокость. И сейчас, спустя многие годы, американцы краснеют, вспоминая чудовищный поступок Траска.

Секвойи добры к людям, и вовсе незачем их уродовать. Охотник Смит как-то обнаружил в стволе секвойи огромное дупло. Оно образовалось, когда в лесу бушевал пожар. Огонь выжег в стволе 35-метровый грот. В нем-то и поселился Смит. Три года он наслаждался своей небывалой квартиркой. Но однажды налетел ураган.

Охотник сидел, как белка в дупле, и трясся от страха. Рядом валились огромные деревья. Секвойя с выжженным стволом тоже могла не выдержать — рухнуть и похоронить спрятавшегося в ней охотника. Однако она выдержала: и не такие бури переживала за минувшие тысячи лет!

Надо сказать, что новые деревья появляются очень редко, но, с другой стороны, никто не видел, как секвойи умирают от старости. Именно об этом писал Росс, главный лесничий Национального парка секвой в Калифорнии: «Еще никто не видел гигантскую секвойю, умирающую по старости. Те же стволы, которые покоятся на земле, упали не из-за возраста, а по причине стихийного бедствия».

Да, секвойи, подобно богам, могут жить очень долго, и если сравнивать с краткостью человеческой жизни, то можно сказать, что вечно! Их возраст равняется жизни целых государств. Например, в одном американском музее есть спил дерева с годовыми кольцами. На каждом кольце отмечены даты и события, происходившие в жизни Соединенных Штатов.

Когда к берегам Америки прибыли ладьи викингов, это дерево уже стояло. Во времена Колумба оно уже было гигантским. В Белом доме президенты сменяли друг друга, а секвойя продолжала расти и, возможно, даже не догадывалась о существовании людей, которые когда-нибудь подберут с земли ее упавший ствол, разрежут его на части и выставят в музее.


Словом, сам вид этого дерева, его величие и возраст, казалось бы, должны внушать людям почтение, но еще долго их пытались пилить электропилами, а когда не получалось, взрывали динамитом.

Самое досадное в этом варварстве то, что мягкая древесина секвой ни на что не годится: из нее можно вырезать только колышки или делать спички. Что ж, взрывали патриархов леса и для этой цели. Или делали из них сувениры. Безделушки, вырезанные из тела «Мирового Древа», охотно покупают туристы.

У гигантских секвой есть родственник — секвойя вечнозеленая, или, как называют ее американцы, красное дерево. Его обхват меньше, да и возраст более скромный («всего-то» каких-нибудь две с половиной тысячи лет), зато они выше: сто десять метров для них вовсе не рекорд.

Генера́л Ше́рман — экземпляр секвойядендрона гигантского (Sequoiadendron giganteum), растущий в «Гигантском лесу» национального парка «Секвойя» в Калифорнии, США. По своему объёму является самым большим деревом на Земле. Высота дерева Генерал Шерман составляет 83,8 м, объём ствола оценивается в 1487 м³, масса — в 1900 тонн, а возраст — в 2300—2700 лет.

Дерево «Генерал Шерман» — самый крупный и самый тяжёлый живой организм на нашей планете. Однако, оно не является ни самой высокой секвойей (этот рекорд принадлежит дереву Гиперион, относящемуся к виду секвойя вечнозелёная), ни самым высоким представителем секвойядендронов (известны экземпляры высотой 95 м, но они имеют меньший объём). Известно также, что срубленное в середине 1940-х годов дерево «Гигант Крэннелл-Крик» (англ. Crannell Creek Giant) вида секвойя вечнозелёная, росшее около города Тринидада, имело примерно на 15—25 % больший объём, чем Генерал Шерман

[источники]

источники
http://paranormal-news.ru/news/nikto_ne_videl_kak_umirajut_sekvoji/2018-02-14-14366


Почитайте подробнее про САМОЕ БОЛЬШОЕ ДЕРЕВО В МИРЕ

Вырубка гигантских деревьев в Канаде. 1880-1920 г: olgachernenko — LiveJournal

Секвойя — самое крупное дерево на земле, и самое долговечное — по разным данным живет от 2000 до 6000 лет: больше, чем вся известная сегодня древняя, средняя и новая история человечества. Некоторые секвойи на века старше египетских пирамид. В былые времена секвойя насчитывала 15 видов, сейчас только два: секвойя гигантская и очень близкая к ней, не менее величавая секвойя вечнозеленая. Раньше секвойи росли по всей Земле. В настоящее время они сохранились в естественных условиях лишь в Северной Америке.

Индейское племя ирокезов, желая увековечить память своего выдающегося вождя Секву, присвоили его имя одному из самых необычных и величественных деревьев. Секву изобрел индейскую письменность, возглавил освободительную борьбу ирокезов против иностранных поработителей, был первым народным просветителем.

Делались многочисленные попытки переименовать секвойю. После открытия секвойи европейцы нарекли ее калифорнийской сосной, а впоследствии — мамонтовым деревом. Английский ботаник Линдлей, впервые научно описавший это дерево, дал имя веллингтония, в честь английского полководца Веллингтона. Американцы поспешили окрестить секвойю вашингтонией, в память о своем первом президенте Джородже Вашингтоне.

Путешественники всегда восторженно описывали секвойю, наделяя ее самыми лестными эпитетами, восхищаясь необыкновенными размерами, поражаясь долголетию и монументальности. Лишь на несколько метров уступают наиболее крупные секвойи в высоте самому могучему представителю растительного мира — миндалелистному эвкалипту из Австралии. А уж объемом стволов, напоминающих гигантские колонны, и необычным долголетием секвойя затмила всех.

Увенчанные далеко в небе густыми широкими кронами, эти деревья достигают высоты шпиля Петропавловской крепости или 56-го этажа современного здания. Диаметр ствола секвойи нередко равен 20-23 метрам, а вес древесины одного дерева иногда превышает 1000 тонн. Более 2000 кубометров древесиной массы дает лишь одна секвойя! Только железнодорожному составу из 60 вагонов под силу перевести такого великана.


Самая огромная секвойя была срублена в 1892 году. Это было именное дерево Марк Твен. Два среза ствола отправили в музеи, а остальные пустили на бревна. Снимок сделан сразу после того, как срубили дерево.

Падкие на сенсации американцы не раз «ошарашивали» европейцев циклопическими размерами этого дерева. На одной из выставок в Европе были экспонированы два здоровенных поперечных среза пней старых секвой. На одном из них свободно разместили рояль с оркестром музыкантов и ансамбль танцоров в 35 человек. На другом был сооружен дом-типография, где издавалась газета «Вестник дерева-гиганта».

Накануне открытия Международной парижской выставки 1900 года среди других американских чудес широко рекламировалась и «самая большая доска в мир», которая специально была изготовлена из ствола крупной секвойи. Однако увидеть эту доску европейцам так и не удалось, ибо из-за небывалых размеров (длина доски превышала 100 метров) ни один капитан не взялся перевезти через океан столь негабаритный груз. Так бесславно закончилась рекламная затея, стоившая жизни еще одному уникальному памятнику природы.

Интересные истории рассказывают о секвойях, растущих в настоящее время в калифорнийских национальных парках. В старом дуплистом стволе одного такого гиганта предприимчивый американец устроил ресторан на 50 мест, а в столе другого поваленного бурей дерева — гараж для автомобилей туристов. Широко рекламируется и своеобразный туннель, проложенный при строительстве автомобильной дороги в стволе одной из секвой.

В доисторические времена леса из секвой шумели и на территории России. Необыкновенное растение росло почти на всем северном полушарии до широты острова Шпицберген. Сейчас секвойя гигантская растет лишь в Калифорнии, по западным склонам Сьерр-Невады. После хищнического уничтожения этого дерева на месте обширных могучих лесов осталось всего около 30 небольших рощ. Наиболее ценные очаги секвойи, хоть и с запозданием, объявлены заповедными, а отдельные деревья, получившие персональные имена, охраняются законом. Здесь можно встретить и могучего «Отца лесов», и в пару ему высоченную секвойю «Лесная мать», и ветерана секвой «Седого гиганта».

Самый закрытый в мире Богемский клуб тутсуется как раз в одной из оставшихся в северной Америке рощ. Здесь, в перерывах между возлияниями и уходом за тысячелетними секвойями, американская элита принимает важные политические и экономические решения. Bohemian Grove занимает целую горную долину в Северной Калифорнии, выходящую к Русской реке (Russian River; даже сегодня эта местность изобилует названиями вроде Московская улица, город Севастополь и так далее). Идея создания Bohemian Grove принадлежала пятерым журналистам из Сан-Франциско, открывшим в 1872 году в этом городе Bohemian Club, который должен был служить «убежищем от грубой ковбойской культуры». По мере расширения заведения его деятельность стала привлекать слишком много внимания, поэтому его члены решили переехать в более спокойное место, в качестве которого были выбраны окрестности Монте-Рио….

После долголетних экспериментов секвойя стала расти в парках Крыма, Кавказа, на юге Средней Азии и в Закарпатье. В наших условиях она может переносить морозы не более 18-20 градусов. Семена, полученные от русских секвой, всходили плохо, и только после искусственного опыления, предложенного советскими мичуринцами, удалось повысить их всхожесть. Хорошо освоено и вегетативное размножение черенками и прививками.

Пионерами акклиматизации деревьев-гигантов в нашей стране явились ученые-ботаники из Никитского ботанического сада (Ялта). Секвойя здесь выращивается с 1850 года. Именно в Никитском саду находится самый старый в Европе экземпляр секвойи гигантской, а во многих парках Южного Крыма и Черноморского побережья Кавказа она стала теперь почти обязательным деревом. Высота отдельных экземпляров (в парке села Фрунзенское, в Крыму, в Батумском ботаническом саду на Зеленом Мысе) превышает 50 метров.

Раисе Горбачевой в конце 80-х захотелось «облагородить» новую дачу в Форосе. И повелела «хозяйка» в парке Массандровского дворца имератора Александра III (там еще Сталин любил отдыхать) выкопать огромное дерево, и перевезти в Форос. Это была одна из трех секвой, росших перед дворцом. Несмотря на то, что в Крыму секвойи разводят почти 150 лет, она велела выкопать именно эту…. а дерево просто не прижилось.

С образцами секвой можно познакомиться также в Санкт-Петербурге, Москве и некоторых других городах РФ. Правда, это пока только оранжерейные растения в ботанических садах. В Канаде секвойи выращивается в провинции Британская Колумбия.


Лесорубы на фоне дерева Марк Твен, срубленного в Калифорнии, 1892 год.

Частично отсюда Фото позаимстоввала у sayanarus в Вырубка гигантских деревьев в Канаде г и в Вырубка секвой в калифорнии

Прохождение квеста Хозяйки леса в Ведьмак 3

Источник задания: появляется после прохождения квеста «На ощупь».
Рекомендуемый уровень: 6.
Локация: Велен.

Одно из самых любопытных приключений в Witcher 3, которое встретит Геральт на своем пути в поисках Цири. Оно станет для Ведьмака настоящим испытанием и поставит перед ним непростой выбор с далеко неочевидными последствиями.

Данный квест мы получим в процессе прохождения другого, а именно «На ощупь» (Где мы на пару с небезызвестной чародейкой Кейрой Мец ищем таинственного эльфа, чтобы выяснить у него, куда пропала Цири. Но это совсем другая история. Тем более, если вы уже интересуетесь Хозяйками леса, то вы в курсе, и стоит надеяться, что у вас с Кейрой Мец во всех смыслах все получилось). Итак, в конце упомянутого квеста в лаборатории загадочного эльфа, так и не обнаружив его самого, находим сообщение от него для Цири с предостережением о неких ведьмах из Кривоуховых топей. Кейра упоминает этих самых ведьм и передает нам книгу «Хозяйки леса», тем самым и получаем в журнале заданий интересующий нас квест.

В инвентаре находим книгу в квестовых предметах и, собственного говоря, читаем. Там описана сказочная чепуха про важность Хозяек леса, что в трудный час можно обратиться к ним за помощью. Для этого необходимо отвести юное дитя на Кривоуховы топи к алтарю, посвященному этим самым Хозяйкам, отправить от него ребенка по Сладкой тропинке к Хозяйкам-благодетельницам. Стоя перед упомянутым алтарем, нуждающемуся необходимо произнести свою просьбу. Хозяйки леса обязательно ее услышат, ибо «они слышат и видят все, что творится в их владениях». Если сделано все верно, то просьба будет исполнена.

Также можно ознакомиться с книгой «Та, что знает». Там содержится некоторая предыстория хозяек леса. Давно в Велене на болотах жила некая Мать. У нее были три дочери-помощницы, через которых происходило ее взаимодействие с обычными людьми. Потом у Матери по неизвестным причинам произошло помутнение рассудка, в результате чего Велен оказался наполнен печальными событиями. Дочерям пришлось расправиться с Матерью, и они заключили ее дух под Шепчущим холмом.

Итак, активируем задание в журнале заданий (выбрать задание и нажать пробел). Далее, используя быстрое перемещение, можно переместиться к ближайшему месту (к примеру, Грот драконобойца) рядом с интересующим нас точкой на карте. Направляемся на Кривоуховы топи. Находим, описанный в книге, алтарь. От него, используя ведьмачье чутье (зажать правую кнопку мыши), движемся по «тропинке из сладостей». По тропинке выходим к дому, возле которого обнаруживаем играющих рябитишек и пожилую женщину. Данная женщина окажется, как мы еще узнаем в последствии, не совсем простым персонажем, имеющим связь с небезызвестным Кровавым бароном.

Это оказывается своего рода импровизационный приют для детей. Местная бабушка, как ее называют дети, будет не совсем гостеприимна и приветлива к незнакомому гостю, поэтому после ее ухода разговариваем с детьми. От одного мальчика узнаем о неком Ивасике, который хорошо знает текущую местность. Но повторное появление бабушки прервет беседу. Она заявит, что никакого Ивасика и в помине не существует, накажет «выдумщика»-мальчишку и запрет его в доме. Но что-то нам подсказывает, что Ивасик есть и он поможет ведьмаку в его деле, поэтому надо расспросить ребенка поподробнее. Заходим в дом, находим бабушку и этого мальчишку. Бабушка нас выпроводит и не даст поговорить с мальчиком.

Нужно отвлечь бабушку. За помощью обращаемся к остальным детишкам. Они просят за помощь сыграть с ними в прятки или угостить их сладостями. Вариант со сладостями короче, но с игрой в прятки веселее. Если мы заранее запаслись и в инвентаре имеются сладости, то угощаем детей гостинцами. Если решаем играть в прятки, то используем для поиска своего рода лайфхак ведьмака ведьмачье чутье. От него не скроешься! Предсказуемо находимо озорников. Их четверо: за домом в кустах, в небольшом сарае, в папоротниках возле святилища и в стоге сена. Дети получают, что хотели, остаются довольны и соглашаются нам помочь. Дети зовут бабушку, тем самым ее отвлекая. Воспользовавшись моментом, направляемся к наказанному ребенку, чтобы разузнать про Ивасика.

Узнаем местонахождение Ивасика (логово Ивасика расположено на северо-востоке Кривоуховых топей) и направляемся на его поиски. По пути придется сразиться с надоедливыми утопцами и вдобавок водяной бабой. Церемониться с ними не стоит. Без особого труда расправившись с ними, включаем снова нашу палочку-выручалочку ведьмачье чутье и идем по следам Ивасика. Закономерно находим нору Ивасика

Наконец, обнаруживаем в логове Ивасика и узнаем кто он такой. Ивасик является по классификации бестиария прибожеком и относится к реликтам. Прибожики – это существа-одиночки, обитающие в лесной или болотной территории, но неподалеку от людских поселений. Внешне и по поведению похожи на детей. Существа это робкие и не терпят лишнего беспокойства, в тоже время одобрительно относятся к детям и к окружающей местности.

Ведется себя этот Ивасик забавно и дружелюбно. Помним, что нам рассказывал мальчишка про него, Ивасик любил поговорить. Но с нами он молчит. Выясняется, что у Ивасика есть проблема. Он потерял голос, это он нам поясняет причудливыми жестами и ужимками. Соглашаемся подсобить Ивасику с его бедой. Идем за прибожеком к дереву с гнездом. Забираемся к гнезду и обнаруживаем гарпий, с которыми необходимо расправиться. В гнезде забираем бутылку, которая по какой-то причине запечатана, и воронье перо (пригодится в последующем квесте «Шепчущий холм»). Если вам удалось ранее каким-то образом наткнуться на данное гнездо, то соответственно бутылка у вас уже будет и повторно лезть в гнездо не придется.

Бутылку передаем Ивасику. Он ее отпечатывает и возвращает себе голос. Об этом мы, возможно, сразу же пожалеем, потому что Ивасик поболтать любит, остановить его и направить словесный поток в более разумное русло сложновато. Во всяком случае, пытаемся расспросить его о Цири, не видел ли он девушку с белокурыми волосами. Он сообщает нам, что Хозяйки леса должны быть в курсе, потому что знают все в округе. Но для общения с ними нам потребуется та самая бабушка. Ивасик обещает уговорить ее помочь ведьмаку.

С Ивасиком возвращаемся к бабушке. Ивасик держит слово и помогает разговорить бабушку. Просим помочь выйти на контакт с Хозяйками леса. Она отводит нас к гобелену с изображением дамочек, так сказать, богоподобной красоты, олицетворяющему, как может показаться, Хозяек леса. Но мы то еще узнаем какие они внешне богомерзкие создания.

Через гобелен беседуем с Хозяйками леса. Раскрыть какую-либо информацию о Цири они соглашаются только после выполнения для них некоторой услуги. Требуется расправиться с неким «злом» в одной деревеньке и обязательно взять плату (пока еще не знаем какую) со старосты. За подробностями поручения отправляемся в местную деревню Штейгеры к старосте. Здесь получаем дополнительный квест «Шепчущий холм».

Получив плату (человеческое ухо) за выполнения услуги в квесте «Шепчущий холм» от старосты деревни Штейгеры, возвращаемся в приют детишек на Кривоуховых топях.

Детей там уже не будет (об их судьбе, исходя из нашего выбора в квесте «Шепчущий холм», узнаем после завершения квеста «Хозяйки леса» при выполнении квеста «Возвращение на Кривоуховы топи» в рамках завершения квеста «Дела семейные»), но зато нам «посчастливиться», наконец, встретиться лично с Хозяйками леса. Выглядят ведьмы с Кривоуховых топей крайне отталкивающе и отвратительно.

Узнаем кто такие эти ведьмы, помимо прочего они являются людоедками. Выясняем, что Цири они повстречали и хотели даже немного ее отведать. Но ей удалось бежать и от них, и от появившейся после Дикой охоты.

О бегстве Цири узнаем из короткого квеста «История Цири: Бегство с болот» в процессе рассказа ведьм. Нам передают управление за Цири. Нам предстоит бегство от своры гончих Дикой охоты. Убивать всех гончих смысла особого нет. Наша задача состоит в том, чтобы сбежать от Дикой охоты. Для этого используем обычный бег и особую способность Цири телепортироваться. Достигаем нужной точки и квест «История Цири: Бегство с болот» завершается.

После истории того, как «погостила» Цири на Кривоуховых топях, выясняем, что та самая бабушка, которая присматривала за детьми в приюте на болотах, является женой Кровавого барона Анной, которую мы ищем в рамках квеста «Дела семейные». При этом, если мы убили духа в квесте «Шепчущий холм», то ведьмы поблагодарят Анну за откормленных и ухоженных детей, которые достались ведьмам. Иначе, если мы освободили духа в квесте «Шепчущий холм», ведьмы дадут обещание жестоко наказать Анну за то, что не усмотрела за детьми.

Ведьмы исчезают и на этом квест завершается. Новые полученные сведения о Цири и жене Кровавого барона позволят нам продолжить выполнение квеста «Дела семейные», где мы обязательно будем вынуждены лицезреть неоднозначные последствия своего выбора.

Прочтите о последствиях выбора в квесте Шепчущий холм.

Ниже также представлено видео с прохождением квеста «Хозяйки леса»

Поделитесь информацией с друзьями:

Деревья-долгожители стали памятниками живой природы

Деревья – живые организмы, и некоторые доживают до весьма преклонного возраста. Они –свидетели смены эпох и изменений климата, под их сенью отдыхали труженики и великие, им посвящали поэмы и рисовали… И они тоже не вечны. Чтобы сохранить о них память и продлить им жизнь в России создали Национальный реестр старовозрастных деревьев, ставший частью уникального проекта.С 2010 года Совет по сохранению природного наследия нации в Совете Федерации Федерального Собрания РФ по инициативе НПСА «ЗДОРОВЫЙ ЛЕС» реализует проект – Всероссийскую программу «Деревья – памятники живой природы». При поддержке Московского государственного университета леса и Федерального агентства лесного хозяйства во всех регионах России организован поиск деревьев, представляющих особую ценность.Некоторое время назад мы рассказали о (Пушкиногорье). Сегодня речь пойдет об ольхонских долгожителях – на территории байкальского острова уже 3 дерева имеют высокий статус национального дерева. Все они — часть древнего Шаманского леса, некогда шумевшего на Сарайском песчаном массиве. 300-летняя сосна, названная «Эжы модон» (с бурятского – «Дерево-мать»), напоминает мать или бабушку со своими детьми и внуками: крепкие вековые ветви широко простираются во все стороны света, сообщает . Кустовидную форму (2 ствола, 12 стволиков с боковыми и верхушечными ветвями) дерево образовало в результате адаптации к специфическим природно-климатическим условиям дюнных песков острова Ольхон.Второе дерево со статусом – 500–летняя сосна, которую величают «Царицей Ольхона» за её величественный облик. Дерево гордо возвышается на высоком песчаном бугре, на границе песчаного «языка» Сарайского песчаного массива и соснового леса. Третий могучий красавец Байкала – «Ольхонский патриарх»; он примерно через 35 лет отметит 500-летний юбилей. Все три дерева произрастают на территории священного леса, который в прошлые столетия был местом религиозных паломничеств как шаманистов, так и ламаистов. Поэтому статусные сосны имеет не только научное и эстетическое значение, но и культовое. Однако большое число туристов ежегодно приезжающих на остров, а также несдерживаемое строительство на дюнных песках породили опасность разрушения песчаного ландшафта и уничтожения деревьев, поэтому их взяли под охрану.

Ведьмак 3 «Шепчущий холм» — как поступить?

«Шепчущий холм» — один из основных квестов в игре «Ведьмак 3: Дикая охота», связанный с поиском Цири. Его прохождение тесно переплетается с заданиями «Дела семейные» и «Хозяйки леса» в Велене.

Варианты прохождения квеста «Шепчущий холм» в «Ведьмак 3»

Это задание — не самое простое в плане морального выбора. Последствия тесно связаны с дальнейшей судьбой ключевых фигур и второстепенных персонажей:

  • Филиппа Стенгера, он же Кровавый Барон;
  • Его жены Анны и дочери Тамары;
  • Детей из приюта на Кривоуховых топях;
  • Жителей деревни Штейгеры, служащих Хозяйкам леса;
  • Черной Мары, могущественной ведьмы.

Отделаться «легким испугом» в этот раз не выйдет – в любом случае кто-то из них погибнет. Существует один вариант прохождения, позволяющий выжить всем положительным персонажем. Однако для успешного его воплощения следует сдавать промежуточные квесты и взаимодействовать с героями в определенной последовательности. Как именно, вы узнаете из этого гайда.

Черная Мара и Хозяйки леса в «Ведьмаке 3»

О Хозяйках леса, ведьмах по имени Шептуха, кухарка и Пряха, Геральт узнает от Кейры Мец после того, как поможет ей найти магический светильник и обыскать с его помощью Мышиную башню на острове Коломница. Девушка вручит ведьмаку книгу, в которой рассказывается о покровительницах Велена. Предположительно, в их лапах побывала Цирилла, поэтому однозначно следует наведаться в приют на Кривоуховых топях – у местных обитателей можно выведать интересующие детали.

Во время странствий можно случайно найти еще одну книгу – «Та, что знает». В ней рассказывается о Черной Маре, еще более могущественной ведьме, которая прежде была властительницей Велена. Шептуха, Кухарка и Пряха, ее дочери, обманом одолели мать и заключили ее дух в дереве на Шепчущем холме.

Где находится Шепчущий холм на карте в «Ведьмак 3»

Это место обозначено на карте мира как Стародавний дуб. В отличие от многих квестовых локаций, о нем можно узнать случайно или найти во время исследования карты еще до выполнения сюжетных заданий. Пропустить его невозможно – могучее дерево на вершине огромной горы хорошо заметно, если ваш персонаж путешествует по окрестностям. Будьте аккуратны: рядом с местом, где расположен вход, бродит сильный волколак 6-го уровня, который очень быстро отхиливается поблизости от холма.

Дух в пещере с виду неопасен: это просто шевелящееся корневище дерева с мерзкими отростками. Знакомство с ним до принятие квеста «Шепчущий холм» — непременное условие для того, чтобы спасти всех положительных персонажей. Только в этом случае в диалоге с Марой в ответ на просьбу освободить ее появляется реплика «Я должен подумать». После знакомства с Анной в приюте на Кривоуховых топях Мара расскажет Геральту, что детям из приюта грозит опасность, но она может помочь.

Варианты прохождения квеста «Шепчущий холм» в игре «Ведьмак 3»

Если «не заморачиваться» настолько сильно и исследовать мир согласно порядку поступления сюжетных заданий, то исход будет плачевным для некоторых персонажей. После получения задания «Хозяйки леса» Геральт обнаружит приют на Кривоуховых топях, живущих там детей и сбрендившую пожилую женщину, которая за ними присматривает. Это ни кто иная, как Анна, жена Филиппа Стенгера, которую нужно найти по заданию «Дела семейные». Независимо от порядка прохождения этих заданий в развязке Кровавый барон со своими людьми отправится в приют спасать ее.

Чтобы втереться в доверие, придется воспользоваться помощью детей. Развлечений у них немного – нет ни кукол, ни игрушек, поэтому игра в прятки с ведьмаком – отличная забава. За это дети помогут найти прибожка по имени Ивасик, обитающего на болотах, который убедит Анну поговорить с Геральтом. Женщина же призовет Хозяек леса, которые выдадут ведьмаку следующее задание.

Какой вариант выбрать при прохождении квеста «Шепчущий холм»

Ведьмы отправят нашего героя к Жителям деревни Штейгеры, у которых в последнее время дела идут неважно. Они попросят исследовать холм и выяснить, что является причиной болезней и смерти. Как мы уже знаем, это Черная Мара. Ведьма, хотя неподвижно прикована к дереву, не полностью утратила могущество и еще способна пакостить. В диалоге дух попросит Геральта расколдовать его, а взамен он освободит детей, которыми собираются полакомиться Шептуха, Пряха и Кухарка.

Что будет если убить ведьму

Хотя сама Мара не может сражаться, она призовет на помощь несколько эндриаг. В перерывах, убив их и пока подползают новые насекомые, необходимо атаковать сам корень.

Если поступить так, староста Штейгеров отрежет себе ухо – это плата за покровительство Хозяек леса. Дети будут съедены, а Анна еще больше тронется рассудком. Если Кровавому Барону удастся помириться с Анной и Тамарой, он увезет жену в Зерриканию, где ее будут лечить местные знахари. Охотники на колдуний казнят нескольких жителей Штейгеров, но в целом деревня не пострадает.

Вместо Филиппа власть перейдет к его Сотнику, не очень приятному типу. Люди барона периодически будут грабить окрестные деревни. Есть вероятность наткнуться на такое событие при дальнейшим странствиям по Велену. Можно заступиться за крестьян, но тогда придется убить грабителей.

Как убить ведьму на Шепчущем холме с помощью обмана

Ведьму можно умертвить, воспользовавшись хитростью, чтобы не драться с эндриагами. Для этого необходимо согласиться провести ритуал, а найдя все компоненты, сказать, что вы передумали. В этом случае дух закричит «Измена» и умрет. Развязка будет такая же, как и в предыдущем случае.

Что будет, если освободить Мару

Для этого придется провести ритуал, найдя необходимые ингредиенты: перо ворона, его кости и кобылу вороной масти. На этот момент перо должно быть в инвентаре персонажа, так как он нашел его при выполнении задания Ивасика. Если пера нет, то найти его можно с помощью подсказки на карте. С поиском костей также не возникнет трудностей.

Кони пасутся к Югу от Шепчущего холма. Укротить лошадь можно с помощью знака Аксий. После проведения ритуала Мара вселится в тело кобылы. Вырвавшись на свободу, она отправится в приют на Кривоуховых топях и спасет детей, не забыв по пути забежать в Штейгеры, умертвить всех жителей и сжечь деревню.

Разгневанные ведьмы за то, что не усмотрела, убьют Анну, а кровавый Барон повесится с горя. Власть в этом случае тоже перейдет к сотнику, и жители Велена опять подвергнутся грабежам. При любой развязке Тарамара, если вам удастся ее обнаружить, останется служить в отряде Охотников за колдуньями, так как уже дала присягу.

Как спасти Анну и детей в задании «Шепчущий холм»

Для этого следует выполнять прохождение правильно, на что влияет порядок сдачи заданий:

  1. Найти на карте Шепчущий холм еще до знакомства с Хозяйками леса. В ответ на предложение Мары освободить ее пообещать подумать .
  2. После просьбы жителей Штейгеров разобраться с проклятием отправиться к Маре и согласиться провести ритуал.
  3. Встретиться с ведьмами и рассказать, как вы поступили с Черной Марой.
  4. Рассказать Кровавому барону, что вы обнаружили Анну, и отправиться на Кривоуховы топи освобождать ее.

Важное условие: найти Тамару в Оксенфурте следует до начала квеста «Возвращение на Кривоуховы топи». В этом случае девушка появится вместе отрядом Охотников на колдуний и поможет людям Кровавого Барона сражаться с утопцами, водяными бабами и бесом, которых призовут Хозяйки леса. Во время финального диалога нужно поддерживать Барона или занимать нейтральную позицию. Только в этом случае Тамара и Анна смогут простить его.

Учитывайте, что такой благоприятный вариант концовки сами разработчики признали багом и пофиксили в одном из патчей. Удастся ли вам отыграть такую концовку, зависит от версии игрового клиента.

Лучшая концовка задания «Хозяйки леса»

Спасенных детей можно будет встретить в Оксенфурте в одном из приютов. Анну и Барона после того, как они отправятся в Зерриканию, как и Тамару, мы больше не встретим. Независимо от того, примете ли вы решение убить или нет Черную Мару, последствия будет не самым лучшим для Жителей Штейгеров – погибнут или все сразу, или только некоторые, будучи вздернутыми Охотниками. Расправиться с Хозяйками леса не удастся.

Что выбрать и как поступить, решать предстоит самому игроку. Хорошая концовка все равно не самая правильная, хотя и является меньшим из зол: спасти сразу всех не получится. Для выживших все складывается самым благоприятным образом: барон жив, Анна и дети тоже, дух в пещере свободен, Тамара нашла свое призвание, а Хозяйки леса продолжают покровительствовать Велену, как уже делали это не одну сотню лет. Геральт же получает в награду опыт и благодарность ключевых персонажей. Впрочем, как обычно: все счастливы, а выгребать дерьмо приходится ведьмаку.

Видео прохождения квеста

Читайте также

Лес / Meččü — «Республика»

Но забудем на время про рагу из зайца — поговорим о елях и берёзах. Заблудимся в трёх соснах.

«Сосна [карела] греет, сосна питает, сосна и веселит», писал в Поденной записке Гаврила Державин, первый губернатор Олонецкой губернии. И, надо сказать, не сильно преуменьшал.

Греет — понятно: дом и дрова. Питает? У того же Державина читаем: «Лопляне убогие едят хлеб, деланный из сосновой коры или из соломы, и питающиеся оным пухнут и кажутся дородными, в самом же деле слабосильные. Хлеб из сосновой коры следующим образом приготовляется: по снятии коры очищают оной поверхность, сушат на воздухе, жарят в печи, толкут и прибавляют муки, замешивают тесто и пекут хлеб».

Но как сосна «веселила» карела? Речь о кантеле, конечно: «Некоторые… забавляются игрою на гуслях пятиструнных», писал Гаврила Романович. Считал поэт не очень хорошо — в Карелии и в те годы встречались кантеле с куда бОльшим количеством струн.

Девятиструнное кантеле из первой коллекции Национального музея. Олонецкая губерния, 1888. Из собрания Национального музея Карелии

Дерево / Puu

Главными деревьями карелы считали берёзу и ель: первая как бы олицетворяла женское начало, а вторая — мужское. Такой вот карельский инь-ян.

Беломорская Карелия, 1894. Фото: И.К.Инха / источник: vk.com

Водлозерский парк. Фото: Игорь Георгиевский

 

Карелы и вепсы верили, что деревья обладают душой и могут покровительствовать живущим возле лесов людям. Неправильно срубленное дерево могло отомстить человеку: причинить вред или даже убить. Поэтому рубили (а рубить всё равно приходилось) по особому ритуалу.

Перед тем, как идти в лес, карел запасался специальным заговором, который должен был уберечь от ушиба деревом. В самом лесу первым делом нужно было спросить разрешения на рубку у хозяев леса — духов. Только потом лесоруб приступал к работе.

Старые деревья трогать запрещалось, поскольку свой век они должны были дожить «естественный путем». Перед тем, как вонзить в древесную плоть топор, злодей-дровосек касался ствола рукой, мысленно прося у него прощения.

 

Топор никогда не оставляли воткнутым в дерево: это считалось неуважением к природе — у нарушившего запрет всю жизнь болели бы руки.

Обряды и заговоры / Tavat da tiedovoičukset

С лесом (и деревом) у карела было связано много обрядов и условностей. Даже самый простой костёр жёгся по определённым правилам.

Недогоревшие головни из костра (да и печи) карелы не выбрасывали, а дожигали позже: иначе «головня угаром голову накажет». Фото: Игорь Георгиевский

Строительство дома и вовсе становилось ритуалом. Первое правило: рубить можно не каждое дерево — и дело даже не в свойствах. Растёт на месте старой церкви или часовни? Нельзя. Сухое? Нельзя — иначе жители будут страдать от «сухоты» (болеть, худеть и умирать).

Грамотный карел поступал так: в феврале (потому что в конце зимы дерево глубоко спит!) шел в хороший бор и рубил направо-налево будущий стройматериал. В село дерево доставляли как умершего человека — нижней частью вперед. И оставляли лежать сорок дней — только потом можно было приступать к строительству.

Карельские поговорки

  • Kuh puu kazvau, sihgi i kando happanou / Где дерево выросло, там и пень сгниет
  • Midä metsäh kirguat, sen metsy vastua / Что в лес крикнешь, тем лес и ответит
  • Meččy l’uubiu pravdua / Лес любит правду

Карсикко / Karsikko

В местах захоронений карелы сажали рощи, которые считались священными. В основе древней карельской мифологии лежала идея Мирового древа. Карелы (а заодно и финны) верили, что древо это соединяет землю и небо — мир людей и мир духов.

Но самый известный обряд, связанный у карелов с древесным миром, — карсикко.

Алексей Конкка, старший научный сотрудник сектора этнологии Института языка, литературы и истории КарКНЦ РАН сегодня — главный специалист по карсикко в Карелии. Фото: Игорь Георгиевский

— Карсикко (от карельского karsie, «обрубать ветки») — дерево-знак, — говорит Алексей. — Это дерево с ветками, обрезанными определенным образом. С обрубленной вершиной (после обрубания вершины на хвойном дереве, как правило, вырастает две или три верхушки), с затесанным или зарубленным стволом. Затесь может быть площадкой, поверхностью, на которой вырезаются другие знаки (например, родовые или семейные — так называемые клейма, знаки собственности, инициалы и даты). Или же зарубка может иметь свою форму: изображение человеческого лица, птицы.

Карсикко делали по десяткам поводов — от смерти родственника до удачной рыбалки-охоты. В местах погребения в результате появлялись целые рощи обрубленных деревьев. Карелы приходили туда поклониться духам предков, а заодно приносили разные жертвенные подношения.

А финские карелы, например, дарили карсикко впервые прибывшему в дом гостю: если гость женатый, посреди ствола оставляли две ветки, если холостой — одну. Иногда ветка указывала в ту сторону, откуда прибыл гость.

Алексей Конкка: «Карсикко известно от Скандинавии и Прибалтики на западе до Урала и Поволжья на востоке. Определенные факты фиксируются в Сибири. И даже в Северной Америке у индейцев!». Фото: Игорь Георгиевский

— Знаки на карсикко могут зависеть от функции (например, инициалы и год смерти вырезаются на карсикко умершего), — продолжает Алексей. — Делали карсикко при рождении ребенка или при обряде инициации: например, при первом посещении ярмарки или праздника в другой деревне. Карсикко может быть рекрутским (делается для парня или парнем), свадебным (невестиным) или похоронным.

Рыбаки вырубали карсикко на берегах озер и рек, отмечая большой улов (есть данные, что этот обычай сохранялся до начала XX века). Отправляясь на рыбалку, карел давал обет: «если я поймаю сегодня здесь много рыбы, то сделаю карсикко на месте подъема невода».

Для карсикко старались выбрать дерево с густой кроной, растущее на приметном месте. Потом практичный карел мог по этому дереву узнать место, где хорошо клюет. Заодно за карсикко признавали магическую силу.

 

Рыбаки посвящали вырубленное на берегу карсикко святому Петру, считавшемуся их профессиональным покровителем. Со временем, когда христианство окончательно смешалось с язычеством, такое карсикко в каком-то смысле отождествили с иконой: упоминая имя святого, карел обращался к дереву. Потом об удачном лове стали просить непосредственно дерево.

Существовало несколько техник создания карсикко. Кто-то оставлял несколько веток внизу, кто-то посредине ствола, другие полностью очищали ствол от ветвей, не трогая верхушку. Если подходящих деревьев не было, могли просто сделать зарубку или поставить на уже готовом карсикко крест. Для этого от дерева отщепляли довольно толстый внешний край, который оставался соединенным одним концом с корнем, а в расщеп вставляли поперечину.

 

По карсикко можно было многое узнать о человеке, который его создал. Если родители автора были живы, на карсикко оставляли две ветки, смотрящие на восток и на запад. Если был жив только один из родителей, ветку тоже оставляли одну. О смерти матери и отца говорила одинокая ветка, оставленная с северной стороны. Это подтверждает, что карсикко у карел было частью культа предков.

Даже в двадцатом веке многие карелы верили в магическую связь карсикко с создавшим его человеком, причем связь эта сохранялась и после смерти. В 1914 году парень из деревни Ювялакша (Калевальский район), уходя на войну, сделал карсикко и написал своей матери: «Приходи к этому дереву. Если я пропаду, то дерево это останется в память обо мне».

Согласно деревенским записям мать, пока была жива, часто к дереву приходила. Но сын, судя по всему, с войны не вернулся.

Трава / Rohtukazvi

Лес для карела всегда был аптекой. Деревенский знахарь врачевал не только с помощью заговора, но обязательно использовал отвары трав.

Олонецкие губернские ведомости в 1896 году так описывали ситуацию: колдуны «прописываютъ больнымъ своего рода рецепты, если можно такъ сказать, рекомендуя имъ пользоваться разными кореньями и травами, которымъ приписывается особенная чудодѣйственная сила. Въ этомъ отношеніи весьма интересны такъ называемые травники, переходящіе у нашихъ крестьянъ изъ рукъ въ руки въ спискахъ. Въ нихъ описываются подробно примѣты и свойства травъ, указывается, отъ какой болѣзни онѣ помогаютъ, какимъ образомъ слѣдуетъ ихъ собирать и приготовлять, такъ что травники эти по содержанію представляютъ своего рода энциклопедію ботаники и медицины».

Собирая траву по такой «энциклопедии» необходимо было обязательно молится, обращаться к Иисусу Христу, а потом с заговором принимать отвар или прикладывать траву к больному месту. Использование народной магии и обращение к знахарю тоже не считались грехами.

Травы отъ колдуна, бѣсовскаго навожденія и нечистаго духа.

Трава Папоротникъ. Ростетъ на востокъ лицемъ. Брать ее о купальницѣ съ корнемъ, а копая ея, положить серебра съ четырехъ сторонъ и, вынимая, говорить: «Господи, благослови меня, Отче, сію траву взять, иже въ себѣ, не имѣетъ сердца, тако бы не имѣли сердца на меня раба Божія недруги мои и супостаты и вси человѣцы; и какъ люди радостны бываютъ и убиваются о сребрѣ, такъ бы радостны были о мнѣ сильніи и вси человѣцы». Кто ее носитъ при себѣ, никоторой человѣкъ на него сердитъ не бываетъ. Хотя и не другъ, то за не мыслитъ.

*Переписывалъ травник въ 1767 г. Петровскихъ заводовъ государственный крестьянинъ Илья Ивановъ.

(Олонецкие губернские ведомости, 1884)

Вечнозеленый можжевельник считался хорошим оберегом от злых духов, его ветками карелы и вепсы украшали свой дом. Церковь относилась к разного рода обрядам и оберегам нейтрально , поэтому ветки можжевельника устанавливали как за косяк наружных дверей дома, так и за икону.

С давних времен можжевельник символизирует вечную жизнь, воплощая собою идею победы над смертью, над холодом потустороннего мира, поэтому ветвь этого растения считалась лучшим оберегом для жилища.

Ветки можжевельника — оберег от злых духов. Село Нюхча, Беломорский район, 1964. Из коллекции национального музея Карелии

В Национальном музее Карелии хранится небольшая коллекция оберегов, в том числе и веточки можжевельника, сорванные в Ильин день в священной роще на Святой горе в окрестностях села Нюхча.

Священная роща — место поклонения северян. С приходом христианства в рощах появились часовни или небольшие церквушки — язычество переплелось с христианством очень тесно. В священных рощах праздновались православные и языческие праздники — церковь не осуждала.

Ягоды-грибы / Muarjat-sienet

В Водлозерском парке. Фото: Игорь Георгиевский

Про лисички и грузди, про морошку и чернику нашему читателю можно не рассказывать. Что тут обсуждать — в лес ехать надо!

Поэтому лишь немного этнографии. Хозяйки ходили в лес с плетеными корзинами, а дети с небольшими туесками. Тару для сбора ягод делали из природных материалов, чаще всего из бересты: даже если ягода давала сок, береста не пропускала влагу. Кстати, в бересте ягоды не прокисают очень долго, сутки точно могут продержаться

«Грабилка» — совок для сбора ягод. Начало 20 века. Сорока, Кемский уезд, Архангельская губерния. Дерево, резьба, кистевая роспись. Из собрания Национального музея Карелии

Кошель берестяной — заплечный кузов в форме конверта. Использовался для сбора грибов и ягод. Начало 20 века. Петрозаводский уезд, Олонецкая губерния. Из собрания Национального музея Карелии

 

Достаточно теории. Берите корзину и отправляйтесь за грибами. Только не забудьте сообщить друзьям, в какую сторону отправляетесь — это только кажется, что в лесу при дачном кооперативе заблудиться невозможно.

Предусмотрительный человек берет с собой в лес свисток (чтобы потом не кричать «ау»). Берет карту и компас, топорик и спички в полиэтилене. Часы (механические, со стрелками) и фонарик. И еду. Даже если собрался на пару часов за черникой.

Как не заблудиться в лесу? Короткий телемастер-класс от «Уроков карельского»:

https://eb.utuoy/M2QBylohVZw


К уроку готовились:
Евгений Лисаков, журналист
Татьяна Бердашева, научный сотрудник Национального музея Карелии
Игорь Георгиевский, фотограф
Павел Степура, дизайнер
Елена Фомина, автор и редактор проекта «Уроки карельского»

При поддержке Министерства Республики Карелия по вопросам национальной политики, связям с общественными, религиозными объединениями


«Уроки карельского», национальный проект «Республики». Мы рассказываем о народе, который столетиями жил на берегах Онежского и Ладожского озер, о наших предках и современниках — о людях. История и природоведение, литература и география, труды и физкультура: всё о карелах, финнах, вепсах.

 


«Материнские деревья» разумны: они учатся и помнят

Немногие исследователи оказали влияние на поп-культуру Сюзанны Симар. Эколог из Университета Британской Колумбии был образцом для Патрисии Вестерфорд, спорного ученого-дерево, в романе Ричарда Пауэрса, получившем Пулитцеровскую премию 2019 года, The Overstor y . Работа Симарда также вдохновила Джеймса Кэмерона на видение богоподобного «Древа душ» в его кассовом хите 2009 года « Аватар ». Ее исследование широко освещалось в документальном бестселлере немецкого лесника Питера Волллебена 2016 года «: Скрытая жизнь деревьев ».

Внимание публики привлекло открытие Симарда о том, что деревья являются социальными существами, которые обмениваются питательными веществами, помогают друг другу и сообщают о насекомых-вредителях и других угрозах окружающей среде.

Предыдущие экологи сосредоточились на том, что происходит на поверхности земли, но Симард использовал радиоактивные изотопы углерода, чтобы проследить, как деревья обмениваются ресурсами и информацией друг с другом через сложно взаимосвязанную сеть микоризных грибов, которые колонизируют корни деревьев.В более поздних работах она нашла доказательства того, что деревья узнают своих сородичей и отдают им львиную долю своей щедрости, особенно когда саженцы наиболее уязвимы.

Первая книга Симарда, В поисках материнского дерева: открытие мудрости леса, , была выпущена издательством Knopf на этой неделе. В нем она утверждает, что леса — это не набор изолированных организмов, а сеть постоянно развивающихся отношений. По ее словам, люди годами распутывали эту паутину с помощью таких деструктивных методов, как сплошная вырубка и тушение пожаров.Теперь они вызывают изменение климата быстрее, чем деревья могут адаптироваться, что приводит к вымиранию видов и резкому увеличению заражения вредителями, такими как жуки-короеды, которые опустошили леса на западе Северной Америки.

Симард говорит, что люди могут предпринять множество действий, чтобы помочь лесам — крупнейшему наземному поглотителю углерода — восстановиться и тем самым замедлить глобальное потепление. Среди ее самых нетрадиционных идей — ключевая роль, которую древние гиганты, которых она называет «материнскими деревьями», играют в экосистеме, и наша необходимость ревностно защищать их.

[ Отредактированная стенограмма интервью следует за . ]

Предоставлено: Knopf

Люди могут быть удивлены тем, что вы выросли в семье лесорубов, а не в семье любителей деревьев. Как ваше детство в сельской местности Британской Колумбии подготовило вас к жизни ученого?

Проводя время в лесу, как и я в детстве, вы знаете, что все переплетено и накладывается друг на друга, все растет рядом друг с другом. Для меня это всегда было невероятно взаимосвязанное место, хотя в детстве я бы не смог сформулировать это.

Сегодня в Британской Колумбии лесозаготовители приносят в жертву березы и широколиственные деревья, которые, по их мнению, конкурируют за солнце и питательные вещества с елями, которые они заготавливают. Как молодой правительственный специалист по деревьям, вы обнаружили, что березы на самом деле питают саженцы пихт, поддерживая их жизнь.

Верно. Меня послали выяснить, почему некоторые ели на плантациях деревьев чувствуют себя хуже, чем здоровые молодые ели в естественном лесу. Мы обнаружили, что в естественном лесу, чем больше березы затеняли сеянцы дугласовой пихты, тем больше углерода в виде фотосинтетических сахаров березы передавали им через микоризную сеть под землей.

Березы также полны азота, который, в свою очередь, поддерживает бактерии, которые выполняют всю работу по круговороту питательных веществ и созданию антибиотиков и других химических веществ в почве, которые противостоят патогенам и помогают создать сбалансированную экосистему.

Но разве почвенные бактерии не создают антибиотики для себя, а не для деревьев? Откуда мы знаем, что они помогают деревьям?

Береза ​​поставляет в почву углерод и азот, выделяемые корнями и микоризой, и это дает энергию почвенным бактериям для роста.Один из видов бактерий, произрастающих в ризосфере корней березы, — флуоресцентная псевдомонада. Я провел лабораторные исследования, чтобы показать, что эта бактерия, покрытая Armillaria ostoyae , патогенным грибком, поражающим пихту и в меньшей степени березу, подавляет рост грибка.

Вы также обнаружили, что березы отдают сахар ели летом через микоризные сети и что пихты возвращают благосклонность, посылая пищу березам весной и осенью, когда у берез нет листьев.

Разве это не круто? У некоторых ученых возникли проблемы с этим: зачем дереву посылать фотосинтезирующие сахара другим видам? И для меня это было так очевидно. Все они помогают друг другу создавать здоровое сообщество, приносящее пользу всем.

Вы хотите сказать, что лесные сообщества в некоторых отношениях более эгалитарны, более эффективны, чем наше собственное общество? Здесь есть уроки?

Верно, они способствуют разнообразию. Исследования показывают, что биоразнообразие ведет к стабильности — оно ведет к устойчивости, и легко понять, почему.Виды сотрудничают. Это синергетическая система. Одно растение обладает высокой способностью к фотосинтезу и питает все почвенные бактерии, фиксирующие азот. Затем есть еще одно растение с глубокими корнями, оно опускается и поднимает воду, которую делит с азотфиксирующим растением, потому что этому азотному растению нужно много воды для выполнения своей деятельности. Так внезапно вся продуктивность экосистемы резко возрастает.

Потому что виды помогают друг другу?

Да, это очень важная концепция, которую нам всем нужно изучить и принять.Это то, что ускользнуло от нас.

Таким образом, сотрудничество столь же важно, если не важнее, чем конкуренция. Нужно ли нам пересматривать наши взгляды на то, как действует природа?

Думаю, да. [Чарльз] Дарвин также понимал важность сотрудничества. Он знал, что растения живут вместе в сообществах, и писал об этом. Просто она никогда не пользовалась такой популярностью, как его теория естественного отбора, основанная на конкуренции.

Сегодня мы смотрим на такие вещи, как геном человека, и понимаем, что большая часть нашей ДНК имеет вирусное или бактериальное происхождение.Теперь мы знаем, что сами являемся консорциумом видов, которые развивались вместе. Так думать становится все больше и больше. Точно так же леса представляют собой многовидовые организации. Культуры аборигенов знали об этих связях и взаимодействиях и о том, насколько они сложны. У людей не всегда был такой редукционистский подход. Это развитие западной науки привело нас к этому.

Вы имеете в виду, что западная наука слишком много внимания уделяла индивидуальному организму и недостаточно — функционированию более крупного сообщества?

Да, но я также думаю, что наука продвинулась вперед.Мы начали очень просто: мы смотрели на отдельные организмы, затем мы смотрели на отдельные виды, затем мы начали смотреть на сообщества видов, затем на экосистемы, а затем на еще более высокие уровни организации. Так западная наука пошла от простого к сложному. Это изменилось естественным образом, когда мы сами стали более изощренными. Он стал более целостным.

Использование вами слова «интеллектуальный» для описания деревьев вызывает споры. Но, похоже, вы делаете еще более радикальное утверждение — что в экосистеме в целом есть «разум».

Вы употребили слово «спорный». Это происходит от того, что я использую человеческий термин для описания высокоразвитой системы, которая работает, структура которой очень похожа на наш мозг. Это не мозг, но они обладают всеми характеристиками интеллекта: поведением, реакциями, восприятием, обучением, архивированием памяти. И через эти сети передаются [химические вещества], такие как глутамат, аминокислота, которая также служит нейротрансмиттером в нашем мозгу.Я называю эту систему «интеллектуальной», потому что это самое подходящее слово, которое я могу найти в английском языке для описания того, что я вижу.

Некоторые люди оспаривают использование вами таких слов, как «память». Какие у нас есть доказательства того, что деревья на самом деле «помнят» то, что с ними произошло?

Память о прошлых событиях хранится в годичных кольцах деревьев и в ДНК семян. Ширина и плотность годичных колец, а также естественное изобилие некоторых изотопов хранят воспоминания об условиях произрастания в предыдущие годы, например, был ли это влажный или сухой год, были ли поблизости деревья, или если они ветром, освободив больше места для деревьев, чтобы расти быстрее.В семенах ДНК развивается посредством мутаций, а также эпигенетики, отражающей генетическую адаптацию к изменяющимся условиям окружающей среды.

Вы пишете в книге: «Я узнал гораздо больше, слушая, а не навязывая свою волю и требуя ответов». Можешь об этом поговорить?

Будучи учеными, мы получаем очень хорошую подготовку. Он может быть достаточно жестким. Существуют очень жесткие экспериментальные схемы. Я не мог просто пойти и понаблюдать — мою работу не опубликовали.Мне пришлось использовать эти экспериментальные конструкции — и я это сделал. Но мои наблюдения всегда были так важны для меня, когда я задавал вопросы, которые я задавал. Они всегда исходили из того, как я рос, как я видел лес, что наблюдал.

Ваша последняя исследовательская работа называется «Проект Материнского Дерева». Что такое «материнские деревья»?

Материнские деревья — самые большие и старые деревья в лесу. Они — клей, скрепляющий лес. У них есть гены предыдущего климата; они являются домом для столь многих существ, так много биоразнообразия.Благодаря своей огромной фотосинтетической способности они обеспечивают питанием всю почвенную паутину жизни. Они удерживают углерод в почве и над землей и поддерживают течение воды. Эти древние деревья помогают лесу восстанавливаться после волнений. Мы не можем позволить себе их потерять.

Проект «Материнское дерево» пытается применить эти концепции в реальных лесах, чтобы мы могли начать управлять лесами для устойчивости, биоразнообразия и здоровья, признавая, что мы фактически поставили их на грань краха из-за изменения климата и чрезмерной вырубки.В настоящее время мы работаем в девяти лесах, которые охватывают 900-километровый диапазон от границы США и Канады до форта Сент-Джеймс, который находится примерно на полпути к Британской Колумбии.

Патриция Вестерфорд, вдохновленная вами героиня The Overstory , временами впадает в отчаяние. Вы тоже иногда впадаете в уныние?

Конечно знаю. Но у меня нет времени унывать. Когда я начал изучать эти лесные системы, я понял, что то, как они организованы, может очень быстро восстановиться.Вы можете довести их до коллапса, но они обладают огромной буферной емкостью. Я имею в виду, природа великолепна, верно?

Но разница сейчас в том, что с изменением климата нам нужно будет немного помочь природе. Мы должны убедиться, что материнские деревья существуют, чтобы помочь следующему поколению выйти вперед. Нам придется переместить некоторые генотипы, предварительно адаптированные к более теплому климату, в более северные или высокогорные леса, которые быстро нагреваются.Скорость изменения климата намного выше, чем скорость, с которой деревья могут мигрировать самостоятельно или адаптироваться.

Нет ли риска при перемещении семян из одной интегрированной экосистемы в другую?

Хотя регенерация семян, адаптированных к местным условиям, является наилучшей, климат изменился так быстро, что лесам потребуется помощь, чтобы выжить и размножаться. Мы должны помочь в миграции семян, уже предварительно адаптированных из более теплого климата. Нам нужно стать активными агентами перемен — продуктивными агентами, а не эксплуататорами.

Эколог «Материнское дерево» Сюзанна Симард делится секретами общения с деревьями: Shots

Сюзанна Симард — профессор экологии леса в Университете Британской Колумбии. Ее собственное медицинское путешествие вдохновило ее на исследования, среди прочего, того, как тисовые деревья химически взаимодействуют с соседними деревьями для их взаимной защиты. Брендан Джордж Ко / Penguin Random House скрыть заголовок

переключить заголовок Брендан Джордж Ко / Penguin Random House

Сюзанна Симард — профессор экологии леса в Университете Британской Колумбии.Ее собственное медицинское путешествие вдохновило ее на исследования, среди прочего, того, как тисовые деревья химически взаимодействуют с соседними деревьями для их взаимной защиты.

Брендан Джордж Ко / Penguin Random House

Деревья — это «социальные существа», которые общаются друг с другом совместными усилиями, из которых можно извлечь уроки и для людей, — говорит эколог Сюзанна Симар.

Симард вырос в канадских лесах в семье лесорубов, прежде чем стать лесным экологом.Сейчас она профессор экологии леса в Университете Британской Колумбии.

Деревья связаны с соседними деревьями подземной сетью грибов , которая напоминает нейронные сети в мозгу, объясняет она. В ходе одного исследования Симард наблюдал, как пихта Дугласа, поврежденная насекомыми, посылала химические предупреждающие сигналы растущей поблизости сосне желтой. Затем сосна вырабатывала защитные ферменты для защиты от насекомых.

«Это был прорыв, — говорит Симард. Деревья делились «информацией, которая действительно важна для здоровья всего леса».

В дополнение к предупреждению друг друга об опасности, Симард говорит, что деревья, как известно, делятся питательными веществами в критические моменты, чтобы поддерживать здоровье друг друга. Она говорит, что деревья в лесу часто связаны друг с другом через более старое дерево, которое она называет «материнским» или «хабовым» деревом.

«В соединении со всеми деревьями разного возраста [материнские деревья] могут фактически способствовать росту этих саженцев подлеска», — говорит она.«Саженцы будут подключены к сети старых деревьев и получат выгоду от этой огромной способности к поглощению ресурсов. И старые деревья также будут передавать немного углерода, питательных веществ и воды маленьким саженцам в критические моменты их жизни, которые на самом деле помочь им выжить».

Изучение деревьев приобрело новый резонанс для Симард, когда у нее диагностировали рак груди. В ходе лечения она узнала, что одно из химиотерапевтических лекарств, на которые она полагалась, на самом деле было получено из вещества, которое некоторые деревья производят для взаимной защиты.Она рассказывает о своих исследованиях сотрудничества и симбиоза в лесу и делится своей личной историей в новых мемуарах «В поисках материнского дерева: открытие мудрости леса ».

Основные моменты интервью

В поисках материнского дерева: открытие мудрости леса автора Сюзанна Симар Случайный дом пингвинов скрыть заголовок

переключить заголовок Случайный дом пингвинов

В поисках материнского дерева: открытие мудрости леса Сюзанна Симар

Случайный дом пингвинов

О работе в лесозаготовительной компании в Британской Колумбии, когда ей было 20 лет

Я начала работать в конце 1970-х; они вели сплошную рубку и только начинали сажать деревья.И поэтому, конечно, это было совершенно иначе, чем то, что я видел, как делали мой дедушка, мой папа и дяди. Они просто вырубили странное дерево здесь и там. Но это было массовое удаление всех деревьев, больших и маленьких. И это была моя первая работа в лесной промышленности, которая меня очень шокировала. Но это также было чрезвычайно захватывающе, потому что было очень опасно. А еще я была одной из первых девушек в индустрии.

Когда я был молодым лесником и понял, что грибок является ключом к здоровью леса

В лесной подстилке… есть все виды жуков, но также много грибков. И грибы такие красочные. Есть желтые, фиолетовые и белые, и… они прорастают сквозь лесную подстилку до такой степени, что она выглядит почти как марля. И вот я нашла этот желтый гриб. И все же, когда я выдергивала не очень хорошо приживавшиеся сеянцы — они были желтые и отмирающие, — я поняла, что корни у них какие-то черные и прямые. … И вот я задумался, чего им не хватало? Им не хватало этого грибка? Был ли это грибок… патоген или это был грибок-помощник?

И в конце концов я узнал, что это был особый вид грибка-помощника, называемый микоризным грибком, что просто означает, что этот тип гриба прорастает через почву, собирает питательные вещества и воду и возвращает их рассаде. … Итак, в конце концов, я смог установить, что у этих маленьких саженцев, которые не очень хорошо себя чувствовали, отсутствовали микоризные грибы.

О критических отношениях между деревьями и грибами

Имейте в виду, что все деревья и все растения — за исключением очень небольшой горстки семейств растений — имеют обязательные отношения с этими грибами.Это означает, что они нужны им, чтобы выживать, расти, производить шишки и быть приспособленными — другими словами, передавать свои гены следующим поколениям. А грибы зависят от растений или деревьев… потому что у них самих нет листьев [для фотосинтеза]. И поэтому они вступают в этот симбиоз, живя вместе в корне, и они обменивают эти необходимые ресурсы: углеводы из растения на питательные вещества из гриба, в этом двустороннем обмене, который очень тесный, почти как рыночный обмен.Если вы дадите мне пять баксов, я верну вам пять баксов. Между этими двумя партнерами по симбиозу все очень, очень жестко регулируется. Но да, все деревья и все растения во всех наших лесах по всему миру зависят от этих отношений.

О том, как деревья могут помогать друг другу, делясь питательными веществами

[В то время] березы считались сорняками. Была проведена огромная программа по опрыскиванию и гербицидам этих деревьев, чтобы избавиться от них, потому что лесники считали березы конкурентами пихты Дугласа, особенно за свет.Но я наблюдал в этих насаждениях, что, когда выпалывали березы, когда их опрыскивали или рубили, в лесах появлялась болезнь, которая начинала распространяться, как пожар. Ее назвали корневой болезнью армиллярии. Я действительно думал, что мы делаем что-то не так. И поэтому я хотел знать, защищают ли березы как-то ели от этой болезни, и что, когда мы их срезали, это действительно усугубило ситуацию.

Я узнал об этих микоризных грибах и о том, как они защищают деревья от болезней.Я также слышал о работе Дэвида Рида в Великобритании, где он показал в лаборатории, что деревья могут быть связаны между собой микоризными грибами и передавать углерод между собой. Поэтому я проверил это между березой и пихтой на своих больных плантациях.

Я посадил березу, пихту и кедр вместе тройками. … И я проследил, как эти молекулы углерода перемещались туда и обратно между березой и елью и на самом деле не попадали в кедры. Потому что кедры, они образуют другой вид микоризного гриба, который не ассоциируется ни с березой, ни с пихтой.Так что [кедр] на самом деле не был в сети с березой и пихтой, и он почти не уловил этого изотопа.

Я знал, что береза ​​и пихта делят углерод под землей — вопреки распространенному мнению, что они конкурируют только за свет, а также что чем больше береза ​​затеняет пихту Дугласа, тем больше углерода передается пихте Дугласа. Таким образом, произошел чистый переход от березы к ели, который как бы смягчал эффект затенения.

Таким образом, экосистема поддерживала свой баланс — береза ​​и ель могли сосуществовать из-за такого совместного поведения, которое как бы компенсировало некоторую конкуренцию, которая продолжалась.

О том, как ее собственный диагноз рака груди повлиял на ее исследования

Это определенно оказало на меня большое влияние, и в результате моя жизнь изменилась, но это также повлияло и на мои исследования. Именно тогда я начал работать с распознаванием родственников, наблюдая, могут ли эти старые деревья, особенно когда они умирают, узнавать своих родственников и помогать им. И у меня были выпускники, которые действительно задавали эти вопросы. Вы знаете, если дерево умирает, посылают ли они больше [питательных веществ и других сигналов] своим родственникам? И мы обнаружили, что они делают.

Затем я также начал некоторые исследования — одним из основных химиотерапевтических препаратов, которые мне вводили, был паклитаксел [также называемый таксолом]. Паклитаксел — это защитное средство — на самом деле защитное химическое вещество — которое вырабатывается тихоокеанским тисом или всеми видами тиса в мире. Это было необходимо для моего выздоровления — это соединение, которое деревья производят для защиты от болезней.

И вот я подумал, знаете что, я хочу узнать об этом побольше. Я начал исследование с новой аспиранткой, Евой, и она изучает соседство тисов — связаны ли они со старыми кедрами и кленами, и как их соседи могут влиять на их способность производить высококачественный таксол, чтобы увеличить их урожайность. защита.

Мы только что обнаружили, что все эти деревья связаны друг с другом мускулистой микоризной сетью, которая обеспечивает им пути для передачи этой информации. Итак, да, мы приступаем к этой работе. Я надеюсь, что это поможет нам, во-первых, сохранить эти деревья из-за их лечебных качеств — потому что они гениальны в том, что они сделали. Они разработали то, что мы называем лекарствами, но они также предназначены для защиты от болезней. Лечение рака — вот что побудило меня провести это исследование.И я так взволнован, чтобы узнать, что мы узнаем.

О том, почему важно дать старому дереву пройти долгий процесс умирания самостоятельно

[Деревья] стареют. В конце концов они отказываются. А умирание — это процесс, и он занимает много-много времени. Чтобы дерево погибло, могут пройти десятилетия. В процессе умирания происходит много всего. И одна из вещей, которую я изучал, заключалась в том, куда девается их энергия — куда девается углерод, хранящийся в их тканях, — куда он уходит? Итак, мы маркируем некоторые деревья углекислым газом — стабильным изотопом С13 — и наблюдаем, как мы на самом деле заставляем эти деревья умирать.Мы подвергаем их стрессу, срывая с них иголки и атакуя их гусеницами и так далее. А потом мы наблюдали, что случилось с их углеродом.

И мы обнаружили, что около 40% углерода передавалось по сетям соседним деревьям. Остальной углерод просто рассеялся бы в результате естественных процессов разложения… но часть его направляется прямо в соседей. И таким образом, эти старые деревья на самом деле оказывают прямое влияние на регенеративную способность нового леса в будущем.

Это совершенно другой способ понимания того, какой вклад старые деревья вносят в следующие поколения — что у них есть влияние на следующие поколения. И наша практика аварийной вырубки, чтобы избавиться от умирающих деревьев или деревьев, которые только что погибли или сгорели во время лесных пожаров, — если мы беремся за дело и сразу рубим их, мы на самом деле прерываем этот естественный процесс.

Наши исследования показывают, что это может иметь косвенные последствия для предстоящей регенерации. Они не будут так хорошо подготовлены к предстоящей жизни.Поэтому я пытался сказать людям: давайте воздержимся от этой спасательной вырубки, пока у деревьев не будет возможности передать эту энергию и информацию новым саженцам, которые вырастут.

Сэм Бригер и Тея Чалонер подготовили и отредактировали это интервью для трансляции. Бриджит Бенц, Молли Сиви-Неспер и Дебора Франклин адаптировали его для Интернета.

Прислушиваясь к материнским деревьям

Энн Стрейнчампс: Сегодня многие люди видят деревья в совершенно новом свете.На самом деле, есть удивительная новая наука о деревьях, которая меняет всю парадигму. Возможно, вы слышали о Сюзанне Симар. Она лесной эколог, которая обнаружила, что деревья используют подземные сети для общения, а также для сотрудничества друг с другом, что представляет собой совершенно новое видение того, как работает природа. Я встретил ее в лесу.

Энн Стрейнчемпс: Хорошо. Каков ваш фон? Как вы попали в лесное хозяйство?

Сюзанна Симар: Моя семья приехала из Квебека, перебралась и поселилась во внутренних дождевых лесах Британской Колумбии, а мой дед и дяди все были на лошадях.Каждое лето мы проводили в кедрово-болиголовых лесах, таких богатых и разнообразных, с огромными детскими площадками. Это просто стало частью меня. Думаю, я всегда был привязан к лесам и к Земле, так что это просто естественное призвание.

Энн: Давайте пройдемся немного, если сможем. Когда я читаю популярные статьи или посты в блогах о вашей работе, заголовки часто говорят: «Деревья говорят». Как вы думаете, деревья могут общаться?

Сюзанна: Да, абсолютно.Моя работа на самом деле рассматривает один способ их общения, и я думаю, что есть несколько способов, но я буду говорить только о том, что знаю. Я смотрю, как деревья соединяются под землей с помощью этих мутуалистических грибов, называемых микоризными грибами.

Анна: Микоризные грибы.

Сюзанна: Вы можете думать о них как о расширениях корневой системы. Растение или дерево зависят от этого гриба, чтобы выйти и исследовать почву. Грибок исследует и прорастает во все эти крошечные ниши или получает доступ к питательным веществам, недоступным для дерева.

Анна: Это похоже на вторичную или почти вспомогательную корневую систему?

Сюзанна: Так и есть. На самом деле, если вы подумаете о том, сколько там внизу по сравнению с самой корневой системой под одним шагом в этом лесу, грибная сеть на сотни миль.

Анна: Подождите. Под единым шагом?

Сюзанна: Да, с одного шага.

Анна: Какое отношение это имеет к тому, могут ли деревья общаться друг с другом?

Сюзанна: Общение происходит следующим образом: через эти микоризные сети, связывающие дерево за деревом за деревом, они пересылают ресурсы туда и обратно.Когда я говорю «ресурсы», я имею в виду такие вещи, как углерод, азот, фосфор, вода, даже защитные сигналы. Все они посылают ресурсы или питательные вещества деревьям, которые могут бороться со стрессом. Мы видели, что чем более затенено дерево, тем больше соседнее дерево, находящееся на солнечном свете, посылает этому затененному дереву.

Анна: Деревья помогают друг другу?

Сюзанна: Да, это действительно переворачивает с ног на голову то, как мы традиционно думали и управляли лесами.Мы по сей день справляемся с этой моделью конкуренции, когда есть люди, конкурирующие за ресурсы. Я обнаружил, что все они связаны друг с другом и используют общие ресурсы. Это не означает, что конкуренции также не будет, но существует множество взаимодействий.

Энн: Если бы кто-нибудь из нас отправился гулять в лес, пришлось бы вам копать очень далеко, чтобы увидеть…

Сюзанна: Чтобы увидеть сеть?

Анна: Да.

Сюзанна: Нет. На самом деле, мы можем сделать это сейчас. Посмотрим, удастся ли пустить корни. Вы получаете немного корня и начинаете смотреть на кончики корней. Когда вы видите маленькие выпуклые части в конце, видите это маленькое движение?

Анна: Где перед ним ответвления?

Сюзанна: Да. Он более мясистый. Это грибковый материал, который обволакивает кончик корня. Из этого, даже если вы не можете видеть этот мицелий, есть исходящие гифы, которые выходят из этого маленького кончика корня.

Анна: Они такие красивые, когда смотришь на них. Ветвящиеся, они похожи на сочетание волос и коралла.

Сюзанна: Да. Я знаю, что у них есть красивые узоры ветвления, которые мы почти не изучали. Грибы, когда вы идете в мой лес, когда вы выдергиваете корневую систему, грибов много, и они все разных цветов. Каждый вид имеет разный цвет. Они имеют разные формы. Некоторые из них имеют трехлопастное ветвление. Некоторые из них имеют раздвоенное ветвление или разветвляются на две части.Кроме того, в моем домашнем лесу вы можете поднять эту лесную подстилку и увидеть под ней просто большие карты грибкового материала. Это как отрывать страницы книги. Буквально, я могу открыть лесную подстилку и увидеть эти страницы и страницы микоризных грибковых сетей прямо передо мной. Это невероятно.

Анна: Вы открыли целый новый мир.

Сюзанна: У меня есть. [смеется]

Анна: Некоторые из ваших работ связаны с тем, что вы называете материнскими деревьями.Вы можете объяснить? Что такое материнское дерево?

Сюзанна: Да. Один из моих аспирантов, Кевин Бейлер, и несколько других коллег, и я, мы провели большое исследование, в котором мы взяли лес, пихтовый лес Дугласа, и рассмотрели все связи в лесу. Мы рассматривали два гриба, Rhizopogon vesiculosus и Rhizopogon vinicolor. Я знаю, что это полный рот. Имейте в виду, что в этом лесу около 100 других видов грибов. Мы посмотрели двоих.

Мы обнаружили, что каждое дерево связано с любым другим деревом.Чем больше и старше дерево, тем более оно связано. Эти деревья мы называем материнскими деревьями или узловыми деревьями. Мы называем их материнскими деревьями, потому что мы также обнаружили, что молодые саженцы регенерировали в сети материнского дерева. Вы можете думать об этом как об огромном мозге, растущем через лес из этого единственного дерева.

Энн: Звучит как нейронные сети, верно?

Сюзанна: Да. По сути, они похожи на нейронные сети.На самом деле мы обнаружили, что структура сети точно такая же, как у нейронной сети.

Энн: Итак, я читала, что вы где-то сказали что-то о том, что когда дерево, подобное материнскому дереву, готово умереть, я предполагаю, что оно преднамеренно передаст свои ресурсы своим детям.

Сюзанна: Одна вещь, которую мы обнаружили, это то, что у животных есть такая штука, как распознавание родства. Теперь мы обнаруживаем, что между растениями действительно есть родственные связи.Мы провели несколько экспериментов, чтобы показать, что эти материнские деревья на самом деле посылают больше углерода генетически родственным особям, чем незнакомцам. Это означает, что материнское дерево воспитывает своих детенышей, чтобы передать свои гены будущим поколениям.

Вы спрашивали об умирающих деревьях. Мы знаем и проводим с этим эксперименты в уничтоженных жуками лесах Севера. Парадигма управления заключается в том, чтобы рубить умирающие деревья. Мы пытаемся разобраться, и это основано на предыдущей работе, проделанной на пастбищах, где, когда дерево начинает умирать и знает, что умрет, оно начинает перекапывать углерод или отправлять свой собственный углерод и питательные вещества связанным деревьям. его предыстория.Он фактически передает то, что осталось, следующему поколению. Наши занятия такие простые.

Все, что мы измерили, это углерод и фосфор, и мы не знаем, есть ли другие сообщения. Даже если мы не можем понять, что это за сообщения, мы уже достаточно знаем, что эти деревья чрезвычайно важны, эти материнские деревья, или в культурах аборигенов они называются деревьями-бабушками. Мы знаем, что они важны для своих генов, для того, что они передают своим детям. Что мы делаем, так это вырубаем их, потому что пытаемся извлечь выгоду из древесины до того, как она умрет, чтобы мы могли продать ее на рынке.Для меня это как потерянное наследие. Мы действительно обманываем экосистему в ее естественной целительной силе.

Энн: Это тоже хороший урок с точки зрения стойкости, не так ли? Думаю, это применимо и к людям. За последнее десятилетие или около того исследователи в области здравоохранения доказали, что все мы знаем из анекдотов, что люди, у которых есть сильные социальные сети, друзья, семья, живут дольше или здоровее. Похоже, то же самое верно и для деревьев.

Сюзанна: Это правда.Чем более связаны эти деревья, тем более разнообразным и адаптированным к местным условиям является сообщество. Сообщество, которое знает свою среду, тем лучше будет. Я просто расскажу вам свой личный опыт. У меня был рак молочной железы пару лет назад. У меня все хорошо, но больше всего меня выручили мои связи. Это друзья, которых я завел.

Это была невероятная, волшебная сеть, где можно было просто почувствовать любовь, переходящую от человека к человеку, и у нас все отлично.Для меня это было так, как будто я жила тем, что видела в лесу, и я просто чувствую себя так комфортно. Я знаю, что со мной все будет в порядке, и точно так же с этим деревом все будет в порядке, пока оно остается в своем сообществе.

Анна: Спасибо. Большое спасибо.

Сюзанна: Добро пожаловать.

Анна: Сюзанна Симард — профессор экологии леса в Университете Британской Колумбии в Ванкувере.

 

В поисках материнского дерева Сюзанна Симар: 9780525656098

Похвала

Одна из Десяти лучших книг года по версии Wall Street Journal • Одна из лучших книг года: TIME, The Washington Post

«Яркая и вдохновляющая.. . Для Симара личный опыт ведет к откровению, а научное откровение ведет к личному пониманию. . . Поиск Материнского Дерева помогает разобраться в лесу тайн. Это может даже убедить вас в том, что организмы, отличные от нас самих, — даже грибы — имеют свободу действий». — Юджиния Боун, The Wall Street Journal
 
с виньетками из ее прошлого. Темы ее исследований — сотрудничество, наследие, которое одно поколение оставляет другому, способы, которыми организмы реагируют на стресс и болезни и восстанавливаются после них, — также являются темами ее собственной жизни.Сеть друзей, семьи и коллег, которые поддерживают Симард как ученого и как женщину, видна повсюду. . . Для меня это большая честь быть допущенной в ее жизнь». — Эмма Маррис, Nature
 
«В мемуарах Симард описываются пересекающиеся сети ее карьеры и личной жизни, которые заставили ее переписать не только канон лесоводства, но и наше понимание природы. сам. Она интеллектуальная сила, чьи мощные идеи затмевают ее имя. . . Как и открытия Чарльза Дарвина, результаты Симарда настолько революционны и противоречивы, что они быстро нашли свое применение в социальной теории, городском планировании, культуре и искусстве.Работа Симара сбросила с пьедестала представления XIX века о неизбежной конкуренции. Если лес — это общественное достояние, где судьба слабейшего связана с судьбой сильнейшего, то нам предстоит многое переосмыслить». — The Washington Post

«Симард провела десятилетия, зарывшись руками в землю. , планируя эксперименты и собирая воедино замечательные тайны лесной экологии . . . элегантно детализировано. . . глубоко личное. . . Свидетельство мастерства Симарда как научного коммуникатора.Ее исследование четко определено, этапы ее экспериментов сформулированы, ее поразительные результаты объяснены, а последствия раскрыты: мы игнорируем сложность лесов на свой страх и риск». — The New York Times

жизни, слушая лес. . . научные мемуары, захватывающие, как любой драматический сериал HBO». — The Observer

« В поисках материнского дерева напоминает нам, что мир — это паутина историй, связывающих нас друг с другом.В ее ярком манускрипте есть истории о деревьях, грибах, почве и медведях, а также о человеке, который подслушивает разговор. Взаимодействие личного повествования, научных открытий и удивительных откровений о жизни леса создают захватывающую историю. Путь доктора Симар как ученого воплощает в себе силу любознательности в сочетании с стремлением прислушиваться к миру природы и смелостью делиться тем, что она узнала, вопреки сопротивлению научного истеблишмента. Я очень восхищаюсь ее наукой и ее рассказами.Это истории, которые должен услышать мир». — Робин Уолл Киммерер, автор книги « плетение сладкой травы

». «Это полностью перевернуло мой взгляд на природу». подумайте о том, чтобы никто лучше не подходил для того, чтобы вовлечь человечество в научный процесс». – Дж. К. Кэхилл, профессор экологии растений в Университете Альберты

«То, что раскрывает здесь Симард, имеет значение и потенциал в масштабе картирования генома человека.Симард — один из самых проницательных и красноречивых переводчиков на этой планете». — Джон Вайлант, автор бестселлеров « Тигр, Дети Ягуара, » и « Золотая ель»

вдохновит читателей и изменит их представление об окружающем мире». — Кэтрин Геринг, профессор биологии Университета Северной Аризоны

«Эта книга будет иметь глубокие последствия для наших человеческих отношений с миром природы.Выводы, представленные доктором Симардом, указывают на полный сдвиг парадигмы в том, как мы, люди, взаимодействуем с лесами, деревьями и другими видами», — Нэнси Джин Тернер, профессор этноботаники в Университете Виктории, автор книги «Одеяло Земли ».

«Гальванизация . . . По мере того, как Симар разъясняет свои революционные эксперименты, наполненные 90 433 великолепными описаниями и моментами страха и удивления, в центре внимания оказывается видение леса как «разумного, проницательного и отзывчивого».. . Шедевр планетарного значения». — Booklist  (обзор со звездочкой)
 
«Симард искусно сочетает науку с мемуарами в своем откровенном дебюте о «поразительных тайнах» деревьев. . . Эта новаторская работа, столь же трогательная, сколь и познавательная, впечатляет». — Publishers Weekly  (помеченный звездочкой обзор)
 
«Симард рассказывает увлекательную историю, которая побудила Ричарда Пауэрса создать на ее основе персонажа в своем получившем Пулитцеровскую премию романе The Overstory . . . интимный . . .поглощающий . . . вовлечение . . . наука надежна, а основная тема управления, изложенная автором, ясна, понятна и необходима». — Киркус

Знакомство с мудростью леса — КНИЖНЫЙ МАГАЗИН WISTLESTOP

От ведущего лесного эколога, навсегда изменившего отношение людей к деревьям и их связям друг с другом и с другими живыми существами в лесу — волнующее, глубоко личное путешествие к открытиям

Сюзанна Симар — пионер в области коммуникации и интеллекта растений; ее сравнивают с Рэйчел Карсон, которую приветствуют как ученого, передающего сложные технические идеи ослепительно и глубоко.Ее работа оказала влияние на кинематографистов («Древо душ» Джеймса Кэмерона, « Аватар »), а ее выступления на TED посмотрели более 10 миллионов человек по всему миру.

Теперь, в своей первой книге, Симард переносит нас в свой мир, сокровенный мир деревьев, в котором она блестяще освещает захватывающую и жизненно важную правду о том, что деревья являются не просто источником древесины или целлюлозы, но сложным , взаимозависимый круг жизни; что леса — это социальные, кооперативные существа, связанные подземными сетями, посредством которых деревья передают свою жизненную силу и уязвимость общественной жизни, мало чем отличающейся от нашей.

Симард пишет – вдохновляющим, ясным и доступным языком – как деревья, живущие бок о бок на протяжении сотен лет, эволюционировали, как они воспринимают друг друга, учатся и адаптируют свое поведение, узнают соседей и помнят прошлое; как у них есть свобода действий в отношении будущего; выявлять предупреждения и строить оборону, соперничать и сотрудничать друг с другом с изощренностью, характеристиками, приписываемыми человеческому разуму, чертами, которые являются сущностью гражданского общества — и в центре всего этого, Материнские Деревья: таинственные, могущественные силы, которые соединяют и поддерживать других, которые их окружают.

Симард пишет о своей жизни, рожденной и выросшей в мире лесозаготовок в тропических лесах Британской Колумбии, о днях, которые она провела в детстве, каталогизируя деревья в лесу, и о том, как она полюбила и уважала их — отправляясь в путешествие открытий и борьбы. И когда она пишет о своих научных поисках, она пишет о своем собственном путешествии — любви и потерях, наблюдениях и переменах, риске и вознаграждении, заставляя нас понять, насколько глубоко человеческое научное исследование существует за пределами данных и технологий, что речь идет о понимании кто мы и наше место в мире, и, описывая ее собственную жизнь, мы приходим к пониманию истинной связи Матери-Дерева, которая питает лес так же глубоко, как это делают семьи и человеческие общества, и того, как эти неразрывные узы включить все наше выживание.

Обзор Сюзанны Симар «В поисках материнского дерева» – путешествие страсти и самоанализа | Книги по науке и природе

Наши отношения с миром природы балансируют на острие ножа, а это означает, что и нашу собственную жизнь ждет неопределенное будущее. Впервые в истории мы можем опираться на сборник научных исследований, который не только призывает нас лучше заботиться о Земле, но и показывает, как это делать. И все же мы воздвигаем препятствия на своем пути, и эко-апокалиптический обратный отсчет продолжается.Что мешает нам действовать? Эйнштейн однажды предположил, что воображение важнее знания, заявив, что знание ограничено, а «воображение окружает мир», и, возможно, именно в этом кроется ответ. Чтобы преодолеть эмоциональную пропасть между наукой и нашей способностью действовать, мы должны взять то, что знаем, и преобразовать это во что-то более приятное. Мы должны рассказать себе историю.

Она вспоминает, как некоторые представители ее профессии едва не выгнали ее из комнаты, когда впервые услышали о ее открытиях.Ее исследование подземной связи между деревьями через «деревянную паутину» микоризных грибов будет знакомо читателям книг Питера Волллебена « Скрытая жизнь деревьев » и Роберта Макфарлейна « Подземелье », а также одного из персонажей книги Ричарда Пауэрса «. был сильно вдохновлен жизнью и работой Симарда в области лесной экологии. Автор рассказывает нам о своей карьере в лесах Северной Америки, работая на плантациях, чтобы выявить связи между урожайностью, использованием гербицидов и видовым разнообразием.В ходе этих первоначальных исследований она обнаруживает, что деревья сообщаются под землей через сложную сеть грибов, и в центре этой сети человек, известный как «материнское дерево», помогает координировать мощную сеть, которая исцеляет, питает и поддерживает других членов леса.

Сила этой истории не только в открытиях, которые она делает, хотя они настолько увлекательны, что их легко счесть фантазией. На самом деле, она вспоминает, как некоторые представители ее профессии чуть не высмеяли ее из комнаты, впервые услышав о ее выводах, чему не способствовал тот факт, что она была женщиной в области, где доминировали мужчины, и пыталась убедить комнату, полную лесников, что их вековые методы были ошибочными.Добавьте к этому теорию о взаимосвязанных корнях и спорах в почве, и вы не сможете не поразиться ее мужеству — но в этом и заключается волшебство этой книги. Это наука в действии, от начала до конца, и это гораздо больше, чем исследование, опубликованное в журнале.

Сюзанна Симард в парке Стэнли, Ванкувер, Канада. Фотография: Диана Маркосян

Мы узнаем не только о том, как впервые сформировались ее идеи, но и о том, как на них повлияли события ее собственной жизни. Подобно тому, как Робин Уолл Киммерер « Braiding Sweetgrass » сплетает воедино экологию и человеческий дух, Симард показывает нам, что научное исследование — это не просто статистика и конференции, но путешествие, полное страсти и самоанализа, опирающееся на органическую природу человеческого разума. столько же, сколько дотошность экспериментов.Мы также узнаем, что можно избавиться от укоренившихся убеждений, с которыми мы растем. Родословная Симард уходит корнями в природу, но она признает, что старые способы работы с землей должны развиваться и меняться, не позволяя культурным предубеждениям влиять на нее и вместо этого прислушиваясь к тому, что говорит ей лес.

Иногда о ее честности больно вспоминать. В одной главе рассказывается о ее первых днях в поле, когда ее попросили проверить, как различные растворы гербицидов влияют на урожайность.Ее прекрасное описание того, как она распыляет глифосат на местную растительность, сознательно отравляя землю, чтобы доказать то, что она уже знает, напоминает нам о сложности сохранения даже сегодня. Чтобы изменить игру, она должна сначала играть по правилам, и именно эта решимость делает ее историю такой убедительной. Раз за разом ее блокируют другие лесники и экологи, бюрократия и бюрократия, но она с тихим упорством продолжает свои исследования и наращивает устойчивость.

Помимо ее работы в лесу, мы получаем информацию о дружбе Симард, отношениях, браке, материнстве и ее недавнем раке груди. Ее писательский талант позволяет ей вовлекать эти события в свою историю, так что, казалось бы, разрозненные события органично вплетаются в ее трудовую жизнь. Изучая отношения между деревьями, воздухом, землей и всем, что между ними, она размышляет о своих собственных отношениях не только с другими людьми, но и с самими деревьями. Эта взаимосвязь лежит в основе ее письма.

В поисках Материнского Древа — это история, которую нам нужно рассказывать, новый способ общения, который мир отчаянно нуждается в том, чтобы услышать. Идея духовности в науке может показаться некоторым парадоксальной, но, как мы узнали от таких экологов, как Симар и Киммерер, в нашем изучении природы чего-то не хватает. Мы забыли, что являемся частью предметов, которые изучаем, частью лесов, которые производят воздух, которым мы дышим, и воду, которую мы пьем. Мы полагаемся на ритмы и циклы природы гораздо больше, чем на прибыль и технологии.Книга Симард предлагает нам принять эту связь с Землей, когда она пишет: «Я не могу сказать, моя кровь в деревьях или деревья в моей крови». В центре этой книги простая история о женщине, которая следует своей интуиции, считает сострадание своей силой и осмеливается смотреть на мир по-другому. Это также напоминание о том, что нужно прислушиваться к себе в более дикой природе и со смирением помнить, как мало мы знаем о сложностях мира природы.

  • Тиффани Фрэнсис-Бейкер работала штатным писателем в Forestry England. «В поисках материнского дерева» Сюзанны Симард опубликовано издательством Allen Lane (20 фунтов стерлингов). Чтобы заказать копию , перейдите на сайт guardianbookshop.com. Может взиматься плата за доставку.

9781524712013: В поисках Материнского Дерева: Узнайте, как лес связан с интеллектом и исцелением — AbeBooks

Сюзанна Симар

Опубликовано Random House LCC США, май 2021 г. (2021)

ISBN 10: 1524712019 ISBN 13: 9781524712013

Новый Ташенбух Количество: 2

Описание книги Taschenbuch.Состояние: Ной. Neuware — NEW YORK TIMES BEST SELLER От ведущего мирового лесного эколога, который навсегда изменил взгляды людей на деревья и их связи друг с другом и с другими живыми существами в лесу. коммуникация и разведка растений; ее сравнивают с Рэйчел Карсон, которую приветствуют как ученого, передающего сложные технические идеи ослепительно и глубоко. Ее работа оказала влияние на кинематографистов («Древо душ» из «Аватара» Джеймса Кэмерона), а ее выступления на TED посмотрели более 10 миллионов человек по всему миру.Теперь, в своей первой книге, Симар переносит нас в свой мир, интимный мир деревьев, в котором она блестяще освещает увлекательные и жизненно важные истины: деревья — это не просто источник древесины или целлюлозы, но сложный, взаимозависимый круг жизни; что леса — это социальные, кооперативные существа, связанные подземными сетями, посредством которых деревья передают свою жизненную силу и уязвимость общественной жизни, мало чем отличающейся от нашей. Симард пишет вдохновляющим, освещающим и доступным языком, как эволюционировали деревья, живущие бок о бок на протяжении сотен лет, как они воспринимают друг друга, учатся и адаптируют свое поведение, узнают соседей и помнят прошлое; как у них есть свобода действий в отношении будущего; выявлять предупреждения и строить оборону, соперничать и сотрудничать друг с другом с изощренностью, характеристиками, приписываемыми человеческому разуму, чертами, которые являются сущностью гражданского общества — и в центре всего этого — Материнские Деревья: таинственные, могущественные силы, которые соединяют и поддерживать других, которые их окружают.Симард пишет о своей жизни, родившейся и выросшей в мире лесозаготовок в тропических лесах Британской Колумбии, о днях, которые она провела в детстве, каталогизируя деревья в лесу, и о том, как она полюбила и уважала их, отправившись в путешествие, полное открытий. и бороться. И когда она пишет о своих научных поисках, она пишет о своем собственном путешествии — любви и потерях, наблюдениях и переменах, риске и вознаграждении, заставляя нас понять, насколько глубоко человеческое научное исследование существует за пределами данных и технологий, что речь идет о понимая, кто мы такие и наше место в мире, и, описывая ее собственную жизнь, мы приходим к пониманию истинной связи Материнского Дерева, которое питает лес так глубоко, как это делают семьи и человеческие общества, и того, как эти неразделимые облигации обеспечивают все наше выживание.368 стр. Английский. Инвентарный № продавца 9781524712013

Подробнее об этом продавце | Связаться с этим продавцом

.
Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.