HomeРазноеКак гербарий: Как сделать гербарий своими руками, мастер-класс: делаем гербарий

Как гербарий: Как сделать гербарий своими руками, мастер-класс: делаем гербарий

Содержание

Гербарий им. П.Н. Крылова

Гербарий им. П.Н. Крылова

Заведующий — Гуреева Ирина Ивановна, доктор биологических наук, профессор кафедры ботаники ТГУ

Телефон (382-2) 529-794

Веб-сайт 

Адрес: 634050, г. Томск, пр. Ленина, 36. Главный корпус ТГУ, аудит. 222

Гербарий при Томском Императорском университете основан в 1885 г. ботаником П.Н. Крыловым. В настоящее время Гербарий Томского университета входит в тройку крупнейших гербариев России. По способу хранения коллекций, продуманной системе информации и образцовому порядку Гербарий им. П.Н. Крылова считается одним из лучших в стране.

 Научные ценности гербария — результат  многолетнего коллективного труда; в сборе  гербарных материалов принимали участие  около 2 тыс. коллекторов, общий объем  коллекций составляет около 500 тыс.  гербарных образцов. В богатейших  коллекциях гербария достоверно отражена  более чем 115-летняя история развития  растительного покрова Сибири: в составе  коллекций Западной, Приенисейской и Восточной Сибири насчитывается более 200 тыс.

образцов. В гербарии хранятся также обширные коллекции флоры Средней Азии, Тывы и Монголии, коллекция общего гербария, содержащая образцы растений флоры Европы, Америки, Восточной Азии и др. 

Гербарий имеет богатую библиотеку ботанической литературы, насчитывающую около 12 тыс. изданий. Особую ценность представляют труды классиков ботаники – Линнея, Де-Кандолля, Ледебура, Палласа, Бунге и др., опубликованные в XVIII–XIX столетиях.

Гербарий служит фундаментальной основой развития научной ботанической школы, основателем которой был создатель гербария П.Н. Крылов. В гербарии выполнены фундаментальные труды по флоре Сибири: «Флора Алтая и Томской губернии», «Флора Западной Сибири», «Флора Красноярского края». Материалы гербария использовались при составлении последней фундаментальной флористической сводки – «Флоры Сибири», в создании которой коллектив гербария принимал непосредственное участие. Научные материалы гербария используют в своей работе ученые многих вузов и научных учреждений России, докторанты, аспиранты, студенты.

 

Открытие экспозиции Ботанического отдела Зоологического музея и гербария им. Э.А. Эверсмана

Открытие экспозиции Ботанического отдела Зоологического музея и гербария им. Э.А. Эверсмана | Сайт музейного комплекса КФУ

23 ноября в 12.00 в ауд. 314 восточного крыла главного здания КФУ состоится открытие постоянной экспозиции, подготовленной Зоологическим музеем и гербарием им. Э.А. Эверсмана КФУ при участии кафедры ботаники и физиологии растений ИФМиБ КФУ и музея истории КФУ.

Начало преподавания ботаники в Казанском университете связано с именем профессора естественной истории и ботаники К.Ф. Фукса, начавшего свою деятельность в 1805 г. Первые образцы сухих растений появились в Кабинете естественной истории при ученике Фукса В.И. Тимьянском. Часть этих материалов, датированных 1815-1817 гг., хранится в университетском гербарии и поныне.

На сегодняшний день гербарий Казанского университета включает свыше 120 тысяч единиц хранения. В него входят коллекции таких известных ученых и коллекторов, как Э.А. Эверсман, Ф.И. Рупрехт, П.Я. Корнух-Троцкий, П.Н. Крылов, С.И. Коржинский, А.Я. Гордягин, К.С. Мережковский, В.И. Баранов, М.В. Марков, и многих других. Гербарий Казанского университета в 1960-1070-х гг. зарегистрирован в международной базе данных «The Index Herbariorum».

Ботанический отдел в составе Зоологического музея Казанского университета на базе фондов кафедры ботаники был создан еще в 1991 г. Однако на протяжении всей истории своего существования он не был музеем в полном смысле этого слова. Он функционировал как гербарий (хранилище) и был доступен только для специалистов-ботаников, сотрудников и студентов университета. Теперь же Ботанический отдел Зоологического музея и гербария открывает свои двери для всех желающих окунуться в удивительный мир растений.

Посетив экспозицию Ботанического отдела музея, вы можете увидеть редкие и необычные плоды и семена, лишайники, водоросли, грибы, шишки хвойных растений, а также услышать подробный рассказ об истории кафедры ботаники и гербарных коллекций Казанского университета.

В экспозиции представлены ископаемые остатки флор Татарстана, России и стран СНГ. Это камни с отпечатками листьев, ископаемая древесина и плоды разного геологического возраста. Коллекции охватывают огромный временной промежуток от перми до плейстоцена.

Палеоботанические исследования на кафедре ботаники тесно связаны с именем выдающегося ученого В.И. Баранова. Владимир Исаакович заведовал кафедрой ботаники с 1932 г. по 1967 г. Именно он в 1947 г. начал систематически осуществлять собственные сборы ископаемой флоры с последующим ее изучением. Посетив экспозицию, вы побываете в кабинете Баранова, увидите созданные им картины и личные вещи профессора (стол, кресло, книжные шкафы, письменные принадлежности, рукописи и книги).

Значительная часть экспозиции посвящена практическому применению растений. Вы сможете узнать много интересного о пищевых, пряных, медоносных, эфирномасличных, лекарственных и других полезных растениях, увидеть большую коллекцию древесины, услышать о ядовитых и вредных растениях и грибах.

Настоящим украшением музейного зала является живой уголок. В нем собраны экзотические растения, среди которых представлены орхидеи, бромелиевые, насекомоядные растения, и многое другое.

В день открытия экспозиции вас также ждет мастер-класс по ботанической акварели.

 

Адрес: г. Казань, ул. Кремлевская, 18. Восточное крыло главного здания КФУ, ауд. 314.

График работы: понедельник – суббота с 9.00 до 18.00, выходной – воскресенье.

Запись на экскурсии по тел.: +7(960)031-01-30

Как собрать гербарий — ЗнайКак.ру

Золотая осень – прекрасное время сделать домашний гербарий. Этим можно занять как самостоятельно, так и с младшими членами семьи. Общение с природой позволит восстановить душевное равновесие а пробуждение в детях интереса к окружающему миру будет способствовать воспитанию полноценной гармоничной личности. 

Итак, собираем гербарий.

Для начала пару слов о происхождении такого явления. Гербарий (от лат. трава) – коллекция засушенных растений, собранная по определенным правилам. Как правило, высушенные растения крепятся на листы плотной бумаги. В зависимости от типа растения на листе может быть представлено одно растение или несколько его видов. В широком значении, гербарий – это здание, где хранится коллекция засушенных растений, или же учреждение, которое занимается сбором коллекции и ее хранением. Первые гербарии появились в 16 веке в Италии, их изобретение приписывается врачу и ботанику Луке Гини. Крупнейшие гербарии сегодня находятся в Париже (Национальный музей естественной истории), Нью-Йорке (Нью-Йорский ботанический сад) и Санкт-Петербурге (Ботанический институт им. В.Л.Комарова). В этих гербариях представлено более 7 миллионов образцов растений.

Нам такие объемы не под силу, да и идти на рекорд в домашних условиях вовсе не обязательно. Домашние гербарии ограничиваются несколькими десятками образцов растений, оформленных в альбомы и снабженных этикетками с названиями. 

Сбор гербария дело непростое: нужно не только найти растения, но и правильно их собрать, определить растение (то есть записать его научное наименование), ну и, наконец, высушить растение и изготовить экземпляр для гербария.

Для составления гербария вам понадобятся: инструменты для срезания или выкапывания растений, бумага (можно газеты) для сушки растений, пресс (для высушивания растений и придания им формы), папки для хранения гербария, этикетки для названий и клей. Кроме того, вам может пригодиться справочник для определения растений, но можно воспользоваться помощью Интернета. Запомните, что растения нужно собирать в сухую погоду, на них не должно быть капелек росы. Влажные растения долго сохнут и становятся более хрупкими.

Существует множество способов сбора растений для гербария. Мы рассмотрим самые распространенные и несложные в реализации.

Способ первый. С детства всем знакомый способ сушки растений в книгах и журналах. Преимущество его в том, что среди гладких листков и небольшого давления растения принимают удобную для гербария плоскую форму. Однако очень часто от пересушивания листки растений становятся слишком хрупкими и не годятся для дальнейшего использования. Так что здесь главное не передержать…А чтобы листочки стали плотнее можно опустить их в раствор из воды и 20% клея ПВА.

Способ второй. Можно засушить собранные растения, собрав их в пучок и развесив на веревке. Лучше всего делать это в местах сухих – на чердаке, в сарае. Такой способ хорош для высушивания растения с плодами или цветочками.

Способ третий. (Продолжает жизнь растений и может быть использован для декорирования интерьера) Этот способ заключается в замачивании листочков веточек в растворе глицерина. Растения впитываю в себя глицериновый раствор, вода испаряется, а глицерин остается в растении на долгие годы. Такие растения не усыхают, сохраняют форму и упругость. Меняется только цвет, он становится буровато-зеленым. В гербарии цвет не принципиален, а вот если вы хотите использовать такие растения для декора вы можете покрасить их с помощью красок-аэрозолей. Итак, чтобы пропитать растения глицерином вам понадобится раствор из одной части глицерина и трех частей горячей воды. Раствор выливается в высокую посудину, заполняется посудина на 6-10 см. Перед тем как опустить растение в раствор необходимо надрезать кончик стебля или кору вдоль на 4-5 см. В растворе растения должны простоять несколько дней. Когда растение потемнеет – его уже можно вынимать. Не забывайте следить за уровнем жидкости – по мере впитывания нужно подливать раствор в такой же пропорции. Для этого способа выбирать желательно растения сформировавшиеся, здоровые и пышные. Не рекомендуется выбирать растения, в которых уже началось изменения цвета.

Итак, растения собраны и засушены. Остается оформить их в папку для гербария. На один лист крепится один вид растения – в одном или нескольких экземплярах. Части растения не должны выступать за края листа. Крепится растение узкими полосками бумаги в разных местах. Клей наносится на концы полосок. Правый нижний угол листа предназначен для этикетки, на которой написано название растения, места его распространение, а также данные о месте и времени сбора.

Теперь гербарий готов. Можете с гордостью демонстрировать его своим родным и близким. И помните, ни фотографии, ни словесные описание того или иного растения не дадут вам такого полного представления о нем, как гербарий. Так что не упустите возможность пообщаться с природой!

Гербарий — Издательство Workman

«С щедрыми иллюстрациями мест и людей; портреты ключевых игроков; гербарные образцы; и красивые, полноцветные изображения художников, эта тщательно проработанная, подробная дань уважения гербариям понравится тем, кто глубоко интересуется исследованием растений и ботаникой». —Library Journal

«Обширная история происхождения, развития и будущего гербариев и их роли в уничтожении растений». —Американский садовник

«Одна из самых красивых книг сезона… прекрасная настольная книга, а также серьезная работа по истории научной деятельности. — Реестр долины Напа

«Поучительная дань таинственному миру Herbaria, тщательно исследованному, хорошо организованному и, прежде всего, доступному».

—Gardens Illustrated

«Этот иллюстрированный отчет о титанических усилиях первых ботаников в этой области захватывающий и поучительный». —Английский сад

«В своей основе Herbarium  является непреодолимым напоминанием об одном из лучших побуждений человечества: сохранять вещи — не только для себя, но и для потомков… Прекрасная книга о веках, для возраст.”  — Общество местных растений Невады

« Herbarium i наверняка очарует любого, кто когда-либо пользовался цветочным прессом или хотел узнать больше о классификации растений, старинными гравюрами и ксилографиями древних растений». The Free Press

«Бесценно для любой личной библиотеки по истории растений и их будущему. Он прекрасно сделан».

— The Financial Times

«Садовникам, интересующимся историей, понравится Herbarium . — Садоводство

«Тщательно проработанная и написанная в удобочитаемом стиле… эта настольная книга щедро иллюстрирована гербарными образцами, людьми, местами и картами, это одна из тех великолепных книг, где можно легко потерять часы в чтении и перечитывании». —RHS The Garden
 

«Отличная книга по истории гербариев… читатели, интересующиеся биографиями и историей, найдут эту замечательную книгу для прочтения и пополнения своей библиотечной коллекции. —Cultivate to Plate

«Эта прекрасно иллюстрированная история включает не только примеры гербариев на всю страницу, но и картины, гравюры, карты и фотографии». — Ландшафтная архитектура

«Эта книга дает жизнь ботаническим коллекциям и представляет собой блестящую работу, которую каждый может прочитать, понять и получить удовольствие». — Журнал Американского ботанического совета

«Путешествие по истории ботанического коллекционирования… эти яркие истории оживляют образцы. —Plant Science Bulletin

«Эта великолепно иллюстрированная книга порадует всех ботаников, независимо от того, где их сердце — в поле или в гербарии… Эта книга должна стоять на книжной полке каждого ботаника, потому что в ней содержатся замечательные истории. и за чудесные иллюстрации образцов, украшающих его страницы». Ботаническое общество Великобритании и Ирландии

В поисках сохранения и классификации растений мира Барбара М.Тьер

Натуралисты — давайте разбираться!

С того момента, как я увидел обложку этой книги, я понял, что она для меня. И если вы естествоиспытатель, защитник растений, ученый-любитель или серьезный садовник, эта книга может быть интересна и вам.

Для тех, кто может быть не знаком с термином «гербарий», он относится к коллекции высушенных и смонтированных растений. Конкретные сопутствующие данные часто используются при определении их таксономической классификации.

Я только что слышал, как ты мысленно зеваешь? Это совсем не так.Для буровой установки

Naturalists — Let’s Geek Out!

С того момента, как я увидел обложку этой книги, я понял, что она для меня. И если вы естествоиспытатель, защитник растений, ученый-любитель или серьезный садовник, эта книга может быть интересна и вам.

Для тех, кто может быть не знаком с термином «гербарий», он относится к коллекции высушенных и смонтированных растений. Конкретные сопутствующие данные часто используются при определении их таксономической классификации.

Я только что слышал, как ты мысленно зеваешь? Это совсем не так.Для правильной аудитории эта книга совсем не сухая!

Когда Барбара Тьер, директор гербария Нью-Йоркского ботанического сада, призналась, что она и ее коллеги были озадачены, когда их попросили назвать важные вехи в истории гербариев, вы можете почувствовать, что родилась идея этой книги.

Полученный в результате том охватывает некоторые из основных гербариев и охватывает около 600 лет, затрагивая шесть континентов. Вы узнаете немного о людях, которые взялись за эту работу, а также о трудностях, связанных как с экзотическими местами, так и с процессом сбора.Кроме того, вы также обнаружите некоторые интересные исторические события, на которые повлияли усилия по сбору или которые произошли рядом с ними.

Также не забудьте прочитать подписи ко многим иллюстрациям. Некоторые из них представляют собой мини-истории.

В книге удается объяснить, почему эти коллекции имеют решающее значение для понимания биоразнообразия во времени, в настоящем и в будущем.

Почему вы не должны пропустить этот:
тщательно изучены и детально проработаны
иллюстраций включают не только растения, но и исторические изображения
Приложение включает список основных гербариев по всему миру, многие из которых доступны в Интернете для дальнейшего изучения

Спасибо NetGalley, Timber Press и автору Dr.Тьера за возможность прочитать цифровую копию в обмен на этот обзор.

#NetGalley #Herbarium

Для получения дополнительных ресурсов, связанных с гербариями, посетите мой веб-сайт www.comfortmewithnature.com

Чикагский университет Лойола Гербарий: Биология, кафедра: Университет Лойола, Чикаго

Коллекция растений гербария Чикагского университета Лойолы находится в комнате 238 Центра наук о жизни Куинлана.

Рабочая область содержит ресурсы для идентификации растений, материалы для их прессования и сушилку. Высушенные экземпляры наклеиваются на гербарную бумагу, заносятся в базу данных и хранятся в шкафах, находящихся в отдельной подсобке.

Факультет биологии при содействии архивариусов библиотеки Лойолы обновил базу данных и разместил ее в Консорциуме гербариев Среднего Запада (midwestherbaria.org). Это один из десяти региональных североамериканских порталов, интегрированных в основанную на Symbiota сеть порталов SEINet (Symbiota.орг). Данные в этой сети могут публиковаться в IDigBio и GBIF (Глобальный информационный фонд по биоразнообразию), которые обеспечивают свободный и открытый доступ к данным о биоразнообразии. Гербарий зарегистрирован как LUC в Index Herbariorum (sweetgum.nybg.org/science/ih/), «всемирном указателе из 3400 гербариев и связанного с ними персонала, в котором постоянно хранится в общей сложности 350 миллионов ботанических образцов».

Коллекция Лойолы, насчитывающая примерно 4000 экземпляров, невелика по сравнению с одним миллионом экземпляров, хранящихся в базе данных Музея Филда, или 600 000 экземпляров в Университете Нотр-Дам. Тем не менее, есть интерес к небольшим гербариям, таким как гербарий Лойолы, потому что они часто содержат более обширные коллекции определенных видов или образцов из определенных мест, чем более крупные коллекции. В коллекции Лойолы есть много образцов, например, из области естественной истории Сидар-Крик в Миннесоте, озера Джиттербаг в дикой природе области каноэ в пограничных водах в Миннесоте, ледникового парка в округе МакГенри и, конечно же, из Кампуса ретрита и экологии Университета Лойола (LUREC). ).

                               

Первоначальная цель коллекций гербариев состояла в том, чтобы задокументировать идентичность растений, собранных по всему миру, и сохранить типовые образцы — то есть отдельные образцы, на которых основано описание вида.В последнее время коллекции гербариев стали использоваться гораздо шире: задокументированные случаи могут быть использованы для картирования миграции видов из-за изменения климата; измерять морфологические изменения во времени и пространстве; выделять ДНК из высушенных образцов и соотносить с изменениями в распределении и структуре; проба частиц почвы, прилипших к корням, на ДНК почвенных микроорганизмов; а также поддерживать и обмениваться образцами растений, используемых в исследовательских проектах.

Следующим этапом этого проекта будет защита оборудования, позволяющего нам оцифровывать образцы, чтобы изображения можно было прикрепить к онлайн-документации.

Роберта Ламмерс-Кэмпбелл, доктор философии, почетный куратор

         

Каталог гербария 

Щелкните изображение ниже, чтобы просмотреть фотогалерею.

Использование коллекций гербария :: Музей Юго-Западной биологии

Посещение гербария

Если вы хотите посетить коллекцию в исследовательских или образовательных целях, пожалуйста, свяжитесь с менеджером коллекции, чтобы договориться.

Запрос кредита

Гербарий UNM предоставляет образцы признанным научно признанным учреждениям для использования в проведении таксономических исследований авторитетными учеными или их аспирантами. Заявки на получение кредита должны быть адресованы куратору Гербария и должны включать характер исследования и предлагаемую продолжительность кредита.

Запросы должны быть отправлены на бланке организации. При использовании электронной почты запрос должен исходить с учетной записи электронной почты поддерживающего преподавателя и адресован куратору.

Кредиты обычно выдаются на один год. Продление срока кредита может быть предоставлено по запросу. Передача займов может осуществляться с разрешения куратора. Никакая часть образцов на гербарных листах не может быть удалена без предварительного разрешения. Для утверждения заполните и отправьте наше Соглашение о деструктивном отборе проб.

Учреждения-заемщики должны соответствовать приемлемым стандартам безопасности, условий хранения и обращения с образцами. Исходящие займы всегда упаковываются в папки без кислотных видов.Мы ожидаем, что исследователь сохранит образцы в их исходных папках и не перенесет их на газетную бумагу или газету, поскольку кислота и чернила губительны для образцов. Возвращаемые кредиты должны быть тщательно упакованы, чтобы не повредить образцы, и застрахованы по минимальной цене для целей отслеживания.

Любые публикации, полученные в результате использования образцов из гербария, должны указывать Гербарий ЕНД под нашим аббревиатурой ЕНД и отправлять копию публикации в Гербарий ЕНД.

Поиск наших данных

Пожалуйста, войдите в нашу поисковую базу данных Юго-западной сети экологической информации (SEINet). SEINet предоставляет вам доступ к записям образцов UNM, а также к записям других государственных и региональных гербариев. Там вы найдете нас, выбрав «Поиск коллекций» в левом поле. Оттуда прокрутите список гербариев вниз до Консорциума биоразнообразия Нью-Мексико, нажмите знак «плюс» и найдите нас там. Если вам нужна более подробная информация, зарегистрируйте учетную запись SEINet.

Эти данные предназначены только для некоммерческого использования и являются собственностью музейных коллекций, которые их предоставили. Вопросы, касающиеся веб-сайта NMBCC или функций запросов, следует направлять веб-мастеру. Вопросы, касающиеся данных, следует направлять менеджеру коллекции. Ни участвующие коллекции, ни NMBCC не несут ответственности за любое неправильное использование или непреднамеренные последствия использования этих данных. Данные предоставляются «как есть», и не дается никаких гарантий относительно их точности или пригодности для вашего использования.

Исторические гербарные образцы как биокультурные активы: исследование гербарных образцов и их растительных сообществ in situ Национального парка Агульяс, Южная Африка — Коуэлл — 2020 — Люди и природа

1 ВВЕДЕНИЕ

Европейская колонизация (1500–1800 гг.) была временем приобретения, и природа часто рассматривалась как совокупность объектов. К таким объектам в мире природы относятся живые и неживые экземпляры, перечисленные в соответствии с их вкладом в науку.В ботанике они принимают форму высушенных растений, собранных и хранящихся в качестве гербарных образцов, оставаясь постоянной записью, на которую можно постоянно ссылаться (Daston, 2004). Коллекции растений в Африке и Южной Африке восходят к некоторым из первых исследовательских рейсов из Европы, и многие из этих образцов были обозначены как типовые образцы. Некоторые образцы являются первыми зарегистрированными коллекциями видов, имеющих историческую ценность. Хотя некоторые из них могли быть ретроспективно обозначены как типовые образцы, смысл этих ранних коллекций можно извлечь из того, что они имеют определенный научный статус и назначение, что придает дополнительную ценность их роли в биокультурном наследии.

Образцы гербария имеют значительную научную ценность как объекты информации, представляющие живой мир, не имеющие себе равных в качестве исторической основы (Häuser, Steiner, Holstein, & Scoble, 2005). Исторические ботанические записи, как правило, представляют собой самые давние записи о встречаемости видов, используемые учеными для многих целей (Canales et al., 2020; Greve et al., 2016; Lindborg, 2007; Soubiran, 2010; Wang, 2018; Willis et al. , 2017) и предоставляют больше, чем просто информацию о видах.Образцы гербария, в том числе типовые образцы, используются для сравнительных целей, таких как распространенность вредителей и болезней, мониторинг временных изменений климата (Primack, Imbres, Primack, Miller-Rushing, & Tredici, 2004) или фенология (Lister, Bower, и Джонс, 2010; Парк, 2012). Имея инвентарный номер для отслеживания, они обеспечивают проверяемое доказательство и доверие к биологической и экологической науке (Culley, 2013). Эти тщательно подобранные наборы исторических данных можно использовать для изучения истории окружающей среды и ответов на фундаментальные вопросы сохранения, а также для создания важной основы для менеджеров по сохранению.

Гербарные образцы хорошо известны в академической литературе как самостоятельные научные записи (Dargavel, Evans, & Dadswell, 2014; Dosmann, 2006). Однако использование исторических данных имеет ряд ограничений, и его следует использовать с осторожностью при проведении современных исследований (Tessarolo, Ladle, Rangel, & Hortal, 2017). Исторические записи гербария представляют собой записи только о присутствии, часто с минимальными описательными примечаниями, чтобы предоставить больше информации о среде обитания и связанных с ней видах.Мы утверждаем, что связанные с ними популяции растений in situ имеют ценность наследия, как и археологические артефакты и связанные с ними места раскопок (Purdie et al., 1996). Литература по гуманитарным наукам об окружающей среде поддерживает мнение о том, что предметы и места имеют не только чисто научную ценность (ср. Argumedo, 2013; Ryan, 2015), а культурные реликтовые растения уже признаны (Solberg, Breian, Ansebo, & Persson, 2013). Примеры биологических и культурных памятников включают Кахокию, США (Billington, 2004), и многочисленные памятники в скандинавском регионе (Persson et al., 2014). Такие аспекты культурного и биологического наследия напрямую связаны с основным мандатом Южноафриканских национальных парков (SANParks), который «…заключается в сохранении биоразнообразия, ландшафтов и связанных с ними объектов наследия Южной Африки через ее систему национальных парков» (SANParks, 2013a). ).

1.1 Научное биокультурное наследие

Комитет всемирного наследия Организации Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО) определяет «исторический» как объект или место, которому более 100 лет.Природное наследие было определено в 1972 г. (ЮНЕСКО, 1972 г.) и ратифицировано 187 странами в 2011 г. (Гфеллер, 2013 г.; Родвелл, 2012 г.). Концепция биокультурного наследия, впервые использованная в Беленской декларации (ISE, 1988; Posey & Dutfield, 1996), с тех пор становится все более заметной в литературе (Gavin et al., 2015; Wilkes & Shen, 2007). Биокультурное наследие можно определить как знания и обычаи коренных народов и их биологические ресурсы, от выведенных генетических сортов сельскохозяйственных культур до затронутых ландшафтов (Cornish & Driver, 2019; Harrison, 2015).Биокультурное наследие представляет собой целостную концепцию, в которой знания, биологическое разнообразие, ландшафты и культура взаимосвязаны и взаимозависимы (Mackenzie & Dilts, 2013). Биокультурное наследие представляет собой переплетение отношений между природной средой (биоразнообразием) и культурой, оно определяет объекты, вносящие вклад в понимание человеком конкретной культуры (Gavin et al., 2015; Price & Lewis, 1993). В этом исследовании биокультурное наследие используется для выявления популяций растений, рассматриваемых в историческом контексте, когда взаимодействие человека с природой способствовало развитию научных знаний (Harmon, 2013).Исторические популяции растений представляют собой маркеры пересечения культурного и биологического наследия. Популяции растений, исторические образцы которых были собраны более 100 лет назад, могут дать представление об исследовательских вопросах, касающихся состояния окружающей среды, экосистем и человеческих сообществ на момент сбора, подчеркнув, как они изменились с течением времени.

Часто популяции живых растений могут предоставить информацию, которую невозможно получить из высушенного гербарного образца, и, как утверждает Раутенберг (2014, стр. 2), и в поддержку нашего исследования:

…растения и животные всего мира, обитающие в местах, где они были впервые обнаружены или где они ранее изучались, представляют собой уникальную научную ценность.

Биокультурное наследие, используемое здесь, имеет как практическое, так и теоретическое значение (Maffi, 2005), идентифицируя и определяя популяции растений, имеющие историческую ценность благодаря их вкладу в развитие научных знаний.Здесь мы стремимся проиллюстрировать, что исторические гербарные образцы и места их первоначальной коллекции являются активами биокультурного наследия, что дает новое признание социальной роли человека и вклада ботанического коллекционирования в сохранение.

Наиболее часто изучаемым аспектом биокультурного наследия является ценность, которую люди придают растениям, животным и объектам в экономических целях (Cocks & Dold, 2006). Однако биокультурное наследие — это гораздо больше, чем связь между человеческими потребностями и природой.В нескольких исследованиях рассматривалась идея влияния объектов природы на культуру такой дисциплины, как наука (Cowell, 2018). Понятие биокультурного наследия традиционно использовалось для описания связи между коренными народами и окружающей средой как средства сохранения их культурной самобытности (см. Hill, Cullen-Unsworth, Talbot, & McIntyre-Tamwoy, 2011). Это исследование расширяет представление о ценности биокультурного наследия не только коренных народов, но и всех граждан в соответствии с признанием нашей коллективной биологической и культурной идентичности, основанной на науке.Биокультурное наследие вызвало интерес в различных областях гуманитарных и социальных наук (de la Bellacasa, 2010; Harrison, 2015), и по мере того, как время идет, общества растут и меняются, применение биокультурного наследия должно следовать их примеру (см. Cocks & Dold). , 2006; Прайс и Льюис, 1993).

Наше исследование проводилось в Южной Африке, стране с огромным биоразнообразием и чрезвычайно высоким уровнем цветочного эндемизма. На протяжении веков сюда приезжали исследователи-ботаники, а гербарные образцы фигурировали в ботанических публикациях с 1700-х годов (Glen & Germisthuizen, 2010; MacOwan, 1890).Связь между коллекциями, сделанными ранними ботаниками, и научной и исторической ценностью этих коллекций не была тщательно изучена в контексте Южной Африки, и только совсем недавно (апрель 2019 г.) правительство Южной Африки официально признало ботанические образцы « объекты, которые могут считаться объектами культурного наследия» (раздел 32 Закона о ресурсах национального наследия (NHRA) № 25 от 1999 г.; NHRA, 1999 г.). Используя исторический ботанический сбор на равнине Агульяс в бывшей Капской колонии Южной Африки, мы изучаем ценность исторических гербарных образцов как активов биокультурного наследия с целью продвижения нового дискурса, признающего совместную ценность природных и культурных объектов. к науке и сохранению.

В этом документе устанавливается связь между историческими коллекциями гербариев, соответствующими рассказами ранних коллекционеров и тем, существуют ли популяции растений (из которых были взяты исторические образцы) на охраняемой территории. Здесь мы используем спорное начинание европейской колонизации (Pyenson, 1993) просто как предметное исследование, чтобы рассмотреть гербарные образцы как объекты, которые информировали науку и расширили научные знания и культуру. Мы признаем, что ранние записи о сборе растений содержат мало информации о местных жителях, которые работали проводниками и чье знание местности, без сомнения, было необходимо для успеха экспедиций.Исторические коллекции и записи, сделанные европейцами, иностранцами на землях, которые они исследовали, и их письменная история имеют все вытекающие отсюда предубеждения того времени (Браун, 2001). Решение этих предубеждений выходит за рамки нашей статьи, в которой исследуется роль этих ботанических коллекций как объектов, вносящих вклад как в природу, так и в историю человечества (Harmon, 2013; IUCN, 2010).

1.2 Равнина Агульяс

Кейптаун, как и многие ранние колониальные прибрежные города, был воротами вглубь земли (Hume, 1943).Основные маршруты фургонов, используемые для проезда вдоль побережья Кейптауна и внутренних районов, начинались как охотничьи тропы и превратились в маршруты для путешествий, которыми пользовались коренные жители. Основной маршрут из Кейптауна на южное побережье Кейптауна пролегал через горы Голландии готтентотов через Каледон (рис. 1; Rookmaaker & Svanberg, 1992). Известные исследователи-ботаники, такие как Уильям Берчелл, Андерс Спаррман и Фрэнсис Массон, прошли через Каледон в Свеллендам, откуда они исследовали приграничные районы колонии (Брэдлоу, 1994).Они собирались в большой Капской колонии и не собирались в Агульясе, поскольку он был практически недоступен из-за нескольких дорог к изолированным фермам. Исследование Агульяса началось, когда люди начали основывать более крупные фермы к югу от Каледон (рис. 1). Моравская миссионерская станция Элим (34°35′ ю.ш., 19°45′ в.д.) была основана в 1825 году и представляла собой центральное место, где путешественники могли встречаться, находить жилье, нанимать гидов и снаряжение для изучения окрестностей. В ранних записях о сборе растений мало упоминаются местные проводники, которые сыграли важную роль в успехе поездок по сбору.Хотя их имена редко записывались, важно признать не только вклад в научные ботанические знания о физических образцах, но и бесчисленное множество коллекционеров, мужчин и женщин, которым эти знания обязаны как коллекционерам, так и проводникам (Barker & Barker, 1990). ; Хьюм, 1943). Наличие биокультурного наследия проявляется в коллекциях и рассказах людей, которые их создавали.

Карта Капской колонии (1901 г.) с указанием районов, городов, деревень, автомобильных дорог, железных дорог, строящихся железных дорог, почтовых путей, телеграфных отделений и линий (стр.Х. Касгрейн, Полевая разведка британской армии, 1901)

Основными фермами, которые посетили исследователи-ботаники в Агульясе, которые сейчас находятся на территории национального парка Агульяс, были: Рателривер, Ритфонтейн и Реностеркоп.

2 МЕТОДЫ

2.1 Область исследования

Объектом нашего исследования был национальный парк Агульяс, охраняемая территория в Южной Африке. Провозглашенный в 1999 г. для сохранения флористического разнообразия и эндемизма финбос на равнине Агульяс, далее именуемой Агульяс (Euston-Brown, 1999; SANParks, 2013a), в настоящее время его площадь составляет 21 149 га.Парк находится в ведении SANParks, национального природоохранного подразделения правительства Южной Африки. Парк расположен на самой южной оконечности африканского континента. Это линейный парк, протянувшийся примерно на 45 км с востока (34°49′ ю.ш., 20°03′ в.д.) на запад (34°35′ ю.ш., 19°21′ в.д.). ) и 25 км вглубь страны от побережья. Национальный парк Агульяс имеет много исторических мест в пределах своих границ, используя исторические записи о кораблекрушениях, мусорных баках и фермах, он разработал комплексный план управления наследием.

2.

2 История ферм в Национальном парке Агульяс

В то время как современное внимание сосредоточено на Национальном парке Агульяс, ранние коллекционеры собирали на территории и вокруг того, что в то время было частными фермами, принадлежавшими голландским поселенцам в начале-конце 1800-х годов.

2.2.1 Рателривер

Рателривер, одна из крупнейших ферм в Агульясе, переходила из рук в руки всего четыре раза в период с 1745 по 2003 год, когда она была куплена SANParks.В записях владельцев Рателривер упоминаются обширные поля цветов финбос вокруг фермы, а записи образцов гербария подтверждают, что ферма Рателривер является исключительным местом для сбора растений.

2.2.2 Ритфонтейн

SANParks приобрела ферму Rietfontein в 2003 году. Первоначально ферма была скотным двором, хотя выпас скота был минимальным, а земледелие проводилось очень мало, поскольку характер сезонных водно-болотных угодий, окружающих ферму, не подходил для выращивания сельскохозяйственных культур. В результате природный вельд остался относительно нетронутым и смог естественным образом восстановиться после лесных пожаров (Gaertner, Richardson, Privett & Baley, 2007). Оценка, проведенная Инициативой по сохранению биоразнообразия Агульяса (ABI), показала, что финбо на ферме являются одними из самых разнообразных в Агульясе (Euston-Brown, 1999).

2.2.3 Реностеркоп

Усадьба на Реностеркопе была маленькой по сравнению с Рателривер и Ритфонтейном. Расположенные между предгорьями прибрежных полей дюн и внутренними солончаками, земледелие и выпас скота были ограничены.В очередной раз выиграла естественная растительность, поскольку она оставалась относительно нетронутой в нетронутых участках (Gaertner et al., 2007). Ботаническая оценка ABI отмечает уникальное разнообразие растительности на ферме, в частности известняковые финбосы и солончаки к северо-западу от фермы (Euston-Brown, 1999).

2.3 Доступность данных

Чтобы получить практически пригодное количество образцов, собранных в этом ботанически богатом районе, в этом исследовании использовались только типовые образцы. Онлайн-база данных Глобальной инициативы по растениям, JSTOR Plant (http://plants.jstor.org/), использовалась для поиска типовых образцов, собранных в Агульясе. Поля поиска включали страну, населенный пункт, дату и дату, с учетом правила 100-летнего наследия (Gfeller, 2013). Мы привязали гербарные записи (Wieczorek, Guo, & Hijmans, 2004), объединив данные для создания единого уровня ГИС коллекций растений. Это было наложено на границы национального парка Агульяс с помощью программного обеспечения ArcView (ESRI ArcView Version 10.3). Созданные карты показывают региональное положение мыса Агульяс в Южной Африке, границы парка и места сбора типов и использовались для выбора только тех коллекций, которые были сделаны в текущем парке (рис. 2 и 3). Поскольку Болюс был самым плодовитым коллекционером в Агульясе в данный период времени, его записи были сопоставлены с исторической литературой об Агульясе и Капской колонии, чтобы получить более точные местоположения (Heydenrych, 1999; Theal, 1905).

Карта равнины Агульяс в провинции Западный Кейп с изображением Национального парка Агульяс, Специального управления.Типовые местности показаны внутри и снаружи парка. На врезке в правом верхнем углу карты красным цветом показано положение национального парка Агульяс на территории страны Южная Африка

.

Карта национального парка Агульяс с указанием типов населенных пунктов, найденных (черным цветом) и не найденных (красным цветом) на территории, находящейся под управлением парка

.

Маршруты первых коллекционеров, посещенные фермы и собранные типовые образцы были указаны на карте типовых образцов для национального парка Агульяс (рис. 2 и 3).Определив привычки и требования к среде обитания (Goldblatt & Manning, 2000) собранных видов, можно было предсказать, где наиболее вероятны популяции растений. Некоторые этикетки образцов включали описания среды обитания, а иногда и перечисленные особенности, такие как обнажения известняка или болотистые водно-болотные угодья. Принимая во внимание возникновение лесных пожаров за прошедшие годы (Midgley, Hughes, Thuiller, & Rebelo, 2006), была выбрана локализованная целевая территория радиусом 1 км. На площади 1 км было размещено три трансекты по 100 м, каждая трансекта имела ширину 4 м с маркерами, расставленными через каждые 20 м.Два наблюдателя работали бок о бок на 2-метровых полосах и тратили 8 минут на 20-метровую секцию в поисках целевых видов растений (Александер и др., 2012). В период с апреля по декабрь 2014 г. были проведены выезды на места, чтобы установить, сохранились ли исторические популяции растений на территории нынешнего Национального парка Агульяс. Чтобы обеспечить наилучшие шансы на обнаружение вида, места посещались в одно и то же время года, как указано на этикетке, а также в пиковые периоды цветения растений, поскольку эти периоды времени могут больше не совпадать (Tingley & Beissinger). , 2009).

3 РЕЗУЛЬТАТА

3.1 Биографии трех ботаников в Национальном парке Агульяс 1894–1897

В период с 1600 по 1914 год было совершено всего четыре коллекционных поездки (1894, 1895, 1896 и 1897 годы), когда типовые экземпляры предназначались для коллекций. Эти исторические коллекции были собраны тремя ботаниками: Гарри Болюсом, Рудольфом Шлехтером и Фрэнсисом Гатри (таблица 1). В результате поиска в онлайн-базе данных JSTOR Plant было получено в общей сложности 127 записей о типовых образцах.В границах нынешнего парка был собран 31 типовой экземпляр, 82 в Элиме и его окрестностях и 27 в других районах за пределами парка (рис. 3). Следующее описание коллекционеров и их коллекций является примером исторических коллекций в Агульясе, но ни в коем случае не обязательно первым или всеми историческими коллекциями, сделанными в этом районе. Следует отдать должное местным коренным жителям, которые собирались и собирали в этом районе до европейской ботанической коллекции.

Таблица 1.Текущие коллекции типов, происходящие из национального парка Агульяс между 1600 и 1914 годами, указаны таксоны, семейства, коллекционеры, статус Красного списка, дата первоначального сбора и наличие.
Таксоны Семья Коллектор Статус Красного списка Дата сбора Найдено в 2014 году
Acrolophia micrantha (Lindl.) Пфитцер. Орхидные Шлехтер Вызывает наименьшее беспокойство 12.10.1896 Не найдено
Adenocline pauciflora Turcz. Молочайные Болюс Вызывает наименьшее беспокойство 12.10.1896 Да
Agathosma dielsiana Schltr. Бывший Дюммер Рутовые Шлехтер Вызывает наименьшее беспокойство 27.04.1897 Да
Argyrolobium harmsianum Schltr.Бывший Хармс Бобовые Шлехтер Исчезающий 27. 04.1897 Не найдено
Cassine peragua L. Целастровые Шлехтер Вызывает наименьшее беспокойство 28.04.1897 Да
Erica accommodata Klotzsch Ex Benth. Вересковые Болюс Вызывает наименьшее беспокойство 07.13.1895 Не найдено
Erica aghillana Гатри и болюс Вересковые Шлехтер Исчезающий 28. 04.1897 Да
Erica filipendula Benth.подвид филиппендула Вересковые Болюс Редкий 16.07.1895 Да
Erica filipendula Benth.подвид парва E.G.H. Олив. и И. М. Олив. Вересковые Гатри Вызывает наименьшее беспокойство 16. 07.1895 Да
Erica gracilipes Гатри и болюс Вересковые Болюс Находится под угрозой исчезновения 12.10.1896 Да
Erica plukenetii L. Вересковые Шлехтер Вызывает наименьшее беспокойство 12.12.1896 Да
Erica propinqua Гатри и болюс Вересковые Болюс Вызывает наименьшее беспокойство 10.04.1894 Да
Erica radicans (L.Гатри) Э.Г.Х. Олив. подвид schlecteri (N.E.Br.) E.G.H. Олив. Вересковые Шлехтер Исчезающий 27.04.1897 Да
Erica saxicola Гатри и болюс Вересковые Шлехтер Вызывает наименьшее беспокойство 12.10.1896 Да
Ficinia latifolia T.Х. Арнольд и Гордон-Грей Циперовые Шлехтер Исчезающий 30.04.1897 Да
Gladiolus carneus D.Деларош Иридовые Болюс Вызывает наименьшее беспокойство 12.12.1896 Да
Gnidia linearifolia (Wikstr.) B.Петерсен Тимеловые Болюс Вызывает наименьшее беспокойство 12.09.1896 Не найдено
Leucospermum cordifolium (Salisb.бывший рыцарь) Fourc. Протейные Болюс Под угрозой 12.09.1896 Не найдено
Leucospermum heterophyllum (син.Lemmerzianum) (Thunb.) Rourke Протейные Шлехтер Исчезающий 12.09.1896 Да
Limonium scabrum (Thunb.) Кунце вар. avenaceum (CH Wright) R.A. Красильщик Сливовые Болюс Вызывает наименьшее беспокойство 12.12.1896 Да
Mimetes saxatilis E.Филипс Протейные Шлехтер Исчезающий 25.04.1897 Да
Ornithogalum dubium Houtt. Гиацинтовые Шлехтер Вызывает наименьшее беспокойство 12.10.1896 Не найдено
Protea aspera E.Филипс Протейные Болюс Уязвимый 10.04.1894 Не найдено
Restio calcicola (мач.) H.P.Линдер (син. Calopsis fruticosa ) Рестионные Шлехтер Вызывает наименьшее беспокойство 12.12.1896 Не найдено
Рестио Додии Пилланс Рестионные Шлехтер Уязвимый 28.04.1897 Да
Роэлла аренария Schltr. Колокольчиковые Шлехтер Уязвимый 12.10.1896 Да
Roella compacta Schltr. Колокольчиковые Шлехтер Вызывает наименьшее беспокойство 12.12.1896 Да
Senecio pillansii Левинс Сложноцветные Болюс Под угрозой 12.09.1896 Да
Tetraria brachyphylla Левинс Циперовые Шлехтер Вызывает наименьшее беспокойство 28.04.1897 Да
Thesium capituliflorum Sond. Санталовые Болюс Вызывает наименьшее беспокойство 12.10.1896 Да
Thesium sertulariastrum A.W. Холм Санталовые Болюс Недостаток данных 12.10.1896 Да
3.1.1 Гарри Болюс

Гарри Болюс приехал в Южную Африку из Англии, когда ему было 15 лет, и поселился в Графф-Рейне. В 1864 году он потерял сына и по предложению своего друга Фрэнсиса Гатри занялся ботаникой, чтобы облегчить себе горе (Bolus, 1894). В 1865 году он переехал в Кейптаун, чтобы работать в Южноафриканском колледже (ныне Кейптаунский университет), основав болюсный гербарий в Кейптауне. Ботанизация была страстью Болюса, и в 1895 году он начал заниматься ботаническим коллекционированием на полную ставку.Болус был филантропом, организовывал экспедиции и помогал коллегам-коллекционерам в финансовом отношении. Как и Линней, он был наставником других ботаников, таких как Рудольф Шлехтер, работал с ними в гербарии и брал их в полевые экспедиции. Болус поделился своими знаниями о местности и своими ботаническими навыками. Болюс, Рудольф Шлехтер и его брат Макс Шлехтер совместно исследовали равнину Агульяс в 1896 году (фото 1).

Гарри Болюс (сидит слева), Макс Шлехтер (стоит) и Рудольф Шлехтер (сидит справа) в экспедиции по сбору в 1896 году (T.Оливер 2004)

3.1.2 Рудольф Шлехтер

Рудольф Шлехтер родился в Берлине в 1872 году, изучал садоводство и работал в саду Берлинского университета. Он покинул Европу в 1891 году для ботанической экспедиции на Кейп и работал садовником в садах Кейпской компании, а затем помощником Болуса, где он участвовал в поездках по Кейпскому полуострову (Glen & Germisthuizen, 2010). В 1892 году Шлехтер начал собирать в южных и восточных районах Капской провинции.Шлехтер также собирал в немецкой Новой Гвинее, Индонезии и Австралии и вернулся в Германию в 1921 году, описывая новые виды орхидей, полюбив это семейство растений, находясь на мысе Южной Африки (Liltved & Johnson, 2012).

3.1.3 Фрэнсис Гатри
Давний друг Болуса, Фрэнсис Гатри, прибыл в Южную Африку в апреле 1861 года из Лондона. Вместе с Болюсом Гатри работал в колледже Графа-Реннета и, в свою очередь, последовал за ним в Кейптаун в 1875 году.В 1876 году он стал профессором математики в Южноафриканском колледже. Собирая в основном на Капском полуострове, он присоединился к Болюсу в экспедициях на южный мыс. Гатри вышел на пенсию и умер от рака через 3 месяца после своей последней сборной экспедиции на южный мыс с болюсом. Сила и глубина отношений, возникших благодаря ботанике и коллекционированию в дебрях мыса, очевидна в дневнике Болюса (Болюс, 1894, стр. 91), где он писал:

19 октября. Ф. Гатри, мой дорогой старый друг, учитель-консультант, компаньон и близкий человек, умер примерно в 11 лет.30 часов этой ночи…, от рака желудка – болезни, переносимой с удивительным мужеством, терпением и покорностью…

3.2 Результаты повторного посещения объектов в 2014 г.

Болюс и Шлехтер собрали 81 образец, включая 17 ранее неописанных видов. Мы обнаружили 31 коллекцию исторических образцов, сделанную между 1600 и 1914 годами в или в пределах 100 м от их типовых местонахождений на территории, которая сегодня является Национальным парком Агульяс (таблица 1).Во время первой экспедиции на Агульяс 4 октября 1894 года Болюс собрал два экземпляра Erica aspera и Erica propinqua . Возвращаясь к ферме Рателривер, в 2014 году мы нашли только Erica propinqua . Следующая историческая экскурсия в Агульяс состоялась в июле 1895 года, когда были собраны три типовых экземпляра. При поиске этих троих в парке был найден только один, Erica filipendula subsp. filipendula (рис. 4). Нам не удалось найти Erica filipendula subsp. parva и Erica accommodata рядом с усадьбой Рателривер. Двенадцать из 17 таксонов из коллекций определенного типа, собранных в декабре 1896 г. Болусом и Шлехтером, были обнаружены произрастающими в своих исторических местах. Среда обитания Restio calcicola и Leucospermum cordifolium (в настоящее время популярное срезанное цветочное и садовое растение во всем мире; Leonhardt & Criley, 1999; Littlejohn, Walt, Berg, Waal, & Brits, 1993) были полностью преобразованы, а популяции пропали.Поездка 1896 года должна была стать последней поездкой в ​​Агульяс за болюсом.

Историческое местонахождение Erica filipendula subsp. filipendula в национальном парке Агульяс. Врезка представляет собой крупный план отдельной эрики с желтыми цветками, впервые зарегистрированной в 1895 году (C. Cowell 2014)

.

Рудольф Шлехтер предпринял поездку в Агульяс в конце апреля 1897 года. Поездка Шлехтера записана в журнале Болюса из письма, написанного Шлехтером.Отправившись дальше Болюса, он посетил ферму Реностеркоп и мыс Игольных. Шлехтер прибыл на мыс Игольных из Бредасдорпа и собрал на известняковых холмах вокруг южной оконечности Африки с 25 по 27 апреля 1897 года. Сначала он собрал знаковые Mimetes saxatilis , которые теперь занесены в Красную книгу МСОП как находящиеся под угрозой исчезновения (Raimondo et al. , 2009). Шлехтер проживал в Реностеркопе во время сбора у мыса Игольный, 28 апреля он собрал Cassine peragua subsp. Варвара. Этот вид широко используется в ландшафтном дизайне, что снижает риск его полного исчезновения. Из Реностеркопа он проделал путь вдоль прибрежных склонов подножия Сутанисберга в Ритфонтейн, снова занимаясь ботаникой в ​​Ритфонтейн-Порте. Здесь очевидна модель возвращения к излюбленному месту и сообществу, процесс, который еще больше прививает этим местам глубокую историческую вовлеченность. По этому случаю он добавил один вид к своим записям коллекции в Порте, Ficinia latifolia , и собрал семь других образцов.Шлехтер отправил болюс 1115 образцов, включая дубликаты для Королевского ботанического сада Кью. Точно следуя маршруту сбора Шлехтера 1897 года, 117 лет спустя, в 2014 году, восемь из девяти собранных Шлехтером образцов все еще находятся в своих местах в национальном парке Агульяс.

Только два из разыскиваемых исторических местонахождений краснокнижных видов (Raimondo et al., 2009) были обнаружены. Плоское плодородное поле, на котором когда-то рос Protea aspera (уязвимый), было вспахано на рубеже веков, и историческая популяция, вероятно, была утрачена (Heydenrych, 1999). Argyrolobium harmsianum (находящийся под угрозой исчезновения) не был обнаружен, поскольку это послепожарный вид, для роста и цветения которого требуется огонь.

4 ОБСУЖДЕНИЕ

Сохранились нетронутыми только журналы коллекций Болюса, из них видно, что возникла сеть обмена знаниями и чувства общности между ботаническими коллекционерами и теми, кто помогал. Например, миссионерская станция Элим, которая играла важную роль в качестве центрального узла в этой отдаленной среде и позволяла исследователям встречаться друг с другом и местными жителями.В своем реестре коллекций Болюс упоминает о сборе нескольких видов в результате своих исследований растительности вокруг деревни и поездок на фермы Рателривер и Ритфонтейн (Болюс, 1894 г.). В своих трудах он ссылается на общину Элим и фермеров Агульяс, которых он посетил, признавая роль, которую они сыграли в развитии ботанических знаний (Болюс, 1894). Это пример нематериального биокультурного наследия, воплощенного в гербарных образцах и их исторических местах.

Причиной отсутствия исследований равнины Агульяс до конца 1700-х годов была нехватка поселений в этой области, а не отсутствие интереса к исследованию и сбору (Heydenrych, 1999). Экономические нужды привели к созданию животноводческих станций в Агульясе (Gaertner et al., 2007) и открытию подъездных путей, соединяющих отдаленные фермы. Даже в то время сельское хозяйство было относительно маргинальным, а крупные фермы вызывали ограниченное беспокойство на небольших территориях с низким уровнем поголовья домашних овец (Hydenrych, 1999).Сохранившиеся природные территории на старых фермах Рателривер, Ритфонтейн и Реностеркоп являются свидетельством этого довольно незначительного сельскохозяйственного участия. Владение фермами несколькими ключевыми семьями (Лоуренс и Ван Бреда, 1745–2003 гг.) привело к тому, что фермы управлялись аналогичным образом, что привело к сокращению интенсивного использования индивидуальных ферм.

Наше исследование показывает, что водно-болотные угодья вокруг усадьбы Рател-Ривер были осушены в начале 1900-х годов для прокладки канала, отводящего реку от усадьбы.Полевые данные, собранные в ходе этого исследования, позволяют предположить, что это привело к сокращению численности видов, зависящих от сезонного затопления водно-болотных угодий, наряду с увеличением плотности инвазивных чужеродных видов с течением времени. Возможно, в ответ на «разрыв», вызванный упадком местных видов. Нехватка Gladiolus carneus на водно-болотных угодьях является показательным примером, и хотя исторические местонахождения Erica plukenetii и Roella compacta в Рателривере находились в хорошем состоянии, большая часть среды обитания водно-болотных угодий Рателривер подверглась негативному воздействию этого явления. беспокойства и требует вмешательства для сохранения этих видов.Выявив культурное воздействие человека на водно-болотные угодья, можно лучше понять сокращение видов водно-болотных угодий. Вот яркий пример того, как биоразнообразие и культура (биокультурное наследие) могут повлиять на текущее понимание и будущее управление водно-болотными угодьями в заповедной зоне.

Люди — существа привычки, неоднократно возвращающиеся на место (Marchette, Bakker, & Shelton, 2011). При более тщательном изучении коллекций, сделанных Болюсом и Шлехтером, было обнаружено, что они часто собирали в одном и том же месте или рядом с ним разные случаи.Этот вид повторного отбора проб ботаническими коллекционерами дает науке временные и пространственные знания о том, какие виды растений встречались в определенной области (Ритфонтейн-Порт) в течение определенного периода. Это также отражает различные интересы ботаников и периоды, когда они собирали (Benson & Eldershaw, 2007). Используя эту информацию, можно проводить долгосрочные анализы и исследования для определения динамики популяций, включая воздействие трансформации земель, чужеродных видов (Rouget, Richardson, Cowling, Lloyd, & Lombard, 2003) и изменения климата на цветочные популяции.

Принимая во внимание, что история субъективна, и писатели часто излагают свои истории выборочно в соответствии со своей собственной точкой зрения, письменные отчеты исследователей-ботаников дают лишь беглый взгляд на первоначальное изобилие цветочных видов. Тем не менее, примечания к коллекции, прилагаемые к гербарному образцу игольницы обыкновенной садовой Leucospermum cordifolium , вызывают образы многочисленного вида, доминирующего на больших участках растительности.Историческая местность была полностью утрачена из-за преобразования земель под пшеницу и другие культуры (Heydenrych, 1999). Здесь мы можем отметить, что его вклад в биокультурное наследие был потерян для науки. Тем не менее, этот вид процветает в Агульясе в остатках естественной растительности и защищен от глобального исчезновения как садовое растение благодаря садоводческим усилиям ботанических садов (Maunder, Higgens, & Culham, 2001). Напротив, многолетний кустарник Senecio pillansii был обнаружен недалеко от фермерского дома Рателривер и описан Болусом как обычный как на ферме, так и в Агульясе.Он все еще растет на своем историческом месте, но уже не в изобилии в Агульясе в результате преобразования земель, что является одной из наиболее распространенных угроз выживанию видов (Allkin, 2017).

Исторические гербарные образцы могут пролить свет на современное управление охраняемыми территориями с целью сохранения популяций растений и среды обитания. Однако без связанных нарративов уникальная перспектива теряется. Ранние ботанические коллекционеры уделяли время тому, чтобы наблюдать и запечатлевать детали областей, в которых они оказались, и видов, которые они собирали.В совокупности нарративы, гербарные образцы и местности имеют историческую ценность для научного наследия и должны использоваться для структурирования текущей охраны природы с точки зрения исторической значимости места и биоразнообразия. Использование этой информации для привлечения внимания государственных органов и природоохранных организаций к важности сохранения района с учетом его внутренней биологической ценности и его биокультурного наследия позволит сохранить это биокультурное наследие для людей, чтобы они могли продолжать учиться и учиться.Обеспечение сохранности оригинальных текстов, образцов и местонахождений in situ будет способствовать продвижению научных знаний и поможет охраняемым районам в выполнении их мандата по сохранению биоразнообразия региона и наследия района (Andreone, 2000; Phillips, 2002; SANParks, 2013b). Наше исследование направлено на просвещение ученых, консерваторов и общественности в отношении ценности биокультурного наследия. Укоренение идеи сохранения исторических популяций как важных объектов наследия на охраняемых территориях и в близлежащих сообществах.

Образцы гербария позволяют точно определить, кто собирал виды растений и где по маршруту экспедиции происходили сборы. Наша работа показала, что можно найти исторические популяции и оценить их здоровье. Erica gracilipes , обнаруженная в Риетфонтейн-Порт в 1896 году и в настоящее время находящаяся под угрозой исчезновения, была обнаружена растущей на известняковых скалах, упомянутых в оригинальных этикетках гербария (рис. 5). Эта популяция имеет здоровую численность, и информация будет использоваться для обновления Красного списка растений (Raimondo et al., 2009). Статус биокультурного наследия популяций растений также может выявить находящиеся под угрозой исчезновения популяции на местном уровне, но не на региональном или глобальном уровне (Solberg et al., 2013).

Rietfontein Poort в Национальном парке Агульяс, первоначальная дорога для повозок проходила между двумя холмами слева от изображения, текущая дорога управления проходит справа от холмов. На врезке Erica gracilipes (CR), растущих in situ в известняковых породах (C.Коуэлл 2016)

Два вида, собранные в Ритфонтейн-Порт, обильно цветут после пожара, что позволяет предположить, что в этом районе был лесной пожар в течение двух сезонов цветения (лето 1894 или 1895 года) до сбора этих образцов. Используя записи из исторических коллекций, можно определить историю пожаров в районе, что даст дополнительную информацию для научных исследований в области пожаров и регенерации финбоса. Продолжающееся существование исторических местонахождений позволяет отслеживать изменения в численности, фенологии и численности популяции.Мы предлагаем изучить модели распределения для оценки перемещения населения в ответ на изменения климата. Наши результаты помогут информировать руководство по сохранению национального парка Агульяс о находящихся под угрозой исчезновения видах и позволят им сохранять объекты как биокультурное наследие, выполняя полный мандат по сохранению наследия и сохранению SANParks.

5 ВЫВОДЫ

Биокультурное наследие, представленное в гербарных образцах, информирует современную научную эпистемологию и социальный характер науки через нарративы, места и живые растения (Cocks, 2006; Zytaruk, 2011).Наличие исторических образцов и нынешних популяций подчеркивает места, где были задокументированы знания о мире природы (Раутенберг, 2014). Записи о биокультурном наследии позволяют нам сосредоточить внимание на этих областях и продолжать генерировать знания и понимать изменения с течением времени, которых не могут достичь никакие другие записи (Crane, Herendeen, & Friis, 2004). Биологическое и культурное разнообразие неразрывно связано с ботаническими коллекциями Агульяса. Тем не менее, по-прежнему требуется постоянное наблюдение и сбор данных и образцов.В полевых условиях необходимы хорошо информированные естествоиспытатели, экологи и ботаники, собирающие те же типы данных, которые так старательно собирали первые исследователи. Студентов и ученых следует поощрять и поддерживать в полевых работах и ​​экспедициях, где создаются такие знания, как биокультурное наследие, а также в сохранении и использовании этой информации для развития науки. Одновременно необходимо разработать систему, поддерживающую сбор, сопоставление и обработку собранных данных, чтобы сделать их доступными для исследований биокультурного наследия и биоразнообразия.

Основания для признания охраняемыми территориями биоразнообразия и биокультурной ценности исторических гербарных образцов и связанных с ними популяций растений in situ очевидны, поскольку это способствует успешному сохранению природы (IUCN, 2010). Исторические образцы гербария чрезвычайно ценны для нашего будущего понимания окружающей среды. Ценность исторических популяций может быть реализована только тогда, когда информация об их сборе и сохранении передается местным и научным сообществам, предоставляя им средства для привлечения, участия и содействия признанию биокультурного наследия (Ryan, 2015).Если общество признает ценность биокультурного наследия (Mallarach & Verschuuren, 2019) и ценность сохранения исторических популяций, ценность охраняемых территорий возрастает (Crouch & Smith, 2011). Комбинированные истории и повествования придают коллекциям глубину и дают фундаментальные знания, которые обращаются к прошлому и ведут нас вперед. Понимание исторических гербарных образцов, популяций растений in situ и рассказов коллекционеров как неразрывно переплетенных элементов подчеркивает, что они действительно являются биокультурным наследием.Вместе они обеспечивают уникальную перспективу, в которой окружающая среда рассматривается как историческое свидетельство, выходящее за рамки простого наблюдения биологического, но помещающего человеческий опыт и обучение в естественную культурную среду. Исторические образцы гербария дают представление о том, каким было прошлое состояние вида, и позволяют проводить исследования, используя это в качестве основы.

Глядя в будущее, охраняемые районы должны обратить внимание на сохранение и устойчивость других субпопуляций видов растений, а не только тех, из которых были собраны исторические образцы.Мероприятия по управлению сохранением, такие как расчистка от чужеродных растений, борьба с эрозией и использование предписанных пожаров, необходимы для сохранения биоразнообразия, но также важны для участков биокультурного наследия с популяциями растений. Все гербарные образцы (типовые и нетиповые) ценны, поскольку они действительно могут помочь в определении того, находятся ли виды под угрозой исчезновения (Bachman et al., 2019). Исторические популяции растений старше 100 лет должны быть признаны активами биокультурного наследия, поскольку они являются местами, где создавались и создаются научные (социальные и биологические) знания (Зитарук, 2011).

КОНФЛИКТ ИНТЕРЕСОВ

У авторов нет конфликта интересов.

АВТОРСКИЕ ВКЛАДЫ

C.R.C. и W.A.A. задумал идеи; П.М.Л.А. и C.R.C. разработанная полевая методика; C.R.C. собрал данные; C.R.C. и W.A.A. сопоставил и проанализировал рассказы о биокультурном наследии; C.R.C. руководил написанием рукописи. Все авторы внесли критический вклад в черновики и дали окончательное разрешение на публикацию.

UCR помогает выращивать огромный портал растений

Гербарий Калифорнийского университета в Риверсайде помогает создать беспрецедентный ресурс для ученых, изучающих, как изменение климата влияет на растения Калифорнии.

Эндрю Сандерс, куратор гербария, держит большую сосновую шишку из графства Керн. (Stan Lim/UCR)

Гербарий присоединился к консорциуму из 28 других гербариев, университетов, исследовательских станций, коллекций естественной истории и ботанических садов, оцифровывающих свои коллекции растений.К 2022 году они создадут бесплатную общедоступную базу данных с изображениями и подробными данными о более чем 1 миллионе экземпляров.

Этот проект стоимостью 1,8 миллиона долларов был профинансирован Национальным научным фондом, чтобы ответить на вопросы о том, влияет ли потепление климата на цветение и плодоношение растений.

«Некоторые исследования показывают, что время цветения становится более ранним по мере того, как климат становится теплее», — сказала директор гербария Эми Литт. Если цветение смещается, существует вероятность несоответствия между тем, когда цветки открыты, и когда активны опылители.

«Может быть меньше доступных опылителей для растений, нехватка нектара для пчел, а семена могут не распространяться», — сказал Литт. «Есть много потенциальных последствий изменения времени цветения».

Куратор Эндрю Сандерс держит образцы из большой коллекции гербария калифорнийской флоры. (Стэн Лим/UCR) ​

Хотя новый портал был разработан с учетом вопросов изменения климата, данные также позволят ученым ответить на многие другие вопросы о местных растениях штата.

Наряду с изображениями всех образцов, каждая запись будет содержать информацию о том, кто и когда собирал образец, какие растения росли рядом с ним и были ли у него плоды, цветы, семена или новые побеги.

Кроме того, сотрудники гербария работают над определением точных координат места, где были собраны растения. «Некоторые из старых экземпляров имеют очень общие данные «в пяти милях к северу от этого места», — сказал куратор Эндрю Сандерс.

Тип картирования географической информационной системы, который сотрудники делают с помощью волонтера из гербария Майка Коэна, «похож на старомодное картографирование на стероидах и позволит проводить феноменальные виды анализа», — сказал Литт.«Эти картографические данные можно сопоставить с распределением растений, чтобы понять, какие факторы определяют, где встречается тот или иной вид».

Сандерс, биолог, специализирующийся на ботанике, был нанят 40 лет назад куратором гербария. Он сказал, что портал, подобный тому, который он сейчас помогает создавать, был бы неоценим для его собственных исследований.

«Если бы я захотел узнать, например, какие растения в округе Риверсайд цветут в октябре, у меня не было бы практического способа определить это. С новой базой данных мы можем ответить на этот вопрос», — сказал Сандерс.«Теперь люди из любой точки мира могут легко найти все записи о растениях, которые у нас есть».

UCR получил 75 000 долларов от общей суммы гранта на предоставление данных и изображений 100 000 образцов для портала. Персонал уже более чем наполовину выполнил работу — замечательное достижение, учитывая обстоятельства этого года.

«Наш небольшой персонал работал интенсивно и с феноменальной самоотдачей, чтобы мы не сбились с пути, несмотря на трехмесячное полное закрытие, — сказал Литт.

Гербарий

UCR — один из крупнейших в штате.Примерно 60 % из 280 000 образцов происходят из Калифорнии, и Сандерс в конечном итоге хотел бы добавить в базу данных всю местную коллекцию.

«Надеюсь, первые 100 000 — это только начало», — сказал Сандерс.

Как сделать гербарий. Как мы в более северных частях… | Анна Макобой | Журнал «Биофилия»

Пока мы в более северных частях мира изо всех сил пытаемся максимально использовать эти последние недели, когда все действительно растет, почему бы не сделать как Эмили Дикинсон и не создать свой собственный гербарий? Коллекция засушенных образцов растений, гербарии могут принимать различные формы, и мы предлагаем плакат для вашей стены.Сначала ваши образцы будут яркими и красочными, но со временем они приобретут великолепную сепию, когда они будут подвергаться воздействию элементов.

  • свежесорванные растения или цветочные срезы (я люблю использовать придорожные сорняки)
  • бумага — бумага для принтера, папиросная бумага или промокательная бумага подойдут
  • большая книга в твердом переплете
  • пинцет
  • большой кусок белого картона
  • клей для рукоделия (как у Элмера)
  • кисть
  • белая лента
  • ручка
  • акриловый матовый лак (дополнительно)
  • Разбейте вырезки на мелкие части.Если вы сорвали соцветие (соцветие), попробуйте разбить его на отдельные цветки, так как результаты часто будут лучше, чем если вы попытаетесь отжать большой черенок.
  • Откройте страницу своей книги и положите внутрь лист бумаги. Если вы используете папиросную бумагу, используйте несколько листов одновременно.
  • Расположите цветы и листья на бумаге так, чтобы они не перекрывались и между ними оставалось небольшое пространство. Размещение цветов лицевой стороной вниз помогает им прижаться друг к другу.
  • Осторожно положите сверху еще один лист бумаги и закройте книгу. Повторите этот процесс на другой странице книги, убедившись, что между каждой группой вырезок есть хороший кусок страницы. Продолжайте, пока все ваши вырезки не будут зажаты между книгой.
  • Положите свою книгу под стопку других книг и оставьте на неделю. Тем временем не подглядывайте, иначе вы можете испортить процесс! Если через неделю в любом из ваших черенков все еще есть влага, замените бумагу и оставьте еще на неделю.
Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *